Минск
+13 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Сергей Федоров: «Любите хоккей в себе, а не себя в хоккее»

Интересных людей в кулуарах минского чемпионата мира едва ли не больше, чем на льду. Эксперты, тренеры, бывшие и действующие игроки...

Интересных людей в кулуарах минского чемпионата мира едва ли не больше, чем на льду. Эксперты, тренеры, бывшие и действующие игроки... Однако даже в этой звездной толчее Сергей Федоров выделяется так же, как в свое время был заметен на площадке. Трехкратный чемпион мира, двукратный призер Олимпиад, трехкратный обладатель Кубка Стэнли и невероятной коллекции разного рода титулов и медалей, завоеванных по обе стороны океана. На чемпионат мира в Минск еще недавно выходивший на лед Федоров приехал в должности генерального менеджера ЦСКА. Команды, из которой в далеком 1990 году убежал за океан к новым, доселе недосягаемым для советских хоккеистов вершинам. Разговаривать с Сергеем (теперь уже Викторовичем) просто и сложно одновременно: слишком много хочется спросить, и слишком мало времени для того, чтобы все рассказать.

— За чемпионатом мира вы сейчас наблюдаете как болельщик или все же как генменеджер ЦСКА?

— Если честно, я и не помню уже, когда удавалось, и удавалось ли вообще, посмотреть хоккей с позиции обычного болельщика. Всегда присутствует профессиональный интерес. Как ни крути, а нашей команде нужно усиливаться. Хотя официально и в первую очередь я приехал сюда под эгидой Международной федерации хоккея. Есть такой комитет атлетов, который помогает ИИХФ сделать спорт более безопасным. Я вхожу в него, и эта работа — главная причина того, почему я здесь. Ну и во вторую очередь я приехал на чемпионат мира как генеральный менеджер ЦСКА.

— Возможно, уже кого-то присмотрели?

— Это не так просто. Рынок игроков сейчас достаточно скуден. Талантливые ребята, конечно, есть, но их не так много, и просто так их, конечно, взять нельзя. Существуют законы, регламент...

— За всеми этими обязанностями не возникает ностальгии по тем, недавним еще, временам, когда Сергей Федоров сам выходил на лед и сражался за титулы и медали?

— Уже нет. В прошлом году, как вы, наверное, знаете, пытался вернуться на лед. Но, к сожалению, руководство клуба приняло решение, что мне лучше остаться в офисе. Хотя я был готов играть.

— Слушаю и вспоминаю вашу фразу о том, что в КХЛ сегодня играют полупрофессионалы. Эти слова вызвали достаточно серьезный резонанс, но не считаете ли вы, что он объяснялся как раз тем, что многие возмущавшиеся подсознательно признавали вашу правоту?

— Надеюсь, что последствия того моего высказывания окажутся только положительными. Я никого не хотел обидеть. Но ведь положение дел действительно таково, и все, кто профессионально занимается хоккеем, об этом прекрасно знают. Я ведь не открыл никакой тайны: просто нужно реально подойти к этому вопросу, признать его существование и выгнать всех шабашников. Нужно дать молодежи возможность смотреть на опытных игроков. Профессионалов, которые действительно хотят играть в хоккей. Пусть и за большие деньги.

— Кстати, о деньгах. Говорят, что именно они испортили нынешнее поколение игроков и продолжают мешать ему достигать тех высот, которые покорялись вашим ровесникам...

— Вообще на эту тему долго можно рассуждать. Но если упрощенно, то я бы сказал, что мое поколение играло за идею и уж потом думало обо всем остальном. А сегодня ребята играют... Даже не знаю, за что они играют. Они ведь сегодня даже и за деньги уже не играют. Опять-таки не хочу никого задевать и обижать: просто озвучиваю всем известные факты.

— Считается, что деньги могут мотивировать игрока до определенного момента, а потом...

— Да нельзя вообще играть в эту игру, которая называется хоккей, нельзя в нее играть за деньги. Ее нужно любить. Потом — уважать. Пропитаться этим делом. А остальное — деньги, слава, кубки — все это придет. Но в основе должны лежать работа, уважение к себе и товарищам. Хоккей ведь командный вид спорта. И ладно, если ты свою карьеру губишь, но ты ведь автоматически подводишь тех людей, которые играют рядом с тобой и хотят добиться чего-то более значимого.

— Когда вы в свое время уезжали из ЦСКА за океан, вас, подозреваю, многие тоже упрекали в корысти и других подобных вещах... Могли тогда представить, что когда-нибудь станете генеральным менеджером превратившегося уже в профессиональный хоккейный клуб ЦСКА?

— Конечно, нет. Тогда такое развитие событий выглядело полностью исключаемым. Хотя в корысти нас не обвиняли — не было такого. Куда больше критиковали за сам отъезд. И, наверное, как раз потому, что за длинным долларом мы и не гнались. Просто была огромная жажда играть в хоккей. Играть при заполненных трибунах. ЦСКА — звездная была команда! Пяти-, семи-, десятикратные чемпионы мира на лед выходили. Было на кого смотреть! И тот хоккей, который показывала команда и в который мне посчастливилось сыграть (я действительно считаю, что это большая удача), дали хоккеисту Федорову путевку в жизнь. Но дальше нужно было расти. А деньги... Поверьте, у меня достаточно опыта, чтобы утверждать: как только у спортсмена появятся такие мысли, он будет наказан, и очень сильно наказан.

— Сейчас во многих клубах остро стоит вопрос легионеров. Менеджеры всеми силами пытаются обходить существующие лимиты и запреты. В этих лимитах есть смысл?

— Я не буду говорить о ситуации в каких-то конкретных клубах: в конце концов, я не владею всей информацией. Но лимиты и тепличные условия в хоккее никогда не приводили и не приведут к чему-то хорошему. Никогда в искусственно созданном парнике не вырастут сильные и целеустремленные люди и игроки. Так что те запреты, которые вводятся сегодня, на мой взгляд, не нужны. Пока не нужны. Как только мы создадим конкурентоспособную атмосферу на льду и в лиге, как только у нас появится не 8 из 30, а хотя бы 25—26 (а, возможно, и все 30) по-настоящему конкурентоспособных команд, когда шансы всех уравняются и сборная начнет получать сильных игроков, вот тогда можно будет подумать про лимиты и ограничения.

— Практически каждый тренер, принимающий сборную Беларуси, рано или поздно начинает говорить о нехватке талантливой молодежи. Судя по всему, у вас проблема схожая. Неужели сегодня действительно так сложно найти настоящие таланты?

— Можно. Но этим ребятам сегодня нужно объяснять буквально все. Вплоть до самых элементарных вещей. Но не нужно охать о том, как было раньше, нужно работать с тем, что есть. Именно работать! А многие занимаются лишь тем, что сидят и болтают ногами.

— Но при этом даже обновленная сборная России на нынешнем чемпионате смотрится весьма неплохо...

— Вот вы тоже пытаетесь из меня эксперта сделать (смеется). Как эксперт говорить не буду. Скажу как хоккейный человек. Наша сборная давно не играла с таким огоньком и спортивной злостью. Если честно, Олег Валерьевич Знарок — молодец. Ему удалось придать команде шарм. Но нужно понимать, что эти вещи, которые мы сейчас видим, — огонь в глазах, желание биться в каждом моменте — это нормальные вещи, которые должны присутствовать в абсолютно любой хоккейной игре.

— Читал на днях мнение о том, что Знароку удалось превратить хоккеистов в мужиков...

— Они и раньше были мужиками. Он просто дал им возможность почувствовать плечо партнера и поверить друг в друга. Это ведь командный вид спорта. Все должны биться. Все понимают, что Олимпиаду мы, прямо скажем, не совсем удачно провели. Есть такая фраза: настоящее мужество состоит в том, чтобы вставать после каждого падения и продолжать путь. И Олег Валерьевич наглядно показал, как это нужно делать.

— Давно были на катке в парке Горького?

— Честно признаюсь: давно. Все никак выбраться не могу. Хотя самому интересно, с какими чувствами приду туда. Пока сложно с ощущениями разобраться, но, думаю, многое бы вспомнилось о тех днях и часах, которые проводил на том катке. Хорошее время было.

— Даже не верится, наверное, что когда-то начинали здесь?

— Ну почему? Верится... Правда, уже с трудом.

— У игроков с вашим опытом и званиями принято спрашивать о “втором Федорове”. Сравнивать с вами нынешнюю молодежь. А сами вы встречали игрока, которому по-настоящему удалось вас удивить?

— Так сразу не ответишь. Я ведь четыре хоккейных поколения на льду застал. И в каждом обязательно находились уникальные игроки. Так что начни всех вспоминать — разговор часа на два растянется. Хотя, наверное, самые яркие впечатления все равно будут о том времени, когда юниором пришел в ЦСКА, где в то время играло немало великих хоккеистов: Ларионов, Макаров, Фетисов, Касатонов, Каменский, Быков... Представляете, какие имена!

— Не могу не спросить о белорусах: как вам наша команда?

— А мне белорусы всегда нравились. Наверное, сказывается то, что я сам — воспитанник белорусской школы хоккея. Все мое хоккейное детство и юность прошли в Минске, я считаю, что мне в этом смысле очень повезло. Здесь меня научили тому, что мастерство должно сочетаться с характером, а безвыходных положений не бывает. И я вижу, что нынешняя сборная Беларуси — это именно такая волевая команда. Даже в самых сложных ситуациях ребята сражаются до последнего. Вот что самое главное.

— Подозреваю, что наше интервью будут читать и молодые ребята, которые делают лишь первые шаги на льду...

— Я, признаться, на это очень надеюсь и хочу пожелать им целеустремленности. И честного отношения к спорту, который они выбрали. Если надо работать — работай, если надо отдыхать — отдыхай. Поверьте, если удастся преодолеть себя, то все обязательно получится.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...