Саша Зверева рассказала о своей личной жизни

Распевая хит про солнышко в руках, мать двоих детей, солистка группы Demo Саша Зверева порой хотела рыдать от бессилия. Даже будучи дома, певица не могла чувствовать себя защищенной.

Распевая хит про солнышко в руках, мать двоих детей, солистка группы Demo Саша Зверева порой хотела рыдать от бессилия. Даже будучи дома, певица не могла чувствовать себя защищенной. Об унижениях, которые ей пришлось пережить, и о том, как нашла свое новое счастье, Саша рассказала Алле ЗАНИМОНЕЦ.

 

Решение принято, возврата нет


Саша Зверева. фото— Рано утром подхожу к мужу. «Илья, мы должны оплатить танцы Василисы. Дай две тысячи рублей». В ответ слышу: «Сама заплати. Я потом отдам. Ты же знаешь, я не расплатился с кредитами». Это вечное его «потом» и наглая ложь насчет каких-то мифических кредитов меня взбесили! От обиды за детей, на которых родной отец жалеет денег, я потеряла самообладание. Выпустила когти, как дикая кошка, вцепилась ему в спину, царапаюсь, кричу, что он уже достал меня своей скупостью. Ярость была настолько сильной, что поняла: да я же готова его убить! И вдруг будто проснулась, говорю себе: «Саша, да что ты делаешь? Так и до греха недалеко. А потом сядешь в тюрьму». В голове немедленно прояснилось, произношу совершенно спокойно: «На сегодня все! Иди на работу. Удачи!» Разворачиваюсь, ухожу в комнату к детям и за­стываю на месте. А потом вдруг подскакиваю от мыс­ли:«Начинаю новую жизнь».

Бужу детей и велю скорее собираться. Пишу Илье записку: «Ты потерял все лучшее, что у тебя было». Сажаю Василису и Макара в машину, по ходу обзваниваю друзей: «Нет ли у кого-нибудь квартиры пустой?» Один из знакомых откликается: «Сашка, поживи у меня на Чертановской». Квартирка оказалась крошечной. Мы свалили вещи в угол, а вечером улеглись спать на узкую кровать валетиком. Но я чувствовала себя счастливой. Рубикон перейден — решение наконец принято и возврата нет. К радости примешивался страх: будет ли у меня еще личная жизнь с двумя детьми на руках? Чтобы не струсить и не вернуться в налаженный быт, приказала себе: «Саша, терпи! Жить как раньше больше не будешь». 
Илья обрывал телефон, а я не отвечала: ни видеть его, ни слышать не желала, опасалась, что он опять попросит прощения, убедит, что надо вернуться. Уже через четыре дня я нашла вот эту квартиру, в которой мы сейчас живем. Понимала, что детям и так непросто и надо сохранить их привычный уклад жизни, не менять Василисе садик, поэтому сняла жилье в том же доме, где почти десять лет мы прожили с Ильей.


Вон отсюда, тупая дура!
— С Илюшей мы познакомились в 2001 году и сразу влюбились друг в друга. Я в то время уже была известна, песня «Солнышко» крутилась на многих радио­станциях, группа Demo, солисткой которой я была, активно гастролировала. Илья в то время учился в бауманском (МГТУ им. Баумана. — Прим. «ТН») университете, потом окончил аспирантуру, устроился в банк. Хотя он умный парень, сногсшибательной карьеры не сделал. Я всегда больше него работала и зарабатывала. Помню, даже на 39-й неделе беременности помчалась на гастроли. Илья воспринял это как должное, да и мне казалось, что все нормально, семью нужно обеспечивать. И если Илья этого не делает, значит, остается мне самой заботиться о пропитании. Но обиды на него росли как снежный ком. Пока я вынашивала Василису, запрещала себе про это думать. Чтобы поднять настроение, раздевалась перед зеркалом и рисовала на животе солнышко — глазки, улыбочку. Смотрю и радуюсь, говорю сама себе: «Все ерунда! Зато скоро ты станешь мамой!» Я очень люблю детей и, когда узнала, что в положении, была на седьмом небе от счастья. Илья — тоже. Но помимо вопросов материального характера, прибавились другие.
На третьем году семейной жизни Илья пристрастился к бутылке. Ладно бы еще пропускал рюмку-другую за ужином, так нет! Спрячется в комнате и пьет. Захожу, чувствую — вином пахнет, а он на голубом глазу уверяет: «Клянусь! Я не пил!» Говорю: «Поклянись здоровьем детей». — «Клянусь!» А у ребенка на следующий день температура под сорок…
Спокойно реагировать на подобное я не могла, скандалила. Дрязги между нами практически не прекращались. Он как выпьет, вообще невменяемым становился. Однажды ни с того ни с сего прямо в кровати принялся меня душить. А с нами Василиса спала, ей было годика два, так она проснулась, перепугалась, описалась… Тогда я поняла, что все, это крах. Но потом тянула дальше почти пять лет, да еще второго ребенка родила. Почему? Да потому что в голове в детстве сложилась матрица счастливой семейной жизни — такой, как у моих родителей. Они вместе уже сорок лет, вырастили двоих детей и всегда считали, что развод — это настоящая беда, катастрофа. Но родители Ильи невзлюбили меня сразу. Не знаю почему. Наверное, хотели, чтобы у их такого умного и образованного сына была жена как минимум кандидат наук. А тут я — девочка из шоу-бизнеса. Но я люблю учиться, постоянно на какие-то семинары хожу, лекции слушаю. Со мной интересно общаться, и наличие дипломов ни при чем. Знаю людей с двумя высшими образованиями, а скучнейших и недалеких! Хотя, может, я не понравилась родственникам чем-то еще — конкретных претензий они никогда мне не высказывали. Когда мы с мужем, уже год прожив вместе, пришли к ним в гости с радостной вестью, что они станут бабушкой и дедушкой, лица родителей сделались каменными. «Ну, значит, наша жизнь теперь рухнула…» — услышали мы. У других с рождением внуков жизнь заново начинается, а у этих «рухнула». Тогда я подумала вдруг: «Не видать нам с Илюшей счастья». Так и оказалось. Когда я была на девятом месяце, свекровь посоветовала Илье сделать генетическую экспертизу. Вот прямо пришла ко мне в гости и сказала: «Нам всем кажется, что ребенок не Ильи». Я онемела оттаких предположений. Не его ребенок… Да Василиса как две капли воды похожа на своего папу и с такими же родимыми пятнышками на ручке, как у бабушки!
Честно говоря, на появление Василисы я возлагала определенные надежды. Рассуждала так: «Илья — единственный сын, значит, внучку его родители полюбят, а заодно и ко мне отнесутся более благосклонно». Я вообще не могла понять, за что меня можно не любить. Сыну их я была хорошей женой, заботливой, деньги зарабатывала, детей красивых родила и воспитанием сама занималась. Нападки родни ранили меня в самое сердце. Конечно, я просила мужа заступиться за меня. Но он даже в вопиющих ситуациях сохранял нейтралитет. Однажды приехали к свекру и свекрови на дачу. Василиса тогда совсем крохой была. Собралась куча родственников, все выпили, сидят за столом, галдят. Вдруг свекор поднимается, обводит всех тяжелым взглядом и говорит: «Жаль, что среди нас есть одно слабое звено». И показывает на меня: «Ты! Пора тебе нас покинуть». Я опешила и, сдерживая себя, чтобы не сказать пожилому человеку дерзость, встала, собрала вещи, положила в машину сонную дочку и рванула обратно в Москву. По дороге устроила Илье жуткий скандал, рыдала: «Уйми своих родственников!» А он, форменный тюлень, отвечает: «Ты меня тоже пойми, Саш! Ну что я им скажу? Они меня всю жизнь гнобили, каждым рублем попрекали — всегда с ними было сложно».
Вообще-то человек я незлобивый, старалась гордость унять, ради семьи потерпеть. Поэтому даже после таких унижений не переставала общаться. Как-то звонят: «Приезжайте, у нас огурцы поспели». Собираю ребенка, приезжаем… А свекровь нарывает огурцов, протягивает не­­мытый Василисе. Я говорю: «Ой, грязненький огурчик-то, надо вымыть». А в ответ несется: «Ах, ты брезгуешь моими огурцами, указываешь на нечистоплотность?! Вон отсюда, тупая дура!» Моя мама, узнав обо всем, плакала. А папа звонил «родственничкам», пытался объяснять, что я хорошая жена и мать. Но бесполезно!
На известие о моей второй беременности свекровь завизжала: «Твой ребенок сдохнет, наркоманка!» И это она сказала мне, человеку, который со школьной скамьи ведет здоровый образ жизни. Да я Василису до трех лет грудью кормила! А они решили: если из шоу-бизнеса, то, значит, наркоманка.
Пока я носила Макара, наши отношения с Ильей резко улучшились. У обоих была надежда, что теперь все будет хорошо. Но после рождения сына ссоры вспыхнули с новой силой. Мы вообще перестали вести себя как супруги — обниматься, целоваться… Спали в разных комнатах. Но Илья то и дело говорил, что любит детей и без меня не может жить.Саша Зверева. фото
 

А его родственники в это время активизировали свой натиск. Однажды прихожу с детьми домой   (а мы жили в квартире, которую они «подарили» сыну, но оформили ее на себя, не прописав туда даже малышей!), а там хозяйничает Света, троюродная сестра Ильи, с мужем-амбалом.   «По-хорошему ты не понимаешь, значит, пора объяснить по-плохому! Немедленно собирай вещи и мотай из этой квартиры вместе со своими детками», — уперев ручищи в бока, говорит мне Света. Я отвечаю: «Вообще-то сейчас уже поздно, одиннадцать вечера, Макару пора спать. Да и на улице минус двадцать. Куда я пойду?» Она вдруг кидается на меня, вцепляется в горло и душит! Слышу истошный крик Василисы: «Мамочка, мамочка!» Откуда-то силы взялись, оттолкнула хамку. И тут телефонный звонок. Ее муженек по-хозяйски снял трубку: «Да? Скоро она покинет этот дом» — и протягивает трубку мне. На другом конце провода свекор: «Мы тебя терпеть больше не намерены!» Муж Светы пережевывает сосиску и вдруг харкает мне в лицо! Сейчас трудно все это рассказывать, потому что в голове здорового человека не укладывается вообще, как так можно себя вести… Рассудок мой помутнел, в голове единственная мысль: бежать! Но организм не выдержал, я потеряла сознание. Когда пришла в себя, услышала: «Да пусть валяется, не поднимай ее, будь мужиком, пойдем-ка лучше выпьем». Оказалось, что Илья был дома и все это, пьяный, видел и слышал… Дети орут в два голоса, на кухне квасит компания сумасшедших, а я лежу в коридоре... Встаю, по стеночке бреду в детскую, где плачут дети, одеваю их, кидаю в сумки вещи и еду в Купавну, к своим родителям. Через несколько дней Илья примчался, упал на колени: «Саша, прости!» И вот ведь загадочная душа русской бабы! Простила и вернулась!!! 
Когда от Ильи я все-таки ушла, проявилась агрессия. Много месяцев подряд мне снился один и тот же страшный сон: я снимаю бывшим родственникам скальпы, вспарываю животы… Так мое подсознание выпускало накопившуюся обиду. Чтобы ощущать себя более уверенной, я увлеклась тайским боксом. Била грушу, представляя, что это мои обидчики.

Я была категорически против женитьбы
— Сначала я даже думать не могла, чтобы простить Илью и начать хоть каким-то образом с ним снова общаться. Наши отношения наладила… моя подруга. Уговаривала меня: «Сашка, никто не просит тебя возвращаться, но дети-то страдают! Василиса все время плачет, дерганая стала. Детям отец нужен». Я рычала в ответ: «Нет!» Тогда она, ничего мне не сказав, пошла в нашу старую квартиру. Входная дверь открыта, в полумраке гостиной видит Илью, лежащего в на­ушниках ничком на диване. Рядом — пустая бутылка. Она растолкала его: «Илья, Саша с детьми живет в соседнем подъезде». И он пришел к нам, отекший от слез, с трясущимися руками…
Теперь он заходит, играет с Василисой и Макаром, иногда берет их на выходные. Но даже если мы проводим вместе пятнадцать минут, непременно ссоримся — и снова из-за денег. К счастью, наш брак не был зарегистрирован, так что обошлись без суда. Почему мы не оформили отношения, нажив двоих детей? Да просто я всегда не считала нужным ставить печать под своими чувствами к мужчине. Но родители давили: надо, чтобы все было как у людей. И когда я была беременна Василисой, мы все-таки поехали в ЗАГС. Поднимаемся по ступенькам — и вдруг меня выворачивает наизнанку, хотя до этого никакого токсикоза не было! Илюша посмотрел и сказал задумчиво: «Вижу, что замуж ты физически не хочешь». Ну мы и развернулись: посчитали за знак свыше.



Оттаивала я постепенно


— 26 октября я ушла от Ильи, а 16 ноября появился Дима. Недолго «сидела в девках». Теперь поддеваю Илью: «Видишь, хороший человек всегда нарасхват!»
Телефон диджея Дмитрия Алмазова я попросила у одной знакомой в поиске нового музыкального материала. Дима в своем проекте Bobina создает и играет музыку в стиле транс. Одну из его композиций я услышала в хит-параде, и она мне очень понравилась.
Знакомая моя почему-то начала темнить: мол, телефон-то у меня есть, да надо спросить у него разрешения, и вообще он отвратительный тип. Как потом рассказал мне Дима, он тоже просил нас познакомить эту девушку — увидел нашу с ней фотографию в социальной сети. А в ответ услышал: «Да зачем она тебе? Она замужем, двое детей, к тому же редкостная стерва». Оказалось, Дима нашей общей знакомой очень нравился. И она боялась, что знакомство его со мной может помешать ей получать его внимание и подарки. Как бы то ни было, но номер телефона Димы я из нее выбила. Помню, написала шутливую эсэмэску: «Привет звезде от звезды! Давай пообщаемся». А в это время Дима находился в Китае и предложил выйти в Скайп. Проболтали часа два — обо всем.
А через несколько дней в задний бампер моей машины въехал какой-то тип. Надо было везти ее в ремонт. Я взяла и написала Диме — человеку, которого не видела никогда: «Не можешь одолжить свою машину на пару дней?» Ответ пришел мгновенно: «Бери!» Ему как раз она была не нужна: он снова куда-то улетал. Познакомились мы впопыхах: Дима уже опаздывал в аэропорт, поэтому мы только перекинулись парой фраз: «Я Саша». — «Я Дима. Вот машина, вот ключи», — и уехал. Потом мы каждый день общались по Скайпу уже с видео. Было так: дети спали, и я, боясь их разбудить, надевала наушники, слушала, что рассказывает Дима, и просто кивала в ответ.
Когда Дима вернулся в Москву и мы встретились, мне нужно было заехать в студию. Он предложил: «А давай ко мне, у меня дома есть студия». Признаться, я думала, Дима воспользуется случаем и хотя бы поцелует, но он держался отстраненно. Чем еще больше раззадорил меня. Оказалось, он, привыкший к быстрым победам, на сей раз решил поступить иначе и не торопить события.
Когда же мы стали близки, все вокруг, включая мою любимую маму, твердили: да он легкомысленный, поматросит и бросит.
А вот Димино окружение оказалось добрее. Даже его мама — уж казалось бы! — сказала: «Ну ничего, Дима, вот Иван Ургант тоже женился на женщине с двумя детьми».
Хотя я долго не верила, что Дима относится к нашему роману серьезно, все же постепенно оттаивала. Но однажды чуть было не решила, что Дима — моя ошибка. Дело было в Екатеринбурге, куда мы прилетели праздновать 7-летие Василисы. У Димы там было запланировано выступление. С утра украсила комнату дочки в гостиничном номере шариками, написала плакаты с поздравлениями. Девочка должна была проснуться, увидеть все подарки и отправиться вместе с нами вниз в ресторан к праздничному столу. Бужу Диму: «Вставай! Пора идти Васю поздравлять!» А он: «Ты иди, я сейчас…» И уснул. Ждем его внизу, ждем… Вася посадила на его стул своего мишку. Я послала Диме СМС: «На твоем месте теперь сидит Миша». А у самой на душе кошки скребут: а нужен ли мне такой мужчина, который не принял всерьез день рождения моего ребенка. Но когда увидела, как Дима бежит от лифта, причесываясь на ходу, поняла, что он просто еще не привык так рано вставать и проспал вовсе не от равнодушия…
Смеясь, Дима говорит мне: «Сашка, Бог услышал мои молитвы! Я просил дать мне и жену и детей как можно быстрее, ведь вдруг в 2012 году наступит конец света!» Что касается свадьбы…То по иронии судьбы я, ярая противница официоза, теперь вдруг захотела и белого платья, и торжества на весь мир. И даже к своему имени уже примеряю Димину фамилию. И звучание мне очень нравится! 
 

 

Алла ЗАНИМОНЕЦ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4
Загрузка...
Новости