«Сыновья уходят в бой»: поэтический взгляд на войну

Стали известны новые подробности о фильме "Сыновья уходят в бой" Виктора Турова

В эти майские дни мы снова и снова будем пересматривать картины о войне. В том числе и замечательные работы народного артиста СССР Виктора Тимофеевича Турова, снятые на «Беларусьфильме»: «Через кладбище», «Я родом из детства», «Война под крышами», «Сыновья уходят в бой»...


Чем особенно дорога зрителю лента «Сыновья уходят в бой»? Тем, что здесь получил свое продолжение творческий тандем Турова и певца, актера и поэта Владимира Высоцкого. Их дружба и творчество начались на картине «Я родом из детства». Впервые именно в фильмах Виктора Турова песни Высоцкого зазвучали с киноэкрана.

Дочь автора сценария фильма «Сыновья уходят в бой» и романа «Партизаны», известного писателя Алеся Адамовича Наталья Александровна вспоминает:

— Я была тогда еще школьницей, не все могла понять... Что–то стала осознавать только с годами. Киноначальство требовало от Турова переснять определенные сцены, совершенно не вникая в технологические особенности процесса кинопроизводства. И если во время съемок первой части дилогии — «Война под крышами» — они еще горели работой, то на втором фильме — «Сыновья уходят в бой» — стали уставать от постоянного вмешательства и придирок. Это очень сильно их обоих утомляло. Вторая картина очень сильно пострадала от цензуры. Туров в какой–то момент даже хотел бросить съемки. Она и сегодня оставляет такое чувство «порезанности»... Единственное, что там не пострадало, — это замечательные песни Владимира Высоцкого.

Марина Влади, Владимир Высоцкий, Светлана Суховей и Виктор Туров на территории бывшего партизанского лагеря на Новогрудчине во время съемок фильма «Сыновья уходят в бой». Август 1969 года.

— Каковы были главные претензии начальства?

— В вину авторам ставили то, что они недостаточно полно показали руководящую роль партии в формировании партизанского движения. Этого действительно не было ни в романе отца, ни в фильме... Они показывали его как стихийное народное движение, которое зарождалось само — на человеческом и духовном уровне, и это было правдой.

— Где–то писали, что Туров
и Адамович по–разному смотрели на эстетику военного кино: ваш отец тяготел к натурализму, Туров же пытался создать свой собственный поэтический киноязык...

— Слово «натурализм» я бы заменила на «правду документа». Отец писал, основываясь на документальном материале. Когда их с Элемом Климовым упрекали в жестокости картины «Иди и смотри», он отвечал, что они не показали и половины всей правды... У отца везде на страницах показаны реальные люди, ситуации и события — и в повести «Я з вогненнай вёскi», и в «Блокадной книге»...

Никаких больших споров у них, по–моему, все–таки не было. Они были оба влюблены в кино. Может быть, фильм Турова «Я родом из детства» действительно более поэтичный, чем дилогия. Но она осталась в истории советского кино еще и благодаря песням Высоцкого, его знаменитому приезду на съемки в Новогрудский район в августе 1969 года. Есть замечательные документальные кадры, которые сняты на папину камеру.

Вспоминает актер Владимир Поночевный:

— Съемки проходили очень сложно, сцены боев, пожаров были сложны технически... А когда еще Турова просили переснять какие–то сцены, он приходил в ярость. Для него тема войны была святой: у него на глазах расстреляли отца, когда ему было восемь лет. Их с матерью угнали в Германию... Поэтому, думаю, он имел право на свое видение войны. А его все время пытались поправить. Никаких споров с Адамовичем я не помню. Может, они и были, но только за закрытыми дверями. Я видел на площадке не конфликты, а единомыслие.

— В романе зарождение партизанского движения было показано на уровне человеческих взаимоотношений, — вспоминает вдова режиссера Тамара Турова. — В одной из сцен в кадре вели пленных под песню «Утро красит нежным светом стены древнего Кремля...». Эту сцену попросили вырезать. А она нужна была Виктору Тимофеевичу для контраста, для того, чтобы показать, до какой степени был унижен народ, как топчут их идеалы. Но наше местечковое киноначальство это не принимало.


