Свет в конце тоннеля

Им говорили, что обратной дороги из сексуального рабства нет…

Им говорили, что обратной дороги из сексуального рабства нет…

Вскоре после публикации статьи «Жизнь в «Шоколаде»(«ЮГ», 28 января с.г.), в которой изучалась проблема, почему и как попадают в заграничные бордели белорусские девушки, в редакцию позвонил молодой человек, представившийся Александром. Его сестра была несколько месяцев в сексуальной эксплуатации за границей. Видимо, от нее он знал много подробностей о жизни наших соотечественниц. Александр соглашался по поводу того, что в нашем обществе может наступить глубокий духовный кризис, если у белорусских девушек будет столь терпимое отношение к проституции. И в то же время защищал многих из них, ссылался на затруднительное материальное положение. Убеждал, приводя конкретные примеры, что брезжит свет в конце тоннеля. Вот эти примеры.

Нина согласилась заняться проституцией за рубежом из-за тяжелого материального положения. В тот момент она не работала, не получала помощи от родителей, так как отец умер, а на иждивении у матери была младшая сестра.

Олег Хомич и Наталья Чипегин, которые занимались вербовкой и доставкой проституток, пообещали девушке, что отвезут ее в польский населенный пункт Вегерки, где есть хороший бордель. Уверяли, что обижать ее там не будут и она быстро заработает хорошие деньги. О том, что необходимо будет делиться с сутенерами, ей никто не сказал.

По приезде в Вегерки белорусские сутенеры передали Нину хозяевам борделя, мужчине и женщине, после чего сразу же уехали. Сутенеры-хозяева представились Госей и Романом. Роман забрал у Нины паспорт, якобы для сохранности, после чего объяснил ей правила работы в борделе. От Госи и Романа девушка узнала и горькую правду: в действительности ее продали, поэтому она обязана отработать деньги, уплаченные за нее белорусским сутенерам. Нину не устраивали такие условия, но все-таки, надеясь заработать, она стала заниматься проституцией. Девушка ничего не зарабатывала. Из ее доли сутенеры вычитали оплату за проживание, питание, предметы личной гигиены, а также постоянно накладывали необоснованные штрафы — за опоздание, некачественную уборку помещений и т.д. Из борделя на улицу Нина выходила только под присмотром Романа. Работать сутенеры заставляли круглосуточно.

Через три месяца Гося сообщила, что долг Нина отработала, и вернула ей паспорт, после чего девушка сразу же сбежала из борделя. Спросила у прохожих, где находится полицейский участок, и пошла туда. В полиции она рассказала всю правду об обстоятельствах пребывания в борделе. Сотрудники полиции отвезли ее на границу и переправили в Беларусь.

Марина одна растила дочь. Так как заработки были в основном случайные, то молодая мама поверила обещанию Соковиковых отвезти ее в Германию и там устроить на хорошо оплачиваемую работу гувернантки или официантки.

На самом же деле Марине пришлось стать проституткой в польском борделе, хотя Соковиковы даже намеком не обмолвились о такой перспективе. Через полтора месяца в бордель приехали двое немцев, которые забрали ее и повезли в Германию. На пограничном переходе между Польшей и Германией Марина увидела Соковиковых, подошла к ним и потребовала объяснений. Соковиковы заявили, что объяснять ей ничего не собираются. Тогда она стала умолять забрать ее домой.

— Обратной дороги тебе нет! — заявила Светлана Соковикова. Сами же супруги сели в машину и уехали домой. У Марины сложилось впечатление, что «доброжелатели»-супруги просто хотели поиздеваться над ней.

 Немцы нелегально на лодке переправили Марину в Германию и отвезли в бордель, где она вынуждена была против своей воли заниматься проституцией и дальше. В борделе было не менее 100 девушек.

Через три месяца сюда пришли сотрудники немецкой миграционной службы и задержали Марину за нелегальное пребывание в стране, после чего она была депортирована на родину. В процессе разбирательств в полиции узнала, что все это время находилась в г. Франкфурт-на-Майне.

Малолетнему сыну Никите потребовалась срочная операция. Однако средств на лечение сына у Надежды не было. Вот и пришла мысль о том, что заработать их можно, занимаясь древнейшим ремеслом.

Белорусские сутенеры передали Надежду и ее подругу (та также решила зарабатывать проституцией) своим польским сообщникам. После месячной «стажировки» в польском борделе девушек нелегально ночью переправили в Германию. На немецкой стороне они попали в бордель к немке. Хозяйка сообщила им, что не будет платить деньги до тех пор, пока не отработают сумму, за которую купила их у Соковиковых. Кроме этого, запретила выходить на улицу. Через неделю немка-сутенер перевезла их в другой бордель, где на таких же условиях они занимались проституцией, не получая при этом абсолютно никаких денег. Сутенерша отказывала им в приобретении нормального питания, в покупке предметов гигиены. Через две недели Надежда, не выдержав невыносимых условий, сбежала. С помощью знакомого она добралась до вокзала и вернулась в Беларусь. Больше за границу искательница приключений никогда не ездила.

О чем говорят эти примеры? Прежде всего о том, что даже у девушек, морально павших в силу тех или иных причин, есть шанс бросить постыдное ремесло. Да, современные работорговцы запугивали их, заявляли, что обратной дороги из проституции нет. Оказывается, есть такая дорога. И ею уже воспользовались некоторые из соотечественниц, побывавших в рабстве. В настоящее время они стараются забыть заграничный кошмар. Даже с украинскими подругами по несчастью, с которыми вместе находились в рабстве, стараются не общаться, не бередить душевные раны, не вспоминать о перенесенном позоре.

Прав Александр: есть свет в конце тоннеля, коль встречается и такое переосмысление жизненных ценностей.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...