Судно для троих

Незлобивые заметки: Писатель Николай Чергинец – о литераторах, изгнанных из писательских союзов страны

Писатели и литературные критики по своей природе люди вольные. И если они объединяются в союзы, то совсем не для того, чтобы гнуть «генеральную линию» либо делить сладкие пироги. Писателям нужна среда, нужны творческий воздух и особая атмосфера, где дружелюбие не мешает быть принципиальным, а талантам не завидуют, поддерживая их во всех творческих начинаниях. Меньше всего писательские союзы напоминают политические партии со своими уставами, программами, бюрократией, «демократическим централизмом» и прочими штучками, не имеющими никакого отношения к творчеству.

super-science.ru

Поэтому даже самые разные люди объединялись в творческие союзы, чтобы заниматься главным делом своей жизни, делали литературу.

Конечно, все, кто мало-мальски знает историю, могли бы вспомнить немало примеров, когда литераторы спорили между собой, обменивались резкостями в литературных изданиях. Не секрет, что некоторые по-настоящему конфликтовали. Таких фактов история литературы знает предостаточно. Но при всем при том совсем немного в истории ЧП, когда литераторы изгоняли из своего круга бывшего коллегу.

Подчеркну, что это всегда чрезвычайное происшествие!

Если проанализировать суть этих мрачных историй, то выяснится, что чаще всего писатели подвергали остракизму людей непорядочных, склочных, бездарных и злобных. Были, конечно, и инспирированные начальством политические истории (например, с Борисом Пастернаком), но в большинстве писатели выгоняли из своих рядов «заслуживших» этот удел.

Повторяюсь, хотя такие факты случались в разные времена существования литературы, каждый из них глубоко переживался писательской общественностью. Ибо изгнанный литератор — это пятно всей творческой организации. Не минула сия горькая чаша и два творческих писательских союза нашей страны. Хорошо известно, что они во многом отличаются друг от друга, в них состоят писатели, поэты, критики, имеющие разные мировоззрения, руководствующиеся разными эстетическими критериями — в принципе, это нормально. Потому что главным критерием белорусских писателей является желание создавать такую литературу, которая находила бы отклик у читателей и способствовала укреплению мира и добра нашей страны. При этом подчеркну, что оба объединения базируются на демократической основе, выбирая из своих рядов общим голосованием руководителей, и бережно относятся к членам своей организации.

И вдруг — как гром среди ясного неба — за несколько лет из обоих белорусских творческих союзов были исключены персонажи, о которых и идет речь.

Должен отметить, что люди они вроде бы разные, с разными биографиями, разным подходом к творчеству, да и среда, в которой они обитали (Союз писателей Беларуси и Союз белорусских писателей), очень разная. Но в обоих случаях коллеги-литераторы были единодушны в своем решении: исключить их, вычеркнуть из своей среды.

Мы ведем речь о бывших членах Союза писателей Беларуси критике А.Новикове, литераторе Э.Скобелеве и бывшем члене Союза белорусских писателей

В.Яковенко. Все трое исключены из разных союзов практически по одной причине — недостойные люди, склочники и т.п., хотя, возможно, официальные формулировки были несколько иными.

Не зря говорят, что крайности всегда сходятся: в случае вышеупомянутых господ это наблюдение лишний раз подтверждается.

Действительно, у этой отнюдь не святой троицы биографии разные. Новиков много лет служил в КГБ, достиг там определенных высот, сделал карьеру. Чем конкретно занимался этот «кипучий чекист», говорить не будем, но можно предположить, что, дослужившись до старшего офицера, не раз и не два публично заверял коллег и руководителей, что гордится историей Родины, счастлив, что служит в органах госбезопасности, восхищается «подвигом отцов», не забывал напоминать об участии в военных действиях в Афганистане.

Но все эти слова были перечеркнуты последующими делами.

Как руководитель творческой организации самокритично признаюсь, что в Союзе писателей Беларуси А.Новиков оказался случайно. Не рассмотрел я в нем его сущности… Правда, двое из трех рекомендовавших его в Союз быстро разобрались в своей ошибке и отозвали рекомендации. Но некоторое время этот «творец» в наших рядах профигурировал. Правда, очень специфически — как член Союза А.Новиков развил бурную деятельность по унижению писателей, которые пишут свои произведения на белорусском языке. Их А.Новиков называл не иначе как «мовофилы». Одновременно выступал явно непрошеным защитником других авторов, открыто заявляя: «Русскоязычная литература в загоне и вообще в немилости у «мовофилов», которые занимают ключевые позиции в литературной среде…»

canina.breeze.ru

Вот как разжигаются страсти, так режиссируются интриги и сеется неприязнь в духовной сфере.

А как вам такой пассаж Новикова: «…А «языкастыя хлопцы i дзеўкi» не брезгуют переводить свои произведения на «паганую расейскую мову» и печатать в российских изданиях…»

Согласитесь, недостойная и неприличная позиция! Вместо глубоких размышлений критика оглобельная пропаганда и разжигание страстей…

После неоднократных бесед и предупреждений о недопустимости такого поведения, лично моих многочисленных требований прекратить оскорблять писателей и принижать белорусский язык вопрос был вынесен на общее обсуждение. Новиков был исключен из Союза писателей Беларуси. А дальше — по накатанной. Сведение счетов, дискредитация, оскорбления. Новиков в своем амплуа…

Человек, не имеющий в своем «арсенале» ни одного художественного произведения, не имеющий, по мнению многих членов Союза, ни малейших познаний в области литературы, А.Новиков напрасно выдает себя за литературного критика. Ни Белинского, ни Березкина из него не вышло, осталось лишь пятно на репутации Союза, не разглядевшего в нем банального склочника, который хоть и прикрывается «псевдонимами» «Алекс», «Карандей», «Барматуха», «Лещинский», «Саша Жабко» и «Женя Болотко», в итоге остается «барматуха»… Хочется повторить известные слова: «Люди, будьте бдительны» — «барматуха» вредна для здоровья.

Но все это было бы смешным, если бы отставной майор не полез в «политику».

Тут молчать нельзя!

Недавно на своем сайте Новиков разместил просто позорный, на мой взгляд, материал под названием «Слуги Сатаны».

Вот цитата: «Казнили немцев (речь идет об исполнении приговоров военных трибуналов над военными преступниками. — Авт.) без особых ритуалов, казнили по очереди, не сбиваясь. Как, наверно, только НКВД и умело делать… НКВДимы не чтили людских законов и традиций».

Но позвольте, так ведь поступали военнослужащие именно по законам — осужденные судом гитлеровцы получили по заслугам. Что не по нраву Новикову, почему он вдруг сочувствует военным преступникам?.. Непостижимо!

А далее идут эпитеты отставного майора о военнослужащих НКВД. «О скотах, которые не чтят ни Божьих, ни людских законов, и о молчаливой, животной сущности масс», — это тоже его строки.

И еще перл. Статья Новикова: «В форме НКВД не воевали, а расстреливали солдат в спину». Браво, господин майор в отставке! Вы что делали в свое время на политзанятиях, спали? Ведь каждому здравому человеку хорошо известно, что сотни тысяч солдат и офицеров — будь то госграница, оборона Москвы, Ленинграда, Риги, Могилева, Киева, Тулы, Сталинградская и Курская битвы, освобождение Минска — бойцы и командиры войск НКВД совместно с частями Красной Армии героически сражались с врагами! Так почему «литкритик» повторяет гитлеровскую и бандеровскую пропаганду о войсках НКВД как о, извините, «скотах»?

Так и подмывает задать Новикову через газету очень простой вопрос — когда он был искренним: когда служил в советском КГБ или сейчас, когда пишет кощунственные строки об участниках Великой Отечественной войны?

Прикоснемся к «творчеству» другого литдеятеля, от которого также практически единогласно очистился наш Союз. Это — Скобелев. О его деятельности известно больше. Работая в советское время инструктором ЦК КПБ, он уже тогда снискал славу «верного сусловца», который в Минске неустанно боролся с «нацдемовщиной» и своим острым партийным нюхом выискивал идеологическую крамолу среди творческой белорусской интеллигенции. Потом, когда подули другие ветра, этот флюгер легко отказался от партбилета, от былых убеждений и слов, перепрыгнув из «интернациональных рядов» в шеренгу самых одиозных черносотенцев. Стал Скобелев «мочить» всех, кто «не с ним», заделался певцом идей, которые распространялись… немцами и коллаборационистами в 1941 — 1944 годах. Вчерашний работник ЦК КПБ стал усердным «ревизионистом», пересматривающим и «творчески» переосмысливающим итоги Великой Отечественной войны.

Мало, скажу вам, белорусская земля знала таких перевертышей, как Скобелев. Уникальный тип.

Вот цитата из его «творческого наследия»:

«Я понимаю, как тяжело, обидно и горько узнать вдруг искалеченному советскому ветерану, что он, защищая свою Родину, жертвуя в невообразимых лишениях собой и семьей, таскал каштаны из огня для главных архитекторов всех ужасающих событий. И, может быть, слава богу, уже почти все они, ветераны, ушли из жизни, не зная этой возмутительной и убийственной правды…»

Это он о чем? О каких «архитекторах»? По Скобелеву, выходит, что советский народ не самоотверженно боролся с гитлеровским нашествием, а был… марионеткой в чьих-то руках? Бред? Но вот еще цитата: «Почему до сих пор не осознаем преступный цинизм, с которым организуются шествия и парады по случаю Победы в мае 1945 года?.. Многим ясно, что все эти «мероприятия» — театрализованные шоу, глумление над памятью павших…»

Еще раз спрошу: зачем Скобелеву утверждать, что погибавшие за честь и свободу против нацизма советский солдат, партизан, подпольщик были не Героями, а марионетками каких-то «темных сил»?.. Хотя вопрос риторический. Эти мифические «темные силы» если и существуют, то в изуродованной голове перевертыша и манипулятора Скобелева, не один год глумившегося над историей и моралью.

Спрашивается, могли ли честные писатели дышать со Скобелевым одним творческим духом?

Нет и нет!

Мы единодушно изгнали его из наших рядов!

А вот изгнанник из другого творческого союза — Яковенко. В отличие от «чекиста» и «коммуниста» Яковенко вроде бы с другой улицы. Вроде бы как всю жизнь на словах боролся с «гэбней» и «коммуняками», а в итоге оказался в одной лодке, точнее, в одном стеклянном судне с Новиковым и Скобелевым. Почему?

Потому что в своих книгах Яковенко с такой натугой, что, кажется, вот-вот лопнет, превозносит гауляйтера Кубе, не без стараний которого в оккупированной немцами Беларуси был зверски убит каждый третий гражданин, а край был превращен в пустыню и пепелище. В случае чего Яковенко поджимает губки и поясняет, что он же не «хвалит Кубе» и пишет «художественную прозу», дескать, бумага все стерпит…

Нет, не все!

Яковенко так тепло пишет о Кубе, награжденном Гитлером за усердие при истреблении евреев, выполняющем приказ оставить в живых только 25% белорусов, что у читателя создается впечатление — не все на оккупированной территории было так чудовищно. Из-под пера Яковенко исходит «художественный образ» не гитлеровского садиста-палача, а заботливого «опекуна», который очень сочувствовал обреченным на гибель невинным людям. Автор почему-то не вспоминает, что первое появление Кубе в Минске в 1941 году ознаменовалось демонстративным расстрелом в гетто 2238 человек — и взрослых, и детей. Что, у Яковенко, как говорят в народе, память отсохла?

Рисуя с явным сочувствием портрет нацистского палача белорусского народа Кубе, Яковенко каким-то хитрым «литературным» образом вообще пытается убедить читателей в своей книге «Надлом. Кручина вековая» в чудовищной мысли, что оккупанты и коллаборационисты — чуть ли не «патриоты», а солдат Красной Армии и партизан он превращает в кровожадных зверей. Ясно, что все эти бредни нахватаны Яковенко из каких-то грязных источников. А мне довелось ребенком жить в оккупированном Минске и видеть виселицы, расставленные «гуманистами» для настоящих патриотов, которые на жаргоне гитлеровских халдеев назывались «бандитами»… Но зачем сейчас повторять зады нацистской пропаганды времен 1941 — 1944 годов? Зачем еще раз убивать тех, кого уже убили фашисты?

Разве не цинизм, разве не вопиющая глупость строки этого литератора о том же Кубе, который описывается «как весьма положительный герой, талантливый литератор, противник СС, которые с ним лично не считались и продолжали расстреливать евреев якобы вопреки его воле». К сведению Яковенко: как Кубе мог быть «противником СС», если являлся эсэсовцем и даже служил роттенфюрером в охране концлагеря Дахау?

Как говорится, не по разуму это усердие «писателя» Яковенко по «отбеливанию» матерого эсэсовца…

Здесь даже имеется один парадоксальный момент. Взорванный партизанами оберпалач Кубе и сам, наверное, переворачивается в своем истлевшем гробу от яковенковских фантазий — как так? Ведь он как честный национал-социалист, пользующийся особым доверием фюрера, изо всех сил выполнял в «Вайсрутении» его команды об «окончательном решении еврейского вопроса» на вверенной ему белорусской территории, а какой-то Яковенко зачеркивает его заслуги в этом важнейшем для нацистов вопросе? «Вот шайзе» этот Яковенко, сказал бы, наверное, пылкий борец за «чистоту арийской расы» гауляйтер Кубе… И самолично пристрелил бы щелкопера, который смел заподозрить его, «истинного арийца, непримиримого к врагам рейха», в какой-то недопустимой мягкотелости. Ведь именно за «непоколебимую твердость» лично Гитлер наградил его «рыцарским крестом за военные заслуги с мечами» — кому попало в рейхе такие награды не давали. Он и белорусских евреев перебил, и партизан уничтожал как положено, он и умело плел игры с местными коллаборационистами — «бел-чырвона-белы» флаг разрешил развешивать и носить полицаям нарукавную повязку, он даже театралом прикидывался, чтобы выдать себя за культуртрегера. Крутился, короче, как уж на сковороде, чтобы угодить фюреру и сделать из «Вайсрутении» образцовую колонию рейха. Пошел бы еще дальше, если бы настоящие патриоты не разорвали его миной на куски и спасли тем самым от виселицы в Нюрнберге.

Долгие годы меня занимает вопрос: по каким причинам занимается отбеливанием военного преступника, высокопоставленного нациста-эсэсовца этот, с позволения сказать, «писатель»? Разве не колют ему глаза десятки Хатыней, Тростенец, минские виселицы, несчастные белорусские дети, у которых немцы в буквальном смысле высасывали кровь?

Понимаю, что этот вопрос тоже риторический…

Поэтому и не собираюсь взывать к таким чувствам, как честь и совесть, потому что подозреваю об их полнейшем отсутствии.

Моя оценка личности Яковенко, как я понимаю, не мое субъективное мнение, а мнение и тех белорусских писателей, которые проявили принципиальность и выгнали Яковенко из своих рядов.

Безусловно, время от времени мне приходится читать в разных СМИ бубнеж Яковенко о том, что «художественный образ Кубе» и его реальная деятельность — это разные вещи, и он, Яковенко, не пропагандирует Кубе, а пишет художественную летопись... Вступать в дискуссию с Яковенко по этому вопросу считал бы для себя унизительным. Но хочу подчеркнуть: не представляю, что в сегодняшней Польше нашелся бы писатель, который написал роман, где наделил бы положительными качествами коменданта Освенцима или гитлеровского наместника Коха, который обещал, что «сделает из поляков мясной фарш»… Полагаю, что, появись такой «литератор», поляки его бы забросали камнями. А у нас в Беларуси, выходит, публично симпатизировать такому же гитлеровскому наместнику можно…

***

И теперь предоставляю читателям самим сделать вывод по одной интересной философской, творческой и мировоззренческой проблеме — как на одном судне смогли оказаться три таких внешне разных, а внутренне схожих субъекта?
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Там,где нет этих самых союзов,нет и склок по любому поводу,хотя повод всегда один,деньги,а тут они бюджетные и убрав эту составляющую,мусор сам  выпадет в отвал............
Леонид, 66, Минск
Неправильно сводить все идеологические разногласия к вопросу о разделе денег. Борьба добра со черным злом - это не из-за разногласий о деньгах. Союзы писателей показали, что в них всё-таки есть честные люди. Союзы приняли хорошее решение.  
Мирон, 47, Гродно
Наконец-то хоть одна статья появилась, в которой четко говорится "нет" новоявленным приверженцам полицайщины. А то как-то вяло в нашей республике-партизанке реагируют на то, что фашистских прихвостней все чаще выдают за национальных героев. Между прочим, есть статья, по которой тех, кто выступает за пересмотр итогов войны очень даже могут упечь в тюрьму. В Европе В. Яковенко со своим романом давно бы уже сидел.
Елена Андреевна, 41, Минск
Замечательная статья, спасибо редакции, сайту и, разумеется, автору. Если все изложенное правда, а в этом сомнений нет, то за экстремизм, разжигание национальной розни и пропаганду идей фашизма всю эту троицу следует немедленно привлечь к ответственности. А то их духовные собратья до того обнаглели, что уже подписи собирают -- назовите, мол, в Минске улицу именем... Ларисы Гениюш, той самой, что подписывала бумаги к Гитлеру-вызвалителю с просьбой скорее прийти в Беларусь и освободить ее от  бальшавіцка-жыдоўскай ўлады". Пора уже серьезный ответ такой идеологии давать!!! Браво автору!
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?