В заповеднике нет мутантов, а в гомельской сгущенке – радионуклидов

Почему дары леса на поверку оказываются радиоактивными отходами и как проверить продукты на радиацию

Специалисты Департамента по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС развеяли мифы о «чернобыльских продуктах» и предупредили о реальных угрозах


ЗА ГОДЫ после аварии на Чернобыльской АЭС, кажется, о радиации написано все что можно. Однако многие вопросы до сих пор волнуют людей. Почему грибы, собранные на вроде бы чистых землях, на проверке «фонят»? Уменьшилось ли загрязнение наших территорий радионуклидами и контролируют ли их содержание в продуктах? Как получить безопасный урожай? Начальник управления реабилитации пострадавших территорий Департамента по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС Дмитрий ПАВЛОВ и главный специалист этого управления Екатерина ШМЕЛЕВА развеяли многие мифы и поделились практическими рекомендациями.

  

Калий вместо цезия


— Добрый день! В газетах пишут, что пятая часть нашей территории загрязнена радиацией. Но ведь там по-прежнему и пашут, и сеют, и выращивают овощи с зерном. Как же можно гарантировать, что на этих землях вырастет пригодная в пищу продукция? 

Алина Ивановна

Глубокский район

Дмитрий ПАВЛОВ: — Ситуация такова. Загрязнение территории республики цезием-137 с плотностью свыше 37 кБк/м2 (1 Ku/км2) составило 23 процента от всей площади нашей страны. А стронцием — более локальное. Загрязнение почвы этим радионуклидом выше 5,5 кБк/м2 (0,15 Ku/км2) обнаружено на территории в 21,1 тысячи квадратных километров, или на 10 процентах от площади Беларуси. Из-за катастрофы особенно пострадало аграрное производство. Из оборота было выведено четверть миллиона гектаров сельскохозяйственных земель. 

Сейчас в обороте 936,6 тысячи гектаров сельскохозяйственных земель, где по цезию-137 загрязнение составляет более 1 Ku/км2. 307,7 тысячи гектаров почвы одновременно загрязнено стронцием-90 с плотностью более 0,15 Ku/км2. Чтобы получить на этих угодьях безопасную продукцию, государство на протяжении всех этих лет реализует целый комплекс защитных мер в сельском хозяйстве. Они проводятся по 12 различным направлениям и финансируются за счет средств Государственной программы по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС.

— Но все-таки как можно не дать стронцию и цезию «просочиться» в продукты?

Д.П.: — У этих элементов есть своеобразные полезные аналоги: у цезия-137 это калий, у стронция-90 — кальций. Если вносить в почву достаточное их количество, они конкурируют с радионуклидами, и растения усваивают из почвы меньше цезия и стронция. Благодаря подобным контрмерам за послеаварийный период поступление цезия-137 в сельскохозяйственную продукцию снизилось в 10—12 раз, стронция-90 — в три раза. Изучать наш опыт в этой сфере приезжали японцы после аварии на атомной станции в Фукусиме. Сейчас они опробовали наши методики и даже выращивают в загрязненном регионе персики. 

— Ничего себе. Но все-таки нельзя отрицать, что раковых заболеваний в последние годы стало больше… 

Д.П.: — Количество онкологических заболеваний растет во всем мире. На это влияет много факторов. Все зависит от человека. К примеру, мне сложно понять браконьеров, которые нелегально проникают в Полесский радиационно-экологический заповедник за дичью или рыбой. А потом во время ежегодного обследования выясняется, что они «где-то» набрали гигантскую дозу радионуклидов. В общественном же секторе, то есть в магазинах, все продукты проверены и соответствуют требованиям по содержанию цезия и стронция.

— После аварии прошло 30 лет, и, как я понимаю, пить йод поздно, радиоактивный его изотоп уже давно «испарился». Говорят, что меньше становится цезия и стронция. Но появляются другие элементы. В частности, тот же америций. А почему у нас не проверяют на его содержание продукты? Он не опасен?

Григорий Фомич

Рогачевский район

Д.П.: — За прошедшие после аварии годы площадь загрязнения цезием и стронцием действительно уменьшилась примерно в 1,7 раза, а через 30 лет сократится еще на четверть от первоначальной. При желании можно проводить анализ на выявление америция: соответствующая техника есть. Стоит такое измерение недешево. Однако целесообразно ли это?

Трансурановые элементы в основном сконцентрированы в ближней 30-километровой зоне ЧАЭС. Касается это и радиоактивного плутония-241, который распадается на америций-241. Действительно, на территории Полесского радиационно-экологического заповедника его содержание в ближайшие сорок лет будет расти. Вот почему он закрыт для посещения и введен запрет на хозяйственную деятельность. А остальная территория нашей страны практически не затронута загрязнением этими элементами. Такие выводы сделаны на основании анализа выпадения радионуклидов.

— Как себя в заповеднике чувствуют животные, может, из-за радиации появились новые виды?

Д.П.: — Наблюдения показывают, что диких животных на этой уникальной территории, где нет людей, стало больше. Вновь появились медведи, около 40 рысей, из первоначально завезенных 16 зубров сейчас мы имеем стадо в 126 лесных гигантов. В 2007 году на территорию нашей страны из Украины пришли три лошади Пржевальского, сейчас в табунке уже 27 голов. Есть и волки, и кабаны — пищи в естественной среде обитания всем вполне хватает. А вот мутантов в заповеднике нет.

Тройной контроль


— После аварии на ЧАЭС очень долго ходили слухи, что сгущенка из Гомельской области радиоактивная. Объясните, что делают на молочных комбинатах, если в какой-то партии молока превышение радиации? Может, ее пускают на сыр или сгущенку?

Алексей Федоров

Мядельский район

Екатерина ШМЕЛЕВА: — Это довольно стойкий миф, который нужно развеять. На предприятиях действует тройной контроль: сырье проверяют на входе, в процессе переработки и готовую продукцию. То есть еще до попадания в цех можно выбраковать целую партию. В случае превышения молоко направляется на переработку — для изготовления масла. Цезий и стронций остаются в сыворотке, в готовый продукт не переходят. 

В общественном секторе, на молокозаводах за последние два года не было зафиксировано ни одного превышения по содержанию этих элементов в молоке. Кстати, в нашей республике действуют самые строгие допустимые уровни радионуклидов для молочных продуктов. Сравните: 3,7 Бк/л по содержанию стронция-90 в молоке у нас, 25 Бк/л — в странах Таможенного союза, 125 Бк/л — в странах ЕС. Объясняется такой подход заботой о здоровье людей. В Европе население не получило в результате чернобыльской аварии такую дозу радиации, как жители нашей страны, вот почему и нормативы у нас строже. Наше сгущенное молоко из Гомельской области успешно поставляется на экспорт, оно совершенно безопасно.

— Расскажите, как именно проверяют продукты в тех районах, где есть загрязнение? Сравнивают ли результаты в разных лабораториях? 

Д.П.: — В стране действует постоянный мониторинг загрязненных сельскохозяйственных земель. Радиологическое и агрохимическое обследования проводятся один раз в четыре года. В пользование вернули только 17,5 тысячи гектаров радиационно опасных земель. Проверку содержания  радионуклидов цезия, по установленным требованиям, в продукции животноводства и рационах кормления животных в контрольных хозяйствах республиканская и областные ветлаборатории проводят раз в квартал, райветлаборатория — раз в месяц. На стронций контрольные хозяйства проверяют раз в три месяца, остальные один раз в течение двух лет. Если выявляется превышение по стронцию-90, такую ферму переводят на ежегодный контроль. 

На перерабатывающих предприятиях, расположенных на территории радиоактивного загрязнения, и на других, куда поступает сырье с территории радиоактивного загрязнения, контролируют по содержанию цезия каждую партию сырья и готовой продукции.

В лабораториях ветеринарно-санитарной экспертизы, расположенных на рынках, также проводится контроль многих видов товаров.

— Достаточно ли у нас для этого специалистов и техники?

Е.Ш.: — Эта деятельность лицензируется, более 800 организаций получили лицензии. Всего в республике около 1000 подразделений радиационного контроля организаций и предприятий Минсельхозпрода, Минлесхоза, Минздрава, Белкоопсоюза, других министерств, субъектов хозяйствования. Наиболее многочисленна сеть радиационного контроля Минсельхозпрода — свыше 500 лабораторий и постов. Ежегодно анализируется более миллиона проб на содержание цезия-137 и около 18 тысяч — стронция-90.

— Много шума наделал скандал с молоком нашего фермера с превышением по стронцию. Мне даже позвонили родственники из Германии, интересовались, правда ли, что в нашем молоке десятикратная доза радиации.

Виктор Сергеевич

Минский район

Д.П.: — Это сообщение было полностью опровергнуто. Кстати, наши коллеги из России также быстро разобрались в ситуации, и никакого недопонимания по поводу поставок в союзную страну белорусского сыра и других молочных продуктов не возникло. 

Лесные дары «фонят»


— Наша семья хотела бы регулярно проверять на радиацию грибы, ягоды, которые мы приносим из леса. Можно ли это сделать дома с помощью дозиметра или только специалисты могут дать ответ? 

Марина Левкова

Речицкий район

Д.П.: — Вы правы — проверять нужно даже грибы, собранные на одном и том же участке леса, особенно если лето засушливое. В разные годы в зависимости от погоды они могут накапливать различные дозы радиации. Причем при проверках такие дары леса обнаруживают и в «чистых» областях: Минской, Витебской. Был случай превышения в Толочинском районе — люди случайно попали именно на маленькое «пятнышко» радиации, собирая боровики. В Наровлянском, Хойникском и Брагинском районах грибы могут содержать цезия до 40 тысяч Беккерелей на килограмм, а это уже радиоактивные отходы. Однако сейчас фиксируются единичные случаи, а десять лет назад их были десятки. 

— Да, но у нас сняли статус загрязненной территории…

Д.П.: — В таком случае обращайте внимание на знаки в лесу «Сбор грибов и ягод запрещен». Для собственного пользования вы можете купить дозиметр, однако он только приблизительно сориентирует по наличию радионуклидов. Для достоверной информации нужны профессиональные приборы, которые регулярно проходят поверку. На большинстве рынков, в лабораториях санэпидемстанции, лесхозах взять такую пробу для грибов, ягод и других продуктов можно бесплатно либо за символическую плату. Есть такие лаборатории и в других ведомствах.

— А как обстоят дела с овощами на своем участке?

Д.П.: — Все зависит от почвы: если она чистая, то и картофель с морковью и луком будут безопасны. Однако некоторые сельчане сами загрязняют свои грядки и поля. Каким образом? В печи сжигают дрова, привезенные невесть откуда. Может быть, содержание цезия и стронция в них и допустимое, но «на пределе», однако радионуклиды никуда не испаряются. После сгорания все, что содержалось в большой охапке поленьев, концентрируется в горстке пепла. А потом этой золой удобряют огород. Ни в коем случае не следует так поступать! В интересах каждого из нас соблюдать правила радиационной безопасности.

yasko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Сергей ЛОЗЮК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?