Заложники Европы

Брюссель пытается рассеять газовую завесу

Брюссель пытается рассеять газовую завесу


Есть две приметы, по которым можно безошибочно определить наступление нового года. Это рязановская «Ирония судьбы» и г–н Куприянов на экране телевизора. Официальный представитель «Газпрома», как буревестник, знаменует начало новой войны за энергоресурсы...


Российские фильмы в Украине теперь дублируются на украинском или, по крайней мере, подписываются субтитрами. Для русского уха часто выходит смешно. Допустим, «Любовь–морковь» превратилась в «Кохання–зiтхання». Новости российских каналов там пока не переводятся, но в случае, когда речь идет о новом газовом конфликте, украинцы совсем не понимают того, что спевно произносят бойцы с ОРТ и НТВ. Наверняка россиянин тоже не понял бы, о чем пишут в киевских газетах. И дело тут не в слабом понимании украинского языка, а в том, что собственные политики и СМИ об одном и том же говорят россиянам и украинцам прямо противоположные вещи. Ясно одно, что жители Европы от Дрездена до Софии в трескучий мороз, который по привычке там называют «русским», ежатся и приплясывают.


Дальше показания расходятся. Сидя в много чего повидавшем в диалоге с «Газпромом» Минске, невозможно понять, кто, собственно, закрутил вентиль. Чтобы выяснить это, пришлось привлекать Евросоюз, оторвав от стола уважаемых г.г. Баррозу и Тополанека.


Переговоры «Газпрома» и «Нафтогаза Украины» возобновились вчера в Брюсселе. Контакт есть, это хорошо, но контракта как не было, так и нет. И это плохо.


Российская интерпретация происходящих событий предельно лаконичная, можно даже сказать, классическая. Как известно из хроник, историка Карамзина во Франции когда–то спросили, что нового в России. «Воруют», — печально ответил Карамзин. Теперь то же самое (и уже давно) в России думают и говорят об Украине. Мысль, в общем, не нова, хотя и повторять ее на самом высшем уровне, возможно, не комильфо. Тем более не комильфо повторять эту мантру некоторым минским публицистам — не так давно ведь сами были в подобной малоприятной ситуации... Чему уж тут сейчас радоваться...


На эти московские инвективы Киев приводит свои аргументы. Собственно, аргумент один: 80 процентов российского газа идет в Европу через Украину, и пока что особых возможностей для маневра у него нет. Труба — не улица с переулками. Не вдаваясь в экономические тонкости, скажу, что украинцы не видят ничего экономически зазорного в том, чтобы на повышение газовой цены ответить повышением цены на транзит. «Нафтогаз» в определенном смысле такой же монополист, как «Газпром», — он владелец трубы.


Почва для конфликта есть — тут–то самое время для появления на сцене г–на Куприянова с его жестяным голосом.


Начался конфликт.


И не местного значения!


Если на католическое Рождество Европа слегка приплясывала от холода, то на православное впору было исполнять канкан. Вентиль закрыт, газовики спорят, в Болгарии, Румынии и т.д. почти чрезвычайное положение.


Кто виноват и что делать?


Можно подумать, что новая газовая «война» на востоке стала для брюссельских чиновников полным откровением (разумеется, это не так) и три последних года были потрачены впустую. Но почему–то в решающий момент, когда уже было ясно, что стороны не особенно стремятся к компромиссу, на здании Еврокомиссии, как в отеле, повесили табличку «Не беспокоить!». Украине и России предоставили возможность выяснить отношения между собой.


Со стороны Европы это не очень благоразумно. Предложение германского канцлера Ангелы Меркель отправить «независимых международных наблюдателей» — как здесь любят «независимых наблюдателей»! — для мониторинга ситуации на российско–украинской «газовой границе» выглядит гротескно. Предложение сделано в тех же формулировках, как и об абсолютно бессодержательной отправке европейских наблюдателей на границу Грузии и Южной Осетии прошедшей осенью. Правда, Москва вынуждена согласиться с этой идеей, потому что в первую очередь она несет сейчас имиджевые потери, в холодной Европе все чаще раздается ворчание по адресу «Газпрома».


Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов считает все происходящее «продуманной тактикой Киева». «Инициативой владеет не Россия, а Украина. Всегда в таких конфликтах Россия нажимала, а Украина оборонялась. Сейчас впечатление обратное. Украина сознательно провоцирует кризис с момента, как переговоры были прерваны 31 декабря. И цель вполне понятна, — говорит он. — Фактически загнанная своим экономическим положением, Украина пошла ва–банк. Киев рассчитывает на то, что в конечном итоге крайним в глазах европейских потребителей все равно окажется «Газпром». Поскольку отношения у европейских потребителей именно с «Газпромом», а не с Украиной. И пока к этому все идет. Нанесен удар по позиции «Газпрома», которую он все это время отстаивал. Она была такая, что мы обладаем контролем над евразийским газом, мы его вам поставляем столько, сколько вам нужно, и поэтому не надо нам предлагать всякие схемы по открытию газового рынка, по допуску на него кого–то еще».


Но и Киев не получил от Брюсселя той безоговорочной поддержки, на которую наверняка рассчитывал Ющенко. Председатель Еврокомиссии Жозе Баррозу произнес то, что меньше всего хотели бы слышать в Киеве: «Украина заявляет, что хочет быть ближе к Евросоюзу. Если она хочет быть ближе, она не должна была бы создавать никаких проблем для поставок газа в ЕС». Но судя по реакции европейской прессы, крайним в этом конфликте все же останется «Газпром».


Зимняя газовая «война» с Украиной выглядит как большой политический проект с далеко идущими последствиями. Какими они будут, пока не совсем ясно. Кто–то считает, что таким образом Москва пытается повлиять на итоги намеченных на этот год выборов в Украине. Другие полагают, что Кремль отвлекает внимание от проблем внутри страны. Третьи уверены, что Россия владеет газом и вправе свободно им распоряжаться. Без оглядки на критиков.


Есть и еще один важный момент в этом конфликте. Очередной «углеводородный» конфликт с Украиной наверняка обезоружит критиков обходного трубопровода по дну Балтийского моря. В идеале теперь сам Евросоюз, собственной кожей ощутивший холодок, должен еще и заплатить за строительство «Северного потока». В Германии раньше один Герхард Шредер лелеял этот проект. Но экс–канцлера соотечественники в шутку прозвали «российским госслужащим», за получение зарплаты в кассе «Газпрома», и пропускали его «скрытую» рекламу мимо ушей. Теперь уже сам министр экономики ФРГ Михаэль Глос «видит выход из создавшейся ситуации в ускоренной прокладке «Северного потока». Словом, как говорил герой фильма «Брат»: «Любишь медок — люби и холодок!»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости