Территория романов о любви

Наталья Батракова: Не люблю голливудские хеппи-энды

Имя Натальи Батраковой сегодня на слуху. Известность пришла к ней сразу же после выхода первого любовного романа-дилогии «Территория души» в начале 2000-х. Он стал настоящим бестселлером. Тираж пришлось дополнительно допечатывать. Не меньший успех ждал и следующую дилогию — «Площадь согласия». А роман «Миг бесконечности» в двух томах был признан самой продаваемой художественной книгой в Беларуси в 2012 году. 

— Наталья, сегодня вас по праву называют самой читаемой и самой издаваемой. Большие тиражи разметают в магазинах, в библиотеках на книги записываются в очередь. Похоже, вы нашли рецепт читательского успеха?

— Сложно сказать. Знаете, когда начала писать первую книгу, то ориентировалась на себя как на читателя. Долгое время я не могла найти книгу, которая вызвала бы у меня такой шквал эмоций, как в юности романы «Поющие в терновнике» или «Королек — птичка певчая», когда я полностью погружалась в мир их героев, сопереживала им, вместе с ними страдала и влюблялась. Возможно, этих эмоций не хватало не только мне, а и другим читателям, тем, кому пришлись по душе мои романы. Когда пишу, всегда думаю о читателе — вот он, рецепт. Стараюсь так сложить сюжет, чтобы увлечь, повести его за собой, чтобы человек раскрыл книгу и погрузился в ее параллельный мир, который чем-то хорош, чем-то плох. Но там живет любовь и в итоге все хорошо закончится. Своих героев я свожу, достаточно помучив, к концу книги они вместе, все простили и поняли, но я никогда не напишу, что жили они дальше долго и счастливо и умерли в один день. Ведь я сама не знаю, что будет завтра. Со мной, с ними. Мало ли, что они еще вытворят. Поэтому не люблю голливудские хеппи-энды. Для меня важно, чтобы книга зацепила, заставила забыть о каких-то проблемах на час или пару вечеров, и чтобы после нее осталось послевкусие. Когда читатель какое-то время находится под впечатлением и, возможно, сам допишет продолжение этой истории исходя из своего жизненного опыта. 

— Не меньше прозы популярны и ваши сборники стихов.

— Я не позиционирую себя поэтессой. Понимаю, что мои стихи, безусловно, слабы, в чем-то несовершенны. Но в них — мои эмоции, и они оказались действительно близки другим. В моих романах есть вкрапления стихов в началах глав. Мне показывали в библиотеках книги, из которых аккуратненько лезвием вырезаны стихотворения. Я когда-то в юности искала и записывала в блокнот чужие понравившиеся стихи. Сейчас для меня очень волнительно, а поначалу был просто шок, когда ко мне после встречи с читателями подходили женщины моего возраста и даже старше с блокнотиками, в которых мои стихи.

— Обычно читатель ассоциирует автора с главными героями. В ваших романах у героинь довольно бурная жизнь и непростые любовные отношения…

— Если имеется в виду моя личная жизнь, то у меня в ней все сразу сложилось удачно: муж, семья, дети, внуки. Часто спрашивают: вот вы пишете о любви, вам что — любви не хватает? Выходит, те, кто пишет детские книги, — с детством не расстались, а детективщики — кровожадны? 

 

Безусловно, в каждой из моих главных героинь что-то есть от меня. От этого невозможно спрятаться. Может, это мечта, фантазия или я в чем-то пытаюсь приукрасить свою жизнь, разных непростых ситуаций в ней тоже достаточно. Но вовсе не обязательно, чтобы истории происходили со мной. Я — реалистка, беру их из жизни, в том числе из судеб тех женщин, у которых с личным не все сложилось. А таких много. Моделирую, придумываю какие-то связки, плету тугую косичку сюжета. И когда интересуются прототипами, абсол ютно честно говорю, что мои героини — это отчасти любая из женщин. Ведь мы многое одинаково чувствуем, через какие-то похожие этапы в жизни проходим. 

— Реалистка вы и в выборе места действия своих произведений — это Минск, его улицы, микрорайоны, магазины. И наши маленькие города. 

— Я не коренная минчанка, родилась в Белыничах, но здесь живу уже 32 года и очень люблю этот город. Кстати, когда искала, где издать первый роман, показывала его в Москве. Мне сказали — неплохо, но поставили условие убрать Минск: мол, для тех, кто будет читать в России, он неинтересен. Предложили заменить на Москву или хотя бы на город N. На раздумья была одна ночь и, наверное, тогда я почувствовала, что такое патриотизм, поняла: хочу, чтобы все происходило именно здесь, и переписывать отказалась. Потом, к счастью, нашлись другие издатели. А Минск был главным местом действия и в следующих книгах. В «Площади согласия» — еще и Гомель, где я в свое время окончила Белорусский институт инженеров железнодорожного транспорта, теперь уже университет. 

Последние три года все мои книги переиздаются в России и никаких вопросов насчет географии ни у кого не возникает. Кроме того, я всегда прошу, чтобы указывали на обложке — белорусская писательница. Да, я пишу по-русски, но я здесь родилась и живу, здесь живут герои моих романов, и я этим горжусь. Кстати, веду сейчас переговоры с одним из наших издательств о переводах моих романов на белорусский язык. Я об этом давно мечтаю.

— С бизнесом теперь покончено? Вы же работали в транспортной компании. 

— Я осталась консультантом, могу время от времени кого-то подменить, выйти, если завал какой-то. Поняла, что уже не получается одинаково продуктивно работать на двух фронтах. Поэтому после 50 решила позволить себе больше времени уделять делу, которое по душе, тому, что мне интереснее, — это первое. А второе — литература из просто увлечения уже стала моей профессией, которая требует много времени и сил.

— Значит, теперь вы можете назвать себя писателем, а не автором популярных романов, как раньше?

— Наверное, да. Хотя к слову «писатель» у меня всегда были завышенные требования. Я родилась в читательской семье, где любили книгу и о писателях говорили с придыханием, как о ком-то недосягаемом. Как я могла поставить себя на одну ступеньку с ними? Считаю, доказать, писатель ты или нет, можно только спустя время. Вот теперь стала постепенно соглашаться. После книги «Миг бесконечности». Когда первый тираж ушел за 5 месяцев, за ним — две допечатки, когда на презентации романа уже после закрытия книжной выставки все еще стояла очередь за автографом в несколько десятков человек. Тогда поняла: наверное, я стала писателем. Но у меня не появилась корона на голове и на книжной полочке я еще скромненько стою где-то с краю. 

— Вопрос, который волнует многих ваших читателей: когда же выйдет обещанное продолжение «Мига бесконечности»?

— Оно готово, делаю последнюю редактуру. Все спрашивают, почему так долго. Объясняю: я пишу большие толстые книги, а это дело небыстрое. Чтобы все довести до ума, нужно 333 раза перечитать. Когда поняла, что не успею с изданием к недавней книжной выставке-ярмарке, решила четко: не надо гнать лошадей, потом исправить ничего будет нельзя, нужно дождаться момента, когда уже ничего улучшить не сможешь. Так вот, на сегодня продолжение романа перечитано мной 300 раз. Осталось еще 33.

svirko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости