Как повлияет на цветочный рынок Беларуси закрытие границ в Европе?

Шипы и розы экспорта

Может ли цветочный бизнес стать более доходным?

За последние 5 лет импорт цветов в Беларусь вырос почти в 19 раз, а экспорт в 56! Но эти цифры говорят, пожалуй, лишь о том, что наша страна — большая перевалочная база для красочного товара из Нидерландов, Колумбии, Эквадора, Кении. Сегодня, когда из-за коронавируса государства закрывают границы, возникает насущный вопрос: можем ли мы сами обеспечивать себя отечественной лепестковой продукцией, и более того, именно ее поставлять за рубеж, зарабатывая для страны валюту?


Представьте, 80 000 тюльпанов в теплице к 8 Марта! Это собственный рекорд фермеров Балицких из Лунинца Брестской области. Начинали они пять лет назад этот бизнес как эксперимент. Теперь к весеннему празднику продали все до последнего бутончика — приезжали и забирали розничные продавцы. Маршруты поставок разные: Минск, Брест, Гомель, Москва, говорит Александр Балицкий:

— Голландцы формируют букеты из миниатюрных тюльпанов, так принято. Наш человек хочет, чтобы тюльпан был большой, сочный, лепестки, как крылья. Поэтому на белорусском рынке наши производители вне конкуренции. Единственная проблема — отсутствие отечественного посадочного материала, он весь из Страны тюльпанов. Поэтому мы напрямую зависим от курса евро, подскочила валюта — подорожали цветы. Все белорусские производители очень крепко привязаны к голландским семенам, луковицам, саженцам.

Где есть возможность заработать быстро и верно, наши бизнесмены не уступают ни западным, ни восточным. Закупают голландские луковицы и к 8 Марта срывают куш. В этот период наш производитель на несколько дней закрывает собственной продукцией более половины рынка. Однако в постоянном цветоводстве, или точнее цветопроизводстве, есть интересные цифры. Например, сальдо внешней цветочной торговли согласно данным Национального статистического комитета Беларуси. Считаем. Импорт в 2019-м — примерно 367 миллионов долларов, экспорт составил 23 процента от этой суммы — порядка 85 миллионов. Букетики на сумму в 282 миллиона долларов оседают в нашей стране? Так ли это? Вполне возможно, в статистику могут не попадать цветы и саженцы, которые забирают на нашей территории российские оптовики. Ведь у нас единое экономическое пространство.

В этих схемах пусть разбираются бизнесмены, куда интересней реальное присутствие зарубежных растений в наших магазинах и на прилавках базаров. 

Гомельское государственное предприятие «Красная гвоздика» традиционно еще с советских времен являлось поставщиком срезанных цветов. Однако дуэль с импортом была проиграна. Предприятие вовремя переключилось на различные виды озеленения и цветочную рассаду, рассказывает главный агроном «Красной гвоздики» Валентина Барсукова:

— В этом году мы вырастили около полумиллиона цветов для клумбового и вертикального озеленения. Заказчики по всей Гомельской области. Именно этот сегмент рынка мы сегодня плотно занимаем. В ассортименте петунии, бегонии, цинерарии. Семенная база формируется известными мировыми производителями. Наши, к сожалению, пока не могут конкурировать с ними по качеству.

На фоне этой конкуренции серьезные средства были вложены в развитие нашего цветоводческого хозяйства. Наращивают с каждым годом производство цветов не только белорусские фермеры, но и государственные тепличные хозяйства, такие как «ДорОрс» или агрокомбинат «Ждановичи». Фермер-цветовод Владимир Гуценков этим бизнесом занимается уже 30 лет:

— На самом деле 5—6 средних частных производителей с площадью теплиц до 30 соток могут обеспечить спрос на розы такого полумиллионного города, как Гомель. Добавьте к этому крупные государственные предприятия в Минской области. Проблем с белорусской розой нет. А вот импортная колючая красавица не дает нам замкнуться во внутреннем рынке. Вообще, розами и тюльпанами наши производители могут без проблем наполнить страну. Гвоздика, хризантема (не в сезон), орхидея — это на данный момент привозные цветы. Но они и менее рентабельны. Если говорим о развитии цветочного бизнеса с прицелом на экспорт, то мы должны в первую очередь создавать для этого экономические условия. Самое первое — снижать для цветоводов налоги на землю. 


Здесь нельзя не присмотреться к Нидерландам, равным по площади Гомельской области (климат похож). Есть чему поучиться. Это первая страна на планете, которая стала зарабатывать миллиарды долларов на экспорте цветов и рассады. По площадям, отведенным под тепличные хозяйства, Нидерланды занимают первое место. 60 процентов защищенного грунта отведено под цветоводство. На эту страну приходится половина мирового цветочного рынка. Нидерланды также лидируют в области оранжерейного садоводства, экспорта свежих овощей, саженцев и семян. Ежегодно экспортируется 4,3 миллиарда луковиц голландских тюльпанов. 

Наш экспорт пока в некоторой степени это реэкспорт. Миллионы цветов перегоняют через Беларусь на Восток наши крупные оптовики. Можно за них только порадоваться. Кто-то купит новую машину, дом, а бюджет от их удачных коммерческих проектов получит солидные налоги. Однако такой вид бизнеса не создает рабочие места, не интегрирует наше сельское хозяйство в цветочный рынок, а за счет объема попутно подавляет местного производителя. Для изменения ситуации необходима многовекторная планомерная стратегия цветочного импортозамещения и развития этой отрасли. Поддержка в той или иной форме должна быть и многочисленным фермерам, анализирует ситуацию маркетолог Александр Веремеенко:

— Из-за распространения в Европе коронавируса стоимость свежесрезанного цветка снизилась в десять раз. Сейчас он будет переполнять рынки. Но это быстропортящийся товар. Такое падение приведет к банкротству многих производителей. Как и возможное окончательное закрытие границ в ЕС. Можно было бы воспользоваться этим, как когда-то мы воспользовались запретами на ввоз европейских сыров в Россию. Но тогда мы оказались готовы, у нас была проведена модернизация молочной отрасли. Сейчас — не очень: а ведь на цветочном рынке национальному производителю вполне реально нарастить объемы и заработать. Только для этого надо создать условия. Например, в Нидерландах государство формирует дополнительные льготы для цветоводов: по заниженным ценам продает им газ и, наоборот, по высокой цене закупает у них альтернативную зеленую энергию. Там целый список, позволяющий голландским производителям цветов быть в более выгодном положении по сравнению с зарубежными конкурентами. В результате создаются рабочие места, увеличиваются объемы налоговых выплат, голландцы богатеют. У нас под боком один из крупнейших мировых потребителей цветов. Пора подстраиваться под этот бизнес, все больше выращивая, а не только перепродавая.

Умные слова, дельные мысли, неплохие планы, главное, чтобы они реализовались, пока еще не отцвели хризантемы в саду.

МНЕНИЕ

Флорист Наталья Коваленко создает букеты и живые свадебные украшения:

— В последние годы продукция наших цветочных производителей ничем не уступает зарубежной. Посадочный материал иностранный, технологии зарубежные, а руки и мозги у нас не хуже. Конечно, часто не хватает экзотики — она импортная. Но уверена, чем больше будет цветоводов, тем разнообразней станет их продукция. 

КСТАТИ

Национальная российская ассоциация цветоводов, сославшись на данные агентства Busines Stat, сообщает, что за последние пять лет основным поставщиком срезанных цветов на российский рынок стала Беларусь, на нее приходится почти половина от всего импорта. А объем потребления, к примеру, роз в России — 1,5 миллиарда стеблей в год, что составляет 15 процентов от всего мирового потребления.

galkovsky@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр СТАДУБ
Загрузка...