— Как вам кажется, почему их так тянуло с Высоцким друг к другу?

— Они из одного поколения, у Высоцкого отец был военный. Его тоже коснулась война. Хотя он и был на два года моложе. Эта тема бередила их души.

— Туров не боялся появлявшегося диссидентского ореола вокруг Высоцкого?

— Нет. Он об этом не думал. И диссидентов, кстати, не любил. Часто говорил, что свою позицию надо доказывать в работе, своим делом, своими фильмами, а за разговорами на кухнях можно выплеснуть тему и эмоции, перегореть и не донести их до экрана. Он этого боялся.

— В одном из интервью вы говорили, что он так переживал из–за правок, что даже не посмотрел позже картину целиком?

— Это так. Как–то уже в 90–е годы фильм показывали по телевизору. Я сказала: «Витя, твой фильм будут показывать». Он ответил: «Я не буду смотреть...» — и ушел в другую комнату.


Высоцкий в Купаловском театре

Интересно, что песню «Он не вернулся из боя» в своем спектакле «Веселый тракт» по пьесе Бориса Васильева использовал режиссер Валерий Раевский, с которым Высоцкий так же был знаком: Раевский проходил стажировку в Театре на Таганке.

Дело было под Новогрудком

Турова с Высоцким свел оператор Александр Княжинский. Он предложил пригласить его на пробы. Хотя на роль танкиста–лейтенанта в картине «Я родом из детства» уже был определен другой актер. Туров видел в этом образе либо Алексея Петренко, либо Владимира Заманского. Однако в итоге выбрал все–таки Владимира Семеновича.

Уже позже Высоцкий сам позвонил Турову на съемки картины «Сыновья уходят в бой» и сказал, что хотел бы приехать вместе с Мариной Влади и показать ей Беларусь. Марина в своей книге «Владимир, или Прерванный полет» пишет: «Один из друзей — режиссер Витя Туров... привозит нас в деревню, уцелевшую в войне, где мы останавливаемся у милой бабки. Изба крошечная, зато есть хороший огород, а коза дает достаточно молока, чтобы каждое утро ты выпивал его, еще теплого, большую кружку...»

А вот фрагмент воспоминаний Алеся Адамовича о Высоцком именно в этот период: «Он приехал в нашу киногруппу с Мариной Влади, для которой Новогрудчина — таинственная родина ее отца. Через неделю она нас с Виктором Туровым упрашивала: «Ну уговорите Володю, чтобы он не торопился отсюда!» Мы поселили их не в районной гостинице, где жили сами, а в деревне: ночлег на сене, под крышей крестьянского хлева, внизу всю ночь по–доброму вздыхает корова, задумчиво жуя жвачку... Парижаночка была в восторге: «Ну уговорите Володю!» Время от времени они приходили к нам в «партизанский лагерь», молодые, счастливые друг другом и каждый талантом другого».

О чем кино?

Премьера картины «Сыновья уходят в бой» состоялась 29 ноября 1971 года в Москве. Черно–белое кино — вторая часть дилогии, снятой на «Беларусьфильме» по мотивам романа Алеся Адамовича «Партизаны» (продолжение фильма «Война под крышами»). Действие происходило во время Великой Отечественной войны. Сыновья Анны Корзун (ее играла бабушка популярного ныне Ивана Урганта — актриса Нина Ургант) Анатолий и Алексей стали партизанами и воевали с оккупантами на территории БССР.

Кстати

22 — 23 июля в деревне Литовка Новогрудского района на месте съемок фильма «Сыновья уходят в бой» всех поклонников творчества Владимира Высоцкого соберет фестиваль бардовской песни памяти певца «Музыка сердец».

А со 2 по 4 мая в Гродненском государственном университете имени Янки Купалы прошла международная конференция, посвященная Владимиру Высоцкому. В ней приняли участие ученые из 9 стран.

v_pepel@mail.ru

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости