Беларусь Сегодня

Минск
+20 oC
USD: 2.08
EUR: 2.32

В Беларусь привезут уникальную коллекцию олимпийских наград

То золото, что блестит

Чуть больше месяца остается до старта II Европейских игр в Минске. Традиционно, помимо спортивных баталий, участников и гостей ждет еще и насыщенная культурная программа. Одной из ее изюминок станет открытие уникальной выставки олимпийских артефактов, которую в Минск привезет команда во главе с ректором Российского Международного Олимпийского университета, известным ученым, академиком РАО Львом Белоусовым. О том, как появляются и чем пополняются такие коллекции, почему выставка будет только передвижной и какое отношение к этой коллекции имеет Олимпийский университет, — в эксклюзивном интервью «СОЮЗу».Академик РАО Лев Белоусов: Это одна из самых известных и богатых коллекций в мире. 
РОМАН ЩЕРБЕНКОВ

— Лев Сергеевич, для начала расскажите, каким образом попала к вам эта коллекция, кто ее собирал, какова ценность экспонатов?

— Коллекцию собрал один частный коллекционер, россиянин, абсолютно увлеченный этой идеей. Это одна из самых известных и богатых коллекций в мире. В ее составе — около 400 олимпийских артефактов, начиная от медалей первых современных Олимпийских игр 1896 года. 

Но это не только медали, здесь еще олимпийские факелы, кубки, грамоты. Вот, к примеру, диплом участника Игр 1896 года... Это очень ценная вещь — ведь, в отличие от медалей, дипломы сохраняются хуже.

Сейчас коллекция принадлежит Владимиру Потанину, он хочет сохранить ее и пополнить. И в качестве учредителя поручил Олимпийскому университету придать ей новую жизнь, сделать так, чтобы она служила людям, была доступна, а не лежала в коробках. Одним словом, нам поручено управлять ею. Сейчас мы приводим коллекцию в порядок — проводим реставрацию.

— Когда и где можно будет увидеть коллекцию?

— Наша идея состоит в том, чтобы не создавать под эту коллекцию какую‑то постоянную экспозицию. Мы хотим сделать так, чтобы коллекция сама шла к своей целевой аудитории, к своему зрителю. Поэтому будем ездить с ней по крупным спортивным мероприятиям, и первым таким мероприятием станут II Европейские игры в Минске.

Под наши экспонаты отведут целый этаж в здании Ратуши. Открытие выставки запланировано на 21 июня.  Коллеги из Минска нам очень помогают. Вообще в Беларуси сильны олимпийские традиции, к спорту здесь относятся с пиететом. Поэтому на ура восприняли наше предложение выставить олимпийские артефакты.
В коллекции есть и медаль первых Олимпийских игр 1896 года.


— Везете всю коллекцию?

— Лишь часть, вся она просто не поместится на этаже. Выставка будет мультимедийной: артефакты планируем сопровождать текстовым пояснением. Поверьте, там будет на что посмотреть! Ничего подобного в Минске еще не было.

И это будет первый выезд нашей коллекции, затем планируем повезти ее в Японию, потом в Китай. Далее, по нашим планам, она будет ездить по Олимпийским играм, европейским, азиатским, мировым чемпионатам. Таким образом, коллекция будет доступна огромному количеству любителей спорта.

Но надо соблюдать и определенные условия. Вот китайцы нам предлагают: давайте повозим вашу коллекцию по стране года полтора до Олимпийских игр. Но мы этого делать не будем, потому что артефакты должны отдыхать, иначе гибнут. Они не могут быть постоянно в передвижном виде — особенно чувствительны к перемене климата грамоты и дипломы участников. Поэтому вывозить коллекцию мы сможем в лучшем случае лишь раз в год на какое‑то крупное спортивное мероприятие.

— Надолго ли везете выставку в Минск? Вход будет платным?

— Везем на две недели. Вход на выставку свободный — это не коммерческий, а благотворительный проект, мы деньги с посетителей брать не планируем. Такова добрая воля ее владельца. Поэтому милости просим к нам всех, кто будет в эти дни в Минске на II Европейских играх.

— Получается, что именно минчане первыми увидят ваши уникальные экспонаты? А москвичам их показать не планируете?

— Первая презентация будет в Москве в начале июня. Обязательно пригласим на нее минчан.

— Лев Сергеевич, вы уже упомянули, что в коллекции — около четырехсот экспонатов. На ваш взгляд ученого‑историка, какие среди них самые серьезные? И чем планируете пополнить коллекцию в ближайшем будущем?

— Что касается экспонатов... Понятно, что чем ближе к нам, тем меньше их стоимость. Чем древнее, тем они дороже. Но здесь все не так однозначно. Значимость каждого олимпийского артефакта определяется еще и его историей. Например, те же факелы. На разных Олимпийских играх выпускалось разное их количество — и по несколько тысяч, и всего по несколько десятков. За ними сейчас идет охота по всему миру, и стоят они немалых денег.  В нашей коллекции пока нет факелов лишь двух Олимпиад. Но есть уникальные, например, факел 1936 года — с Олимпиады в Берлине, где впервые и прошла эстафета олимпийского огня.

— А где находится сейчас ваш факел, с которым вы бежали на Олимпийских играх в Сочи?

— Мой у меня в кабинете в Сочи висит. В нашей коллекции факел сочинской Олимпиады есть.

— Лев Сергеевич, а много ли вообще коллекционеров подобного рода артефактов?

— В мире существует сейчас несколько аукционов олимпийских артефактов.  Есть серьезные коллекционеры, которые этим увлекаются. Кто‑то собирает только факелы, кто‑то только медали, кто‑то все подряд... Ведь что такое олимпийская атрибутика? Это не только медали и факелы, но и кубки, грамоты, памятные знаки, знаки судей. В нашей коллекции есть знаки судей 1936 года!

— А есть ли у вас мечта приобрести какой‑то конкретный артефакт?

— Я не коллекционер, и это не моя коллекция. Я должен только придать ей жизнь. Что касается пополнения, то стоит задача сделать ее максимально полной. У нас есть перечень артефактов, которые я хотел бы найти. Например, факел Олимпиады в Хельсинки 1952 года, но он стоит очень дорого, и найти его непросто. Впрочем, самые ценные олимпийские артефакты здесь уже все есть.

— И каков вообще порядок цен на экспонаты, например, на олимпийские медали?

— Особо ценные медали стоят до пятидесяти тысяч евро. Факелы могут стоить до нескольких сот тысяч долларов. К примеру, тот же хельсинский. Возьмите наш олимпийский сочинский факел. Так вот эти факелы день ото дня становятся все дороже. Сейчас на аукционах сочинский факел уже стоит до двух тысяч долларов. Для сравнения: каждый факелоносец мог купить свой факел за четырнадцать тысяч рублей.

— Существуют ли правила, согласно которым спортсмен или иной участник Олимпиады какое‑то время не имеет права продавать или дарить свою медаль?

— Спортсмен может расстаться со своей медалью, когда пожелает. Хочу заметить, что часть медалей нашей коллекции имеет личную историю: мы знаем, кому и когда медаль была вручена, когда этот победитель решил ее продать. Однако есть много артефактов, которые такой истории не имеют. И восстановить ее невозможно. Но я ручаюсь, что все артефакты нашей коллекции — подлинные. По нашей просьбе на протяжении двух недель целая команда из Центрального олимпийского музея в Лозанне занималась идентификацией подлинности каждого артефакта коллекции. Здесь нет никаких подделок.

— Одним словом, можно утверждать, что экспозиция, которую вы уже пару недель презентуете в Москве, затем повезете в Минск, а потом в Токио и далее, абсолютно подлинная?

— Да, это подлинные артефакты. Была всего пара медалей, о которых специалисты из Лозанны нам сказали: мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть их подлинность. Не потому, что эти медали вызвали сомнение, а потому что в Центральном олимпийском музее не оказалось оригиналов, не с чем было сравнивать. В нашей коллекции есть экспонаты, которых нет даже в Лозанне.

Ольга ГЕРАСИМЕНКО.

gerasimenko@rg.ru
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи