Спортивные школы вне игры

Корни успехов на Олимпиадах и чемпионатах мира — в должном отношении к детско–юношескому спорту.

Почему спортивным школам не хватает инвентаря и амуниции?
Корни успехов на Олимпиадах и чемпионатах мира — в должном отношении к детско–юношескому спорту. Эту непреложную истину знают все. Об этом сказано много. Но зачастую за правильными словами, увы, не стоят такие же правильные дела. Многим спортивным школам приходится сидеть на строгой диете в плане инвентаря и амуниции. А некоторые и вовсе оказываются в весьма затруднительном положении, когда их по тем или иным причинам просят подвинуться с обжитых мест в неизвестность...


Палки в колеса


Велокросс или ВМХ — относительно юный вид спорта не только для Беларуси, но и в мировых масштабах. Однако это олимпийский вид. Пробуют развивать у нас в основном лишь одно из его направлений (преодоление дистанции с прыжками на специальных трамплинах–холмах) и по большей части на голом энтузиазме. Тем не менее пытаются! Но вот на улице Кабушкина, где находится филиал Минского городского центра олимпийского резерва по велосипедным видам спорта, культивирующий ВМХ, бьют тревогу. В начале сентября сюда прилетела «молния» с требованием «освободить помещение в течение месяца». Не палка, а целое полено в колеса.


«В некоторых спортивных школах нашего района есть свои трудности. Но все решаемо. «Кольца Славы», согласно планам по строительству Национального футбольного стадиона, подпадает под реконструкцию и все необходимые работы должны быть проведены без отселения занимающихся. Предусмотрен соответствующий проект. А филиал ЦОР по велоспорту, развивающий ВМХ, в ближайшие годы, скорее всего, будет базироваться там же, где и сейчас: на улице Кабушкина. Ему только надо уладить некоторые арендные моменты с УП «Городские бани». Глава администрации Заводского района Минска Олег Жогло, к которому я первым делом обратился за комментарием, в целом оптимистичен. Но на Кабушкина царят другие настроения.


Заслуженный тренер страны Владимир Церлюкевич, стоявший у истоков и продолжающий развивать белорусский ВМХ сейчас, готов до последнего держать оборону, воюя за обжитое место. Он очень надеется, что острую ситуацию получится разрешить. Но вместе с тем допускает и плохой сценарий.


— Месяц с момента получения бумаги о том, что мы должны съехать, прошел 1 октября. Но мы катиться на все четыре стороны не собираемся. Как и прежде, тренируемся в ежедневном режиме. В конце сентября провели здесь у нас достаточно крупные соревнования. Ехать нам попросту некуда. В Уручье трасса запущена, заросла бурьяном, на улице Маяковского еще не достроена. Да по всей стране сейчас всего две нормально функционирующих площадки для ВМХ. Наша и в Иваново... И, несмотря на это, нам все равно говорят: съезжайте. На эту землю, где находится трек, оформлен соответствующий технический паспорт, и она принадлежит нам. Но пристройка к зданию бани, где мы храним все необходимое, переодеваемся, пользуемся удобствами, на балансе УП «Городские бани», а это предприятие навстречу пока не идет. В последние годы было много разговоров о том, что держать здесь баню нерентабельно. А еще вылезли проблемы с перекрытием между этажами, которое частично прогнило. Мы платим и готовы платить дальше за коммунальные услуги. По электричеству и водоснабжению мы от главного здания независимы, а подвести отопление в нашу пристройку — это вполне решаемая задача. Тем не менее нас, откровенно говоря, выдавливают. При этом еще и приводят красивое обоснование, мол, здание находится в санитарно–защитной зоне МАЗа — а, значит, переезд для нашего же блага... Здание, насколько я знаю, хотят полностью законсервировать, выставить на продажу, снести и построить на этом месте что–то другое, может, и казино. А дети, значит, мешают.


Свет не включается. Остатки воды в бассейне, в котором еще год назад плавали любители здорового образа жизни и спортсмены, зацвели. Ремонт одежды, парикмахерская, массажный кабинет, сауны не работают. В кое–каких местах под ногами вызывающе хрустят камни... Даже беглой экскурсии по главному зданию хватило, чтобы проникнуться его запустением. Но в небольшой пристройке, в которой живут–соседствуют филиал Минского городского центра олимпийского резерва по велосипедным видам спорта и физкультурно–спортивный центр детей и молодежи Заводского района (его судьба, кстати, тоже в тумане), все в иных тонах. Ее время, конечно, тоже покусало, однако в целом находиться здесь приятно. Места немного, но все оно рационально используется. Есть хранилища для велосипедов, туалеты, раздевалки, комнаты для администрации. На полках — кубки, грамоты. И главное для энтузиастов ВМХ — их нынешний дом рядом с треком. Существует вариант, при котором спортсмены продолжат заниматься на нем, но при этом велосипеды и прочее оборудование будут перевезены в одну из общеобразовательных школ района. Но, например, входящий в национальную сборную Илья Маковский от такого развития событий не в восторге:


— Приехать куда–то там, переодеться, на велосипед — и сюда? После тренировки — обратно? Даже если школа, куда мы, возможно, перебазируемся, будет недалеко, каждый будний день надо будет мотаться между ней и треком. А это, понятное дело, скажется на тренировочном процессе. Он и так страдает от того, что у нас нет так называемого электронного старта, благодаря которому сразу получаешь определенный импульс для движения, и от того, что зимой мы лишены возможности тренироваться на горках. Какое выселение?


— Говорят, что здание находится в санитарно–защитной зоне.


— Да, рядом несколько заводов, но что с того? Я тут живу через дорогу. И ничего — как–то со здоровьем порядок. Получается, жить здесь мне можно, а тренироваться — нет? Где логика? Уже 10 лет занимаюсь ВМХ на этой трассе. И все эти годы о каких–то отбросах никто не говорил. А теперь, значит, резко вспомнили. Некрасиво все это и неправильно.


На тех же позициях и другие ребята, и тренеры. Но уверенности, что завтра их не выставят на мороз, ни у кого нет. Директор Минского городского центра олимпийского резерва по велосипедным видам спорта Виталий Жмако рассматривает ситуацию всесторонне:


— Главное здание находится в аварийном состоянии. Перекрытие между этажами прогнулось. Существует вероятность, что оно может обрушиться... Впрочем, если специальная экспертная группа подтвердит, что наш филиал может безопасно находиться в той пристройке, которую он занимает сейчас, то мы, конечно, будем всеми силами бороться за нее. Председатель горисполкома Николай Ладутько, как вы знаете, возглавляет федерацию велосипедного спорта. Он полностью держит сложившуюся ситуацию под контролем. И благоприятное для нас развитие событий вероятно. Правда, так или иначе нам все равно надо решать инфраструктурный вопрос. И мы собираемся это делать. Уже разработан эскиз проекта, который предполагает строительство новой базы. Там, по планам, под одной крышей будут и раздевалки, и душевые, и, главное, трек, на котором наши учащиеся смогут заниматься ВМХ круглый год. Под этот проект есть инвестор, готовый вложиться и построить новую базу в течение года.


Владимир Церлюкевич уверен, что строительство специального крытого центра дало бы большой импульс виду. Он, конечно же, двумя руками за его появление. Но между тем скептичен в том плане, что существующее на бумаге перенесут в реальность.


— План развития ВМХ, согласованный с НОК и Минспорта, предусматривает, что наш вид следует включить в программу спартакиады школьников, в каждом областном центре нужно построить трек. Но из–за недостатка финансирования дальше констатации намерений ничего не идет. И с крытым центром, велика вероятность, будет также. Какой центр, если мы даже на крупные международные чемпионаты через раз выезжаем! Да и детей куда–то вывозим в основном только своими силами и силами родителей. Экономим всячески, например, ночуя не в гостиницах, а в спортивных залах школ, где спим на матах... Еще проблема: в группы начальной подготовки нам разрешают набирать ребят только с 10 лет, в то время как во всем мире дети приходят в ВМХ уже в 5 — 6. И в этих условиях мы держимся на среднем европейском уровне: по мужчинам — 11–е место в Европе, по женщинам — 12–е.


Старая слава новую любит


«Нам выделили площадку на территории бывшей военной части. Мы приняли на свой баланс шесть помещений, футбольный стадион... Сейчас комплекс, конечно, не в лучшем состоянии, но, по крайней мере, нам есть от чего отталкиваться. И мы — будем. Частично за свои деньги, частично за счет инвесторов хотим создать на этом месте базу для СДЮШОР–3. Там планируется открытое футбольное поле, всепогодная площадка с искусственным покрытием, частично накрытая крышей плюс игровой зал, кабинеты для администрации... Эскизный проект с комитетом архитектуры и градостроительства Мингорисполкома мы согласовали. Думаю, уже в этом году начнутся строительные работы». Так полтора года назад о ближайших инфраструктурных планах относительно выставленной со стадиона «Динамо» СДЮШОР–3 БФСО «Динамо» говорил на тот момент первый заместитель председателя центрального совета БФСО «Динамо» Игорь Бородич («СБ» за 6 марта 2013 года, материал «Дети асфальта–2»). Однако сейчас он в обществе уже не работает. А планы, как это часто бывает, так и остались только планами. Своей прежней базы — пусть и нещадно критикуемой за условия — школа лишилась, а ничего нового централизованного не получила. И это, надо заметить, школа, из воспитанников которой можно легко сколотить не одну сборную Беларуси. Школа, в которой начинали зубрить футбольную азбуку Валентин Белькевич, Александр Хацкевич, братья Глебы, Сергей Яромко, Виталий Володенков, Александр Храпковский, Артем Челядинский, Александр Гутор...


Старший тренер СДЮШОР–3 БФСО «Динамо» Валентин Домашевич еще пару лет назад, наверное, даже и представить бы не мог, что будет вспоминать известный асфальт возле Минского стадиона «Динамо» с ностальгией, но сейчас происходит именно так:


— Да, работать на асфальте было тяжело и, наверное, неправильно. Но так или иначе у нас было свое место в центре города. Все его знали, стремились к нам попасть. При формировании групп мы могли даже проводить определенный отбор. А сейчас, хоть количество занимающихся у нас и не падает (их по–прежнему около 300), набирать новые группы невероятно сложно. Да и качество тренировочного процесса из–за ухудшения условий, разумеется, снизилось. Считаю, то, что два года назад нам предписали покинуть территорию стадиона «Динамо», было поспешным решением. Понятно, например, что выселили СДЮШОР–1, воспитанники которой занимались в подтрибунных помещениях арены. Но мы ведь находились в стороне. Даже если бы реконструкция велась не так вяло, как сейчас, мы могли бы спокойно тренироваться на том нашем асфальте. Но нам приказали съехать — и мы съехали... Работаю в школе уже 40 лет — и за все годы, что я в ней, никогда прежде не было таких плохих условий, как сегодня. Идея строительства базы в Степянке, принадлежавшая прежнему руководству БФСО, буквально сразу же после того, как из общества ушел Юрий Бородич, заглохла. Никто ничего не строит. И даже разговоров о том, что у нас может появиться какая–то одна база, сейчас не ведется. Занимаемся кто где: на стадионе «Атлант», в общеобразовательных школах... Ничего своего у СДЮШОР–3, кроме футболистов, нет и, судя по нынешнему непростому положению динамовского общества, в ближайшее время и не появится. То, что футбольная школа, давшая путевку в жизнь десяткам блестящих игроков, пребывает в таком плачевном положении, конечно, неправильно. Но все упирается в деньги...


Горе луковое


«Обшарпанный зал с еле светящимися лампами (вечером плохо видны мишени) и допотопным оборудованием. Администрация, директор, замдиректора, бухгалтер, тренеры ютятся в маленькой каморке площадью 15 квадратных метров». Так в апреле 2008–го в «Вечернем Гродно» описывались условия для занятий в гродненской спортивной школе профсоюзов «Юность» (виды: стрельба из лука и фехтование). И при этом даже их, как говорилось, школу хотят лишить, выгнав из бывшего Дворца культуры. Выгнали ли?


Старший тренер Гродненской области по стрельбе из лука Игорь Шулейко, работавший в школе «Юность» с начала 1990–х, тяжело вздыхает:


— Как мы ни боролись, нас выселили. Фехтовальщики получили зал в спорткомплексе «Неман», а стрельбу из лука перенесли на турбазу за город, куда и транспорт–то не ходит. Из около 100 занимавшихся на тот момент тренировки продолжили посещать только 12 человек. И в результате нашу школу, которая в смотре–конкурсе была в тройке лучших школ Гродненщины, соединили со школой «Ветразь», потом — с «Неманом». Сейчас стрельба из лука в Гродно развивается исключительно под ее крылом. Впрочем, развивается — это я громко заявил. Правильнее будет сказать — старается выжить.


— Выселение из бывшего Дворца культуры стало приговором для стрельбы из лука на Гродненщине?


— Барахтаемся. Но вообще перспективы туманные. Еще лет 10 назад стрельбой из лука в Гродно занимались около 300 человек, сейчас — в шесть раз меньше. Любой вид спорта для развития должен иметь некую базу, куда могли бы прийти дети. Чтобы можно было и переодеться, и побегать, и поиграть... У нас в бывшем Дворце культуры были раздевалки, мастерские, какой–никакой зал для занятий. Сейчас же — хоть караул кричи. Своего стрельбища нет. Когда надо работать на улице, по договоренности нам временно выделяют какой–то кусочек земли. А когда приходит время заниматься под крышей, вообще беда... Договорились о том, чтобы хранить оружие на складе без окон и тренироваться в одном подвальном помещении. Но теснота там страшная. А еще соседствуем с таэквондистами, стрелками из пулевого оружия и тяжелоатлетами. В такой вот кашке варимся. И дети, и взрослые. Даже Елена Толкач, моя воспитанница, которая в прошлом году завоевала «серебро» на чемпионате мира, в этом — «бронзу» на Европе, вынуждена тренироваться в наших спартанских условиях. А ей в следующем году предстоит борьба за олимпийскую лицензию...


— Реально ли что–то изменить?


— Областное управление спорта и туризма в меру сил и возможностей помогает: отправляют на соревнования, недавно купили два новых лука для Елены Толкач. А от профсоюзов, которым мы принадлежим, ничего, кроме обещаний. Уже сколько раз собирались, пытались выпросить, чтобы нам предоставили хоть какое–то более–менее нормальное место для занятий, а воз и ныне там. Оружие для детей уже не закупалось лет пять, а то и десять, ребята стреляют стрелами, которыми еще Толкач у меня училась стрелять. Весь штат тренеров, работающих со стрелками из лука, — я и один мой воспитанник. На Гродненщине в этом виде спорта имеются определенные традиции. Если бы были база и более–менее стабильное финансирование, могли бы привлекать к тренерству ребят, которые сами выступали на высоком уровне и уже закончили. Вид олимпийский, перспективный. Но это, похоже, никого не волнует.


Критична и Елена Толкач: «У спортсменов из Бреста, Могилева возможность тренироваться на дистанции 70 метров есть и летом, и зимой. А в Гродно условия вообще никакие! Даже мастерской, чтобы там можно было оружие как надо подогнать, нет. Я уж не говорю про нормальные стрельбища. Летом на какое–то время пустили на площадку возле военной части. Но в основном наше место — это тир общеобразовательной школы. Там с горем пополам можно тренировать лишь стрельбу с 18 метров. А олимпийская дистанция — это ведь 70... Благодаря энтузиазму, старательности и удаче получается выигрывать какие–то медали международных стартов. Но вообще наша стрельба из лука, честно говоря, топчется на месте».


Увы, о ряде других видов спорта можно сказать то же самое, а некоторые вовсе идут не в ту сторону, куда надо. Как иначе, когда даже воспитанников спортивных школ порой толкают в спину?


Хорошие примеры


Надо заметить, хватает и примеров обратного свойства, когда дети обделенными сиротами себя не чувствуют. Белорусская федерация футбола, скажем, уже давно проводит в жизнь проект, основной смысл которого в том, что по всей стране появляются площадки с искусственным покрытием. Строятся и реконструируются залы, бассейны, стадионы...


Например, СДЮШОР № 8 Витебска, культивирующая плавание, не нарадуется своему измененному до неузнаваемости зданию. Когда–то, говорит директор школы Артур Терешков, детям здесь было небезопасно для здоровья, а теперь и снаружи, и внутри все выглядит на «пятерочку» по пятибалльной шкале: «Изменили фасад, сделали скатную крышу, осовременили бассейны —– положили плитку, поменяли инженерные системы, окна, сантехнику, установили новые системы очистки воды, привели в порядок зал аэробики и тренажерный зал. Так как у нас два бассейна, реконструкция была проведена без отселения воспитанников (пока велись работы в большом бассейне, занимались в малом, потом — наоборот), и сейчас все всем очень нравится».


Во Фрунзенском районе Минска недавно открыл свои двери крупный физкультурно–оздоровительный центр, где под одной крышей созданы условия для занятий плаванием, каратэ, борьбой, волейболом, баскетболом, большим теннисом и много чем еще. В Партизанском районе на базе профессионально–технического колледжа начал свою работу зал бокса. В Советском районе гордятся открытым после реконструкции комплексом спортивных площадок гимназии № 22 и средней школы № 148, который включает стадионы для футбола и легкой атлетики, несколько площадок для игры в волейбол, баскетбол...

bakerenko@sb.by


Советская Белоруссия №199 (24580). Пятница, 17 октября 2014.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Кто бы говорил
Наказать за вредительство тех, кто не дает спокойно жить детям. Не можете помочь, так хоть не мешайте.
Дядя Ваня
Так и живем....
Бубноў А
Учора падвёз хлопца спарцмена з Мінскай вобласці, якога адправілі трэнерам у Гродненскую. жыве на кватэры ў горадзе, прыязджае ў дзве школы пасёлкаў. Цікава, колькі разоў ён паеў у той дзень... на зарплату дзіцячага трэнера.
Олег
И еще боремся за звание дома высокой культуры быта
Аня
Сын занимался плаванием,пока не закрыли бассейн возле дома.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости