Сельская газета

Припятские пороги

Письма из Наровлянского района

В ПРЕДЫДУЩЕМ письме мы рассказывали о градообразующих предприятиях райцентра. Это кондитерская фабрика «Красный Мозырянин» и завод гидроаппаратуры. Так или иначе они связаны с АПК. Кондитеры входят в состав концерна «Белгоспищепром», а «аппаратчики» — структурное подразделение МТЗ. Работают стабильно, хотя и не без сложностей. Проблема едина — себестоимость продукции и конкурентоспособность.


3. Сталкерам здесь не место


Периодически наезжаю в Наровлю в командировки. Последние десять лет наблюдаю за тем, как развивается регион, чем живет. По разному, знаете ли. Где-где, а здесь Чернобыль накуролесил. После него на «до» и «после» разделилась жизнь у наровлянцев. Отселено 36 деревень. Их названия на памятнике в центре города на берегу Припяти. На селе из 16 с половиной тысяч человек осталось около трех. Из севооборота выведено более двадцати тысяч гектаров… Незадолго до командировки с большим удовлетворением ознакомился с указом Президента. Уверен, это же чувство и у моих наровлянских друзей и знакомых. Ведь указ упраздняет охранную зону Полесского радиационно-экологического заповедника. Почти 22 тысячи гектаров земель будут вновь введены в хозоборот.

Сегодня здесь об этом только и говорят. Как же — инициатива документа за Наровлянским райисполкомом. Его поддержали Брагинский и Хойникский. Сама охранная зона — километр от границ заповедника на землях Брагинского, Наровлянского, Хойникского, Мозырского и Калинковичского районов. Здесь запрещалось сеять сельхозкультуры и пасти скот, охотиться и ловить рыбу, складировать удобрения и химические средства защиты растений, производить забор воды для хозяйственных целей, кроме пожаротушения.

В июне Полесский заповедник посетил Президент. Тогда же Глава государства обсудил со специалистами перспективы изменения границ этой охраняемой территории. С момента аварии на ЧАЭС радиационный фон здесь значительно снизился. В первую очередь за счет процессов полураспада. А еще благодаря реализации комплекса защитных мер: известкование кислых почв, создание культурных пастбищ и сенокосов, применение специальных кормовых рационов для животных, которые включают цезийсвязывающие добавки.

Вообще, создавалась охранная зона в 2014 году довольно странно. Почему-то километр отрезали от незагрязненной территории. Так в ней оказались несколько населенных пунктов Наровлянского района и часть пахотных земель. Выходило: с одной стороны — чистая зона, а с другой — заповедник. Перешел дорогу — попадаешь под административную ответственность. Понятно, аграрии недоумевали. Они с 1986 года выращивали здесь продукцию — и вдруг запрет. Теперь логика восторжествовала.

Но контроль за содержанием радионуклидов никто отменять не собирается. Спрашиваю у заместителя председателя райисполкома Дмитрия Максименко: в чем они — гарантии? Многоступенчатый контроль… Скажем, на продукцию животноводства он начинается с проверки кормов. Потом молока на ферме, при поступлении на завод, и четвертый уровень — при выходе готового продукта. Ничего «грязного» не проскочит.


Превышения содержания радионуклидов цезия-137 выявляют исключительно в дарах леса. Грибы в Наровлянском районе могут содержать цезия до 40 тысяч беккерелей на килограмм. Это уже радиоактивные отходы. Правда, сейчас фиксируются единичные случаи, а десять лет назад их были сотни. Есть лаборатория ветеринарно-санитарной экспертизы и на местном рынке. Но урожай с приусадебных участков и молоко на проверку если и носят, то только приезжие. Свои — лишь перед продажей.

После упразднения охранной зоны знаки радиационной опасности теперь разместятся непосредственно в заповеднике. Он живет своей жизнью. На территории заповедника — треть «чернобыльского наследия», выпавшего на земли Беларуси. Так называемая зона отчуждения начинается всего в нескольких километрах за райцентром.

Я, конечно, не мог не напроситься в поездку туда. Трасса на Киев — своеобразная разграничительная линия между чистыми и загрязненными территориями. Необычно видеть по одну сторону комбайны на полях, по другую — радиационные знаки.

Раньше шоссе называли дорогой в коммунизм. Наровлянцы часто ездили в город атомщиков Припять, который снабжался продуктами по высшей категории. Теперь по этой дороге едем мы. На въезде в зону отчуждения нас изрядно проверяют на контрольно-пропускном пункте «Тешков». Раньше здесь была деревня, центральная усадьба колхоза имени Ленина. Оглядываюсь вокруг: лишь полуразрушенные усадьбы напоминают о некогда благополучной жизни. Затерянный мир. После чернобыльской катастрофы тешковцы переселены в Чечерский район. Правда, потом многие вернулись в Наровлю.

Открывают шлагбаум. Начальник охраны заповедника Петр Веремейчик дает «зеленый», при этом поясняет: строгий учет необходим для контроля всех гостей зоны. Иногда бывают нежелательные. Те же браконьеры или любители острых ощущений — сталкеры. Предупреждает и нас: правила нахождения в зоне для всех одинаковые. От маршрута не отклоняться, знаки радиационной опасности не трогать, разводить огонь, брать воду из открытых источников, собирать ягоды, охотиться и рыбачить — запрещено!

Мы проехали несколько километров, остановились. Замеряем радиационный фон. У нас карманный дозиметр-радиометр «Припять РКС». На приборе 0,25 мкЗв/ч — значит, примерно 25 микрорентген в час. Почти нормально, успокаивает Петр Веремейчик. Зона по уровню радиации «пестрая». Есть места, где уровень загрязнения превышает 40 кюри на квадратный километр. Здесь запрещено находиться людям. Но есть территории с куда меньшим уровнем. Там занимаются экспериментально-хозяйственной деятельностью. Кстати, год работы в зоне засчитывается как полтора на чистых территориях.

Направляемся на 63-й участок Наровлянского спецлесхоза. Слышен звук пил. Бригада ведет выборочную рубку. Спелая сосна, деловая древесина длиной под шесть метров хорошо пойдет для строительства. Интересуюсь допуском. Говорят, вначале участок проверяли. Как? С гектара взяли три дерева и по опилкам провели анализ на цезий. Для деловой древесины норма — 400 беккерелей на килограмм, для дров — 740. Лаборатория своя. Открыта и для частных лиц. Недорого, но будешь наверняка знать, что живешь в «чистом» доме. Подходит по нормам для заготовок и участок, который рубят.

Ежегодно до 80 тысяч кубометров деловой древесины. Такую цифру назвал нам главный лесничий Иван Желязко. Работают и на экспорт — Польша, страны Прибалтики, Украина. Замечаний по радиационным параметрам — никаких.

Предрекали, что земли вблизи Чернобыльской АЭС навсегда останутся «мертвыми». Оказывается, далеко не так. За тридцать с небольшим лет площадь загрязненных цезием-137 территорий уменьшилась почти в два раза. Природа берет свое, ей помогает человек. Не отступили в свое время и наровлянцы. Нашли в себе силы, преодолели беду. Таков он, полешуцкий характер!

shevko@sb.by

Фото Павла ЧУЙКО и Анатолия СИЛИВЕРСТА

Наровля — Минск

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?