Зачем терять, если можно найти

В каждом районе Брестской области есть своя архитектурная жемчужина...

В каждом районе Брестской области есть своя архитектурная жемчужина. В некоторых — россыпь достопримечательностей. Жизнь диктует: восстановите, приведите в порядок и зарабатывайте на туризме. Одни так и делают. Другие махнули рукой. Не исключено, что лет через пять восхищаться кляштором картузианцев или каплицей–усыпальницей рода Ожешко можно будет только по фотографиям. В Комитете госконтроля отмечают: на Брестчине есть проблемы сохранности историко–культурного наследия. Эта тема будет обсуждаться на ближайшей коллегии. А пока с представителями КГК отправляемся в рейд, чтобы своими глазами посмотреть, что обретаем и что теряем...


Реставрация — дело тонкое


В Брестском районе сейчас все внимание приковано к усадьбе Немцевичей XVIII века. Заезжаешь в деревню Скоки — и душа радуется: еще работы не завершены, а в здании уже проводятся культурные мероприятия. Правда, у директора историко–мемориального музея «Усадьба Немцевичей» Сергея Семенюка накопилось немало претензий к реставраторам. Не надо быть специалистом, чтобы понять: березки на крыше дворца проросли «благодаря» сырости, а стены подтекают, потому что кровля дырявая...


Есть у контролеров замечания к качеству работ и во дворце Сапегов в Ружанах, где за несколько лет освоено 9 миллиардов рублей кредитов Нацбанка и средств из районного бюджета. Директор музейного комплекса Руслан Книга надеется, что реставраторы свои ошибки исправят. Ведь в целом ситуация оптимистичная. Каких–то десять лет назад даже мечтать было нельзя, что возродится дворец XVIII века. Теперь это — реальность. Дворец вдохнул жизнь в Ружаны. Второй год проводится фестиваль «Ружанская брама». Преобразились улицы. Построены две гостиницы. «Ожил» общепит.


Поблизости от Ружан — Коссовский дворец Пусловских XIX века. Замок — как еще называют эту «застывшую в пространстве музыку». Работы в день нашего приезда шли полным ходом. Пока сложно назвать точную дату, когда дворец распахнет двери. Заканчивается только первая очередь реставрации, самая сложная — внешняя отделка. Дело движется. И туристы есть: расположенная через дорогу усадьба Тадеуша Костюшко уже несколько лет принимает гостей. Возможности сфотографироваться у дворца Пусловских никто не упускает.


Вежа боится воды


В Каменецком районе тоже есть чем гордиться. Но пока не получается. Усадьба рода Пузынов в деревне Гремяча не восстановлена. Несколько лет назад ее передали местному хозяйству «Восход–Каменец». Имелись большие планы, но отсутствовали деньги и знания, как обращаться с объектом историко–культурного наследия. В результате здание осталось без крыши. В минувшем году хозяйство продало усадьбу предприятию «ВескоБел». Что видим сегодня? Старинный парк очищен от поросли. На фасаде здания появился инвентарный номер... А в интернете уже месяц висит объявление о продаже комплекса. Главный инженер «ВескоБел» Андрей Касьяненко не скрывает:


— Мы рассчитывали вести работы за кредиты. Но они нынче дороги. Если найдется кто–то, у кого получится быстро восстановить усадьбу, продадим. Нет — будем потихоньку реставрировать сами.


Дальше по дороге — город Высокое. Увы, монастырь братьев Бонифраторов рушится. Дворец Потоцких XIX века в неприглядном виде. В заборе вокруг великолепного парка зияет дыра. Кто–то, похоже, берет отсюда кирпич для личных нужд. И дворец, и монастырь — на балансе управления образования Брестского облисполкома. Уже подготовлен пакет документов для отчуждения. Но нет желающих...


Брэнд Каменецкого района — Белая вежа. XIII век. Главный специалист КГК Брестской области Виталий Печко обращает мое внимание на водоотливы:


— Вода стекает на стены и вымывает кладочный раствор. Зубцы башни также разрушаются, потому что не законсервированы и выполнены из пустотелого кирпича. Оконные рамы в бойницах не открываются, и в башне нет вентиляции воздуха. В залах музея — повышенная влажность.


Директор филиала музея «Каменецкая башня» Татьяна Козулько соглашается, что башню может спасти кровля. Но о ней пока можно только мечтать. Реставраторы проектируют лишь водостоки внутри башни. Между тем недавно строители подкинули ложку дегтя. К областным «Дажынкам» уложили вокруг вежи... цветную тротуарную плитку. Смотрится нелепо.


К слову, музей «Каменецкая башня» в минувшем году посетили 22 тысячи человек. В июле здесь побывали больше 3 тысяч туристов. На смотровую площадку на крыше поднялись почти три сотни групп. Вежа не просто популярна, она деньги зарабатывает.


Забытое наследие. Вход запрещен


Ну и наконец — настоящая боль: кляштор монахов–картузианцев XVII века в Березе. Брама монастыря — на гербе города. А отношение к этому объекту — наплевательское. Одного взгляда достаточно, чтобы понять: реставрация брамы сделана непрофессионально.


Виталий Печко называет цифры:


— В 2007 году на экспертизу проекта потрачено 2,2 миллиона рублей. В 2008 году — 4,8 миллиона. В 2009 году — 90,4 миллиона ушло на реставрацию брамы. В 2010 году — еще 34 миллиона.


Такие немалые деньги, а в результате — халтура?


Дальше. В 2011 году из областного бюджета выделялось 50 миллионов рублей. Из районного — столько же. Освоено только 34 миллиона. На проектную документацию. Что говорить, если даже элементарный порядок на территории березовцы поддерживать не в состоянии: прямо за брамой лежит фургон автомобиля...


Где еще можно встретить столь безразличное отношение к уникальному объекту? В Дрогичинском районе. Одна из самых интересных и больших усыпальниц на территории Беларуси находится в деревне Закозель. Несколько лет назад во время раскопок здесь нашли три фрагмента слуцкого пояса. И останки рода Ожешко. Дрогичинский районный отдел культуры организовал перезахоронение останков почти тайно. Не были уведомлены о предстоящем перезахоронении даже представители


«Брестреставрацияпроекта». Вывод главного археолога области Александра Башкова: «Усилия реставраторов и археологов по реабилитации за содеянное ранее осквернение усыпальницы Ожешко не были оценены и не получили должной поддержки и понимания со стороны местной власти».


Виталий Печко уверен:


— Если руководители района, отдела культуры, общественность небезразличны к архитектурному наследию, они найдут возможность его возродить. Примеров много. Если имеет место безразличие, уникальные объекты рушатся. Также есть претензии к предприятию


«Брестреставрация». Не всегда качество работ на нужном уровне. Это недопустимо.


На ближайшее время запланирована коллегия КГК, которая рассмотрит вопрос сохранности историко–культурного наследия. Надеюсь, после обещающего быть жарким обсуждения в предложении «разрушать нельзя реставрировать» чиновники поставят запятую по правилам здравого смысла.


Фото автора.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...