Остаемся в деревне!

Новейшая история древнего Мотоля
Новейшая история древнего Мотоля

...От Иваново до Мотоля 28 километров езды по хорошей дороге. Деревня по полесским меркам большая — здесь более четырех с половиной тысяч