Уйти и не вернуться

ИМ РАЗРЕШАЛОСЬ встречаться с родными и близкими только один раз в два месяца и под контролем администрации учреждения. Они забыли про свободу на несколько лет. Каждый прожитый день был для них, как счетчик: «отматывал» назначенный судом срок. И вот долгожданный момент — стартовала амнистия.

Обитатели воспитательной колонии № 2 г. Бобруйска рассказали корреспонденту «БН», чем займутся, если выйдут на волю

ИМ РАЗРЕШАЛОСЬ встречаться с родными и близкими только один раз в два месяца и под контролем администрации учреждения. Они забыли про свободу на несколько лет. Каждый прожитый день был для них, как счетчик: «отматывал» назначенный судом срок. И вот долгожданный момент — стартовала амнистия.

Друга простили, а меня посадили

Юре Любезникову 16 лет. Ему посчастливилось попасть под амнистию. Сам родом из Рогачева. Со стыдом вспоминает произошедшее в районе завода «Диапроектор», когда избил до полусмерти прохожего.

— Компания состояла из пятерых, все подростки, — рассказывает юноша. — Били я и мой друг. Он, испугавшись, пришел с повинной в милицию. За то что «сдался», дали условный срок.

Я хотел скрыть избиение, никуда не ходил, молчал. Из РОВД сами за мной приехали и взяли под стражу. Показали потерпевшему, он подтвердил, что избивал я. С того момента на волю не выпускали. Суд приговорил к полутора годам. Вот так в колонии и оказался.

— За что избил прохожего?

— За сигарету. Попросил, у него не оказалось. Полез насильно «доставать». К тому же нетрезвый был. Мужчину потом «скорая» подбирала, он на больничной койке два месяца пролежал.

— В колонии сидят некоторые заключенные с «опытом». Тебе раньше приходилось попадаться в руки милиции?

— За кражу магнитолы из автомобиля.

— Плохие поступки повторяются. Родители пробовали пресекать их?

— У меня нет родителей. Мама умерла, когда исполнилось 10 лет. Самый близкий человек — это сестра мамы. Она меня опекает, больше некому.

— Тебя, скорее всего, выпустят на свободу. Осознал ли ты тяжесть совершенного?

— Я хочу домой. Много планов созрело. Попробую новую жизнь, без алкоголя, без воровства. Пойду учиться в 150-е училище приборостроения, которое в Рогачеве, получу специальность. Мамина сестра работает в этом училище преподавателем, обещала помочь в подготовке для поступления.

От добра добра не ищут

— А я, как только выпустят, устроюсь на работу в сельхозпредприятие в родной деревне Красносельск Гродненского района, — рассказывает 17-летний Павел Савченко. — В колонии получил специальность слесаря-ремонтника. Мама договаривается с руководством, чтобы меня приняли.

У Павла родительское недовоспитание правосудие оценило в 5 лет. Но амнистия урезала срок. Из пяти Павел отбыл только два года. Вчера первый день, как вышел на свободу.

— В первый раз попал в тюрьму, обратно не хочу, — рассказывает подросток. — Здесь есть баня, столовая, медучреждение, парикмахерская, клуб, стадион. Но все равно это не то, что дома, когда чувствуешь себя свободным. Только когда тебя ограничивают в передвижении, начинаешь понимать и ценить свободу.

Чего нельзя сказать об Олеге Белявском, который из Слонима. Он уже третий раз «на нарах», но ему везет — попадает под амнистию во второй раз.

Сначала «отвесили» 1,5 года условно, когда забрал телефон у незнакомого  пацана.

— Выпили. Пришли на дискотеку, — рассказывает Олег. — Я подошел к мальчику и стал требовать мобильный телефон. Сказал, если не отдашь, расправлюсь с тобой. Он достал из кармана сотовик.

— Если бы не отдал, пошел бы на более тяжкое преступление?

— Не знаю. Вряд ли. Я только припугнуть хотел парня, а получил срок, хоть и условный.

— За что попался во второй раз?

— С друзьями ограбили на рынке два роллета. Из одного вынесли мыло, туалетную воду в большом количестве. Из другого одежды нахватали «оптом». Средь белого дня. Сторож не спохватился, видимо, спал, вот мы и улизнули с награбленным.

— Откуда такая смелость днем взламывать роллеты?

— Нанюхались клея, ацетона. Вот и «стукнуло» в голову. Срок условный все еще «висел». Приговорили к двум годам лишения свободы.

— Отсидел?

— Попал под амнистию. А потом опять в тюрьму. За то что стянул на том же рынке куртку в палатке.

— На свободе не примешься за старое?

— Нет. Еще в колонии решил — все, хватит разгильдяйничать.

Кто выйдет – определят комиссии

— Уже рассмотрели возможность амнистирования более 800 заключенных, — рассказали «БН» в МВД Беларуси. — Во всех исправительных колониях республики прошли первые заседания комиссий.

Начальниками исправительных учреждений вынесены постановления об освобождении 104 человек, 146 заключенным сокращен срок наказания на 1 год. Отказано в амнистии 566 заключенным.

В целом ожидается, что амнистия коснется около 7,6 тыс. человек. Около 2 тыс. из них планируется освободить непосредственно из мест лишения свободы. 

Константин КОВАЛЕВ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?