Занимательная арифметика

Какие риски преследуют предприятия во время модернизации

Великолепный шершень активно наматывал круги вокруг стендов с диаграммами, графиками, планами. Видимо, инвестиционные планы ОАО «Борисовский завод «Автогидроусилитель» заинтересовали даже насекомое. Генеральный директор предприятия бойко докладывал радужные перспективы на будущее. Современные разработки узлов есть, все испытания пройдены, до мелочей продуманы планы обновить за три года оборудование… Не хватает только денег, сущей малости — 34 млн долларов. У предприятия их нет. И никто не одолжит: завод и без того закредитован. Последняя надежда — государство. Рисков в модернизации «Автогидроусилителя» — вагон и тележка. Но их ни руководство предприятия, ни первый заместитель министра промышленности Геннадий Свидерский так и не развеяли.


Позабытое чувство опасности

Цехи на «Автогидроусилителе» чистенькие, оборудование ухоженное, но уже пенсионное — из прошлого века. Износилось почти вчистую. По своему функционалу новые модели агрегатов уже не вытянет. Вроде бы менять его надо. И уже давно. Промышленное лобби нацелено на средства из инновационных фондов Минпрома и Минской области. Только будут ли эти деньги возвратными? После радужных докладов защитников борисовского завода возникло непреодолимое ощущение дежавю.

Лет десять назад один известный и весьма успешный белорусский бизнесмен в просторечной манере объяснял прессе азы предпринимательства: мол, в инвестициях нет ничего сложного. «Насколько сможешь развести инвестора — столько и получишь, — рубил он правду жизни. — Деньги найти не проблема. Сложно потом их вложить, чтобы вернуть».

В деловую философию выходца из лихой коммерции        1990-х четко вошел тезис: не отдать серьезные деньги невозможно, так как вредно для здоровья, а иногда и несовместимо с жизнью.

Два десятилетия назад экономика все-таки развивала в менеджерах чувство повышенной ответственности. Но нынче оно начинает покидать руководителей. Особенно когда дело касается государственных денег. Главное — не своровать. А если не получится вернуть — ничего страшного. Объективные причины всегда найдутся.
Геннадий СВИДЕРСКИЙ

В чем проблема

У ОАО «Борисовский завод «Автогидроусилитель» их даже искать не надо. Премьер-министр Андрей Кобяков, который немало в своей жизни проработал на производстве, с ходу задавал неудобные вопросы. Оказалось-то, что своего литья у «Автогидроусилителя» нет: отливку деталей заказывают на КамАЗе. Он же является и одним из самых крупных потребителей их агрегатов. И где гарантии, что на далеком предприятии на Каме не появится какая-нибудь «дочка», которая сама займется выпуском рулевого управления? Да и слишком большая зависимость от одной компании.

А как обстоит дело с диверсификацией номенклатуры? Конечно, прекрасно, что борисовчане смотрят вперед, разработали перспективные усилители, которые будут использоваться в моделях российских грузовиков следующего поколения. Но очень опасно ориентироваться на одну отрасль: каждая развивается циклично. На взлете все прекрасно, а как загружать оборудование во время спада? Какие гарантии, что современные, производительные и красивые станки будут загружены? Слишком много примеров, когда с участием государства предприятия закупали прекрасные машины, а потом уходили в глубокий экономический минус, ибо не могли найти им достойного применения. Кстати, металлообрабатывающих мощностей в стране тоже хватает. И используют их далеко не на полную катушку. Вот и у Премьер-министра возник логичный вопрос: а зачем менять в Борисове весь станочный парк? Не попробовать ли использовать промышленную кооперацию?

Судя по речитативам промышленников, идея Андрея Кобякова их не вдохновила. Даже разочаровала. В атаку бросился Геннадий Свидерский. Давил на уникальность и специфику некоторых операций при производстве гидроусилителей. Мол, нет такого оборудования в стране. Не потянут другие предприятия. Кое-что, несомненно, могут сделать. Правда, до конкретики дело не дошло. Четких цифр, даже приблизительных, не прозвучало: все-таки какой объем работы придется оставить на площадках «Автогидроусилителя» при самом жгучем желании завода сотрудничать с коллегами? Но на словесный компромисс пришлось пойти: мол, доработаем бизнес-план.

Но вот в чем был прав представитель Минпрома: отдавая какие-то функции на аутсорсинг, приходится сталкиваться с неисполнительностью контрагентов. Могут сделать не то, не так и не в срок. Как однажды скептически вынес вердикт контрактации известный предприниматель-промышленник Александр Шакутин: хочешь сделать хорошо — сделай сам. Правда, было это года четыре назад. Но выполнение, а точнее — невыполнение договорных обязанностей превратилось в некрасивую и тлетворную традицию для наших компаний. И прописывай сколько угодно в договорах штрафных санкций: попробуй их взыщи. Даже через суд. Дело-то выиграешь, но средства вытянуть с виновника — целая эпопея. Платят только отъявленные трусы. Впрочем, это несколько другая проблема нашей экономики. Но сложные вопросы-то и существуют, чтобы их решать.

Работа над ошибками

Который год в стране говорят про кластерную экономику, перспективность этого принципа при организации производства, шанс повысить конкурентоспособность, снизить издержки, повысить эффективность… Правда, все эти инициативы-то исходили от Минэкономики. А Минпром заклинило на самодостаточных предприятиях, которые делают все сами. И инвестиционный план «Автогидроусилителя» изобразили в том же духе.

Пока у стендов происходил публичный обмен мнениями, в сторонке представители других министерств вполголоса обменивались кулуарными соображениями. И некоторые были весьма для предприятия нелестны. А вообще, насколько оно необходимо с экономической точки зрения? Есть ли перспективы? Учитывая его плачевное финансовое положение и нынешние технологические возможности? Модернизация-то на 34 млн долларов — почти смертный приговор. У компании экспортная выручка приблизительно такая же. И не обновлять нельзя: российские покупатели переходят на выпуск новых моделей, и наши устаревшие усилители окажутся почти никому не нужны. А востребованные произвести не сможем. Нет, конструкторское бюро, судя по всему, достойное, если способно разрабатывать перспективные агрегаты. Возможно, по уму, стоило бы обрезать на заводе производственную функцию и трансформировать его в инжиниринговую компанию?

Увы, не все так просто. Списочный состав «Автогидроусилителя» — 2600 работников. Из-за этого чиновникам и приходится возиться с этим активом. Правда, почти треть сотрудников — пенсионеры. А вообще одна из проблем Борисова и района — исход рабочей силы. Насколько необходимо удерживать рабочие места во что бы то ни стало — вопрос весьма непростой. В любом случае заворачивается интрига: получит предприятие деньги на модернизацию или нет? И в каком объеме? Ведь у него есть мощнейший козырь: задание Главы государства привести в порядок промышленные районы. Правда, руководство страны постоянно требует средства расходовать эффективно, бережливо и разумно. Возможно, на борисовском примере удастся выполнить обе парадигмы.

volchkovvv@mail.ru

Версия для печати
Пользователь
Проблема цене-качестве в тендере закупаемого оборудования, а также "связанных кредитах".  
Александр,53,Бобруйск
Бизнес-план мало написать,его надо просчитать и защитить по всем позициям перед потенциальными инвесторами,коим в данном случае выступает государство,наше. А почему бы не предложить вложиться в проект тому же КАМАЗу???  
Иван г.Кричев
Александр,53,Бобруйск, а почему Камаз должен тянуть предприятие-поставщик? Это не их дело.А предложить можно,
только они потребуют продать этот завод им за бесценок,фактически это будет полный развал и закрытие завода.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?