ТАБЛЕТКИ: лечат или калечат?

В НАЧАЛЕ февраля я посетил Елену БОДРОВУ (имя и фамилия по этическим соображениям изменены). Бывшая работница киностудии «Беларусьфильм» вот уже десять лет не выходит на улицу. Да и дома женщина передвигается с трудом. Инвалидом первой группы ее сделали, как уверяет, врачи. Есть документы, подтверждающие это, материалы независимой экспертизы, проведенной в Санкт-Петербурге, следствия и суда. Виновные избежали сурового наказания лишь из-за срока давности привлечения к ответственности, но лицензии их все же лишили.

Люди зачастую боятся официальной медицины, где тоннами лекарств и растворов снимают одну боль, порождая десятки других...

В НАЧАЛЕ февраля я посетил Елену БОДРОВУ (имя и фамилия по этическим соображениям изменены). Бывшая работница киностудии «Беларусьфильм» вот уже десять лет не выходит на улицу. Да и дома женщина передвигается с трудом. Инвалидом первой группы ее сделали, как уверяет, врачи. Есть документы, подтверждающие это, материалы независимой экспертизы, проведенной в Санкт-Петербурге, следствия и суда. Виновные избежали сурового наказания лишь из-за срока давности привлечения к ответственности, но лицензии их все же лишили.

Чем и как помочь Елене Бодровой? Я связался со знакомыми врачами, которые по моей просьбе консультировали ее, давали советы. Они уверены — не все еще потеряно. Но для этого надо лечь в больницу, пройти всестороннее обследование и курс лечения. Однако Елена Петровна теперь патологически боится больниц и поликлиник. Она считает, что именно 20 «роковых» инъекций стали причиной ее трагедии.

Такое негативное отношение к микстурам и таблеткам — не только у Елены Бодровой, а и у миллионов людей нашей планеты. Много их и в Беларуси. Среди них и я. Меня лечили в больнице от пневмонии, не скупились на капельницы и препараты. В последний день пребывания в стационаре кровью заплыл глаз. Я уверен — от лекарств. А врач, кандидат медицинских наук, спокойно сказала: «Это вы кашлянули сильно, и у вас лопнул сосудик».

Вспоминаю бывшего главврача, который одним из первых в нашей стране занялся квантовой медициной. Взял у него интервью. После беседы написал статью, дал прочитать врачу. Замечаний у него не появилось. А вот его жена после ознакомления сказала: «Статью надо порвать, иначе у мужа возникнут неприятности». Эти слова меня озадачили... Но вот недавно посмотрел российский фильм на эту тему и подумал: а может, жена бывшего главврача  была права? Ведь его чемоданчик заменял по тем временам 20 (!) лечащих врачей. Прибор мог четко и сразу «ответить», чем болел человек, чем будет болеть, поставить верный диагноз, «сказать», какие лекарства можно, какие — нет, какую пищу принимать, а от какой отказаться. Да и к химическим препаратам квантовый аппарат «относился» отрицательно. Поэтому его хозяин сначала использовал специально обработанную воду для лечения, потом гомеопатические средства. А что сейчас в его рецептуре? Не знаю. Но, полагаю, работу по совершенствованию своей новации он продолжает.

Александр Леонидович Мясников, которой был главврачом Кремлевской больницы, создавал Американский центр медицины в Москве, считает: на просторах Содружества принимается химических лекарств неизмеримо много. Тут уж бывшие советские люди впереди планеты всей. Мировая практика показывает: 50 наименований основных препаратов хватает, чтобы закрыть все нужды. Зачем принимать дорогостоящие лекарства с недоказанным эффектом? И Александр Мясников называет их. Например, гепатопротекторы. Вместо пользы при заболевании печени могут ускорить развитие недуга. Или взять популярные сейчас препараты для улучшения мозгового кровообращения. Люди их покупают, а лечебный эффект новинки не доказан. Необходимых препаратов единицы, считает Александр Мясников, остальные назначаются бездумно. Их безболезненно можно заменить другими. Чем? Как ни странно, но лучшее лекарство от гипертонии в большинстве случаев — это копеечные мочегонные препараты, от инфарктов эффективнее всего защищает аспирин, оптимальный антибиотик при пневмонии — тетрациклин. Только в СНГ при гайморите делают проколы, хотя доказано, что эта процедура не облегчает болезнь. Во всем мире тромбоз глубоких вен лечится разжижающими кровь препаратами, а у нас пациента оперируют....

Евгений КАЗЮКИН

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости