В одной лодке

В 2009 году Кристина Староселец мечтала сфотографироваться с Екатериной Карстен, а сейчас готовится грести с ней на чемпионате мира

КОГДА в 2009 году в Бресте проходил чемпионат Европы по академической гребле, Кристина СТАРОСЕЛЕЦ работала на нем волонтером, принимая у спортсменов и болельщиков рюкзаки на хранение. На том чемпионате очередное золото взяла Екатерина Карстен. После победного заезда Кристина подошла к Екатерине с просьбой сделать совместное фото. Тогда девушка не могла и подумать, что спустя девять лет окажется с Карстен в одной лодке и будет готовиться вместе с ней к чемпионату мира! Перед этим важнейшим стартом Кристине Староселец предстоят еще одни соревнования: впервые за последние восемь лет брестский гребной канал в эти дни принимает молодежный чемпионат Европы. Кристина рассказала о том, каково это: грести в одной лодке с олимпийской чемпионкой и как можно развеять стереотипы о том, что академическая гребля — не женский вид спорта.


— Кристина, нынешний молодежный чемпионат Европы — всего второй в истории. А для тебя он уже второй в карьере. Чем запомнился первый такой старт?

— Мы с Таней Климович победили в двойке. На то время это были очень принципиальные соревнования для нас. Мы ехали на них в статусе чемпионок мира и рекордсменок. Хотелось подтвердить, что это не случайность, что мы действительно лучшие. И, конечно, принести еще одну медаль для страны и услышать свой гимн. Я патриотка, и для меня это очень важный момент. Чувства, когда звучит гимн, описать сложно. Могу даже заплакать. Это не из-за радости, а в большей степени из-за осознания того, что все тренировки, после которых хотелось умереть, были не зря. 

— На нынешнем чемпионате Европы ты будешь выступать не в привычных для тебя одиночке, в которой ты не раз выигрывала юниорские соревнования, и двойке, в которой одержала немало побед на молодежном уровне, а в четверке. Почему?

— Сколько всего мне хотелось показать при родных болельщиках и на родной воде в одиночке! Но, поскольку мы сейчас готовимся к выступлению в четверке парной на чемпионате мира, где я буду выступать вместе с Екатериной Карстен, Татьяной Кухтой и Татьяной Климович, пришлось пожертвовать одиночкой. Все же для страны взрослый чемпионат мира важнее молодежного чемпионата Европы. 

— Каково тренироваться вместе с опытнейшими и титулованными Екатериной Карстен и Татьяной Кухтой? 

— Это сказка какая-то! С Катей Карстен безумно комфортно. Первое время мы с ней были на «вы» — а как иначе, если перед тобой Великая Екатерина? Потом она сказала: «Девочки, ну мы же вместе тренируемся, давайте на «ты». Первое время этот переход давался тяжело. Катя очень простой человек. Я считаю, что таким и должен быть чемпион — без звездности, без напыления. Он должен быть настоящим. Таня Кухта — моя очень близкая подруга. Казалось бы, мы проводим целый год вместе, должны уставать друг от друга. Но нет! Вместе ездим в отпуск — уже побывали в Грузии, во Вьетнаме. Это очень близкий для меня человек, и сейчас во время сборов мы живем вместе. В четверке с нами работает и Таня Климович. В двойке мы с ней были неразлучны, много выступали вместе на молодежном уровне. Сейчас она перешла во взрослый спорт. Вот и мы с тренерами решили, что я на юниорском и молодежном спорте все выиграла, пора и во взрослом себя показать. 

Кристина СТАРОСЕЛЕЦ с Екатериной КАРСТЕН девять лет назад и сейчас.


— Если заглянуть в твой инстаграм, можно решить, что ты всерьез взялась за то, чтобы развеять миф о том, что гребля — это совсем не женский вид спорта.

— Я обожаю красивые вещи, платья и каблуки. В свободное время стараюсь следить за собой.

— Какая ты вне спорта?

— Если в двух словах, то активная и многогранная. Мне интересно узнавать о другом мире — том, что за пределами спорта. Нравится знакомиться с людьми, общаться с ними. По первому образованию я спортивный психолог. Хочу поступить еще на журналистику, но пока не получается из-за графика. Я не хочу замыкаться. Очень люблю свой вид спорта и считаю, что, если ты хочешь чего-то добиться, должен погрузиться в то, чем занимаешься. Учу английский язык. Родители еще в детстве отдали меня в языковую школу, и сейчас стараюсь поддерживать и улучшать знания. Это очень помогает за границей, а я безумно люблю путешествовать: уже объехала 25 стран, и каждый раз, планируя поездку, стараюсь выбирать новые места. 

— Почему выбрала именно спортивную психологию?

— Мне было 18, когда поступала в университет. Тогда считала, что у меня есть проблемы с психологией в плане спорта. Помню, когда стояла на старте заезда на Юношеских олимпийских играх, хотелось отдать весла и лодку тренеру и сказать: «Становитесь на старт, а я посижу вместо вас». Мне хотелось понять, почему на внутренних соревнованиях я показываю одно время, а на международных выступаю хуже. На важных стартах бывает сложно настроиться. Многим нашим девочкам и сейчас, на чемпионате Европы в Бресте, будет тяжело выступать, зная, что на них смотрят болельщики и ждут золота. Это действительно большая ответственность. Я помню трибуны в Бресте в 2009 и 2010 году. Что тут творилось! Было очень много людей, хотя наш вид спорта популярным не назовешь: все знают только Карстен и все. А болельщиков не хочется разочаровать, хочется заинтересовать их греблей, подарить эмоции, заставить гордиться тобой. Спортивные психологи помогают в таких ситуациях, но у нас это направление не слишком развито.

— Ну, в нашей команде как минимум один спортивный психолог в твоем лице есть. Помогаешь подругам по команде настроиться?

— Нет. Даже если сейчас решу завязать с греблей, не смогу попроситься в команду психологом. Девочки меня знают и не смогут воспринимать как специалиста. Знаю по себе: моя мама — психолог. Она пыталась помочь мне, когда я готовилась к важным юниорским стартам. Подсовывала мне бумажки, где было написано, что и как делать. Я их читала, пока она не видела, и злилась. Думала: «Ты же все-таки моя мама! Ты должна меня обнять и пожалеть, пока я буду плакать!» Если бы я пришла в команду, было бы примерно то же самое. 

— Но себя-то наверняка можешь подвести к важному старту.

— Я не сторонник изоляции, но перед крупными соревнованиями замыкаюсь, стараюсь никуда особо не выходить. Конечно, свои ритуалы и талисманы у меня есть. Например, перед стартом делаю движения, которые обычные люди и не заметят. У меня есть талисман — игрушка, которую подарили после победы на Юношеских олимпийских играх. Обычно вешаю ее на сумку, и она всегда со мной. А перед полуфиналом на чемпионате мира в прошлом году игрушка пропала. Я подумала, что потеряла ее, спрашивала, может, кто-то видел, переживала. В этом минус спортсменов — они суеверные. Тогда, к счастью, заезд выиграли. А потом выяснилось, что игрушка просто отвалилась от крепления и попала в сумку, то есть все это время она была со мной...

Еще несколько лет назад у Кристины Староселец был другой талисман — кулончик в виде фигурки гребца, который она купила на том самом чемпионате Европы в 2009 году в Бресте, где побеждала Екатерина Карстен. Сейчас, говорит Кристина, украшение не подходит под имидж, но оно всегда со спортсменкой — возит в коробочке. Спустя девять лет у нее есть возможность при своих болельщиках и на родной воде примерить на шею совсем другое украшение — медаль. Кристина смеется, услышав мое предложение, и отвечает: «А почему бы и нет?»

tanyapast91@gmail.com

Фото из личного архива

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости