Сельская газета

Шанс. Один на двоих

Какие дополнительные выгоды мы извлечем из антисанкций России

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР России подписал распоряжение о продлении запрета на ввоз из этих стран некоторых видов сельхозпродукции и сырья до конца 2018 года. В санкционном списке  не только экзотические маниок, маранта, пахта, салеп, батат, сердцевина саговой пальмы и некий  козлобородник. Под запретом и привычные уху и желудку потребителей орехи, овощи и фрукты,  мясо и колбасы, рыба и морепродукты, молочка.

Ограничительные меры Россия ввела в ответ на продление экономических санкций Евросоюза, который таким образом закрепил политическое решение, принятое лидерами стран-членов Евросоюза на саммите 22 июня.


НАПОМНИМ, санкционная «война» длится уже почти три года. Впервые Россия ввела продэмбарго против западных стран как контрмеру, введенную западными странами в связи с присоединением Крыма и ситуацией в Донбассе, в августе 2014 года. Тогда Путин подписал указ, ограничивающий ввоз определенных продуктов из США, ЕС, Канады, Австралии и Норвегии. Позднее продэмбарго распространили на Албанию, Черногорию, Исландию и Лихтенштейн, которые присоединились к антироссийским санкциям. Затем в этот список вошла и Украина. 

Хорошо помню, осенью 2014 года многие из нас возлагали очень большие надежды на вдруг широко распахнувшиеся экспортные двери России. Если в 2013 году РФ ввозила продовольствия на 43 миллиарда долларов — примерно 14 процентов импорта, то после введения санкций в 2014-м образовалась солидная брешь: уже через полгода, по информации российской таможни, объем поставок продуктов упал на 34 процента. Поэтому в ответ на просьбу соседей закрыть санкционные ниши, а попросту говоря, привезти побольше своего продовольствия, мы ничуть не сомневались, что быстро нарастим поставки еды и сельхозсырья. По сути, сначала так и получилось. Но по итогам 2015 года наш экспорт сельхозпродукции и продуктов питания в денежном выражении упал с 5,6 миллиарда долларов в 2014-м до 4,4 миллиарда. Заметьте: выручка упала при том, что экспортные поставки, например, молочных продуктов в натуральном выражении увеличились на 16,2 процента, мяса птицы — на 19,3, говядины — на 10,6, картофеля — на 44,7 процента и так далее. Причина снижения валютной выручки — неблагоприятная ситуация на российском рынке, на который и приходится свыше 90 процентов нашего  экспорта продовольствия.

«Несмотря на увеличение физических объемов поставок, мы потеряли свыше миллиарда долларов из-за девальвации российского рубля, снижения покупательского спроса и в целом снижения цен на продовольствие», — объяснял тогда начальник главного управления внешнеэкономической деятельности Минсельхозпрода Алексей Богданов. А поскольку кризис в России грозит затянуться, наши экспортеры все острее ощущают потребность диверсифицировать рынки сбыта.

Но есть и другая причина. Не один год российские сельхозпроизводители боролись за повышение ввозных пошлин на продовольствие, доказывая правительству, президенту, законодателям, что не в состоянии конкурировать с мощным потоком импорта. Слишком высокая себестоимость продукции. А тут — эмбарго! Конечно, в отрасли это восприняли как шанс. Другое дело, как сумели этим шансом воспользоваться. По-разному. Особенно рвануло производство свинины и мяса птицы. В целом импорт еды снизился почти в два раза — до 26,5 миллиарда. 

А вот буренки ударницами так и не стали, хотя и старались. Дефицит молока в России ежегодно колеблется в пределах 6 — 8  миллионов тонн. При этом, по данным «Союзмолока», 20 процентов рынка в результате антисанкций освободилось. Занимай — не хочу. А нечем. Здесь как нельзя кстати оказались белорусские молочники: если в 2013 году наши  молочные продукты занимали 42 процента от всех импортируемых, то в 2015-м — уже 85. От нас же пришли и позабытые россиянами сыр с плесенью, моцарелла и пармезан, хамон и хлеб с салом, яйца цесарок и перепелок, халяльные и кошерные продукты. На любой вкус. И кошелек также. Причем мы поставляем на экспорт только излишки продукции: 60 процентов от всего переработанного молока и 30 —  от переработанного мяса. В переводе на молоко — 11 тысяч тонн отправляем ежедневно, в переводе на мясо — тысячу тонн продуктов. Это ни много ни мало порядка 12 миллионов долларов ежедневной валютной выручки. На  тонне говядины — 350 долларов, на тонне сухого молока  — 540, на тонне сыра – более тысячи долларов.

В прошлом году на долю России пришлось 96,3 процента всего молочного экспорта республики. Это, по сути, означает «монозависимость» наших предприятий от российского рынка. Но к 2020-му разница между российским импортом и белорусским экспортом составит порядка 1,7 миллиона тонн в пересчете на молоко. Это фактически закрывает весь планируемый прирост нашего экспорта. Поэтому срочно нужно искать других покупателей. Но как известно, серьезное препятствие для входа на рынки третьих стран — высокий уровень конкуренции либо высокий уровень тарифной защиты. Тем не менее география экспорта постепенно расширяется. В прошлом году кроме стран СНГ молочная продукция поставлялась в 24 страны на сумму около 7 миллионов долларов. Одним из ключевых экспортных рынков в Минсельхозпроде считают Китай.

Проблема для нас в том, что сегодня и российским производителям, получившим  солидную господдержку, нужен рынок, а не конкуренты. Запущены долгосрочные программы. По мнению экспертов, защитить российского производителя могут лишь интервенции и меры регулирования. Вряд ли ошибусь, такой мерой в определенной степени и стал Россельхознадзор. 

А кто сказал, что будет легко?

Эмбарго с Запада — это, конечно, несомненный шанс для российского производителя сельхозпродукции. Но и шанс для нас. Один, стало быть, на двоих...

germanovich@sb.by

Версия для печати
Андрей К
Поправка: Россия ввела продэмбарго не против западных стран, а против своих граждан.
дядя ФЁДОР
Какая выгода для нас?Не для всех нас,а отдельных избранных.Выгода не плохая.Наклеить свой лэйб на киви,бананы,персики и др.экзотику,и поставить братьям россиянам под видом выросших на наших просторах.Да мясную и рыбную продукцию надо не забыть.Да,и молоко нормализованное.............
Иван г.Кричев
Для нас выгоды никакой нет,только больше проблем с перехватом и поисками контрабандистов,а это ведь российские
контрабандисты и перекупщики.
Александр, 41, Минск
Конечно, для Беларуси это очень выгодно. Это же наш клондайк. Для того и создан таможенный союз. Пытаться поставлять продукцию на другие рынки тоже надо, но туда нелегко пробиться не только в силу инерции производителей. Многие продукты просто неизвестны за рубежом или не привычны. Бессмысленно везти во Францию сметану или кефир, к примеру.  
Иван г.Кричев
Сейчас и в Россию проблема пробиться,Данкверту наше молоко и мясо поперек горла стало.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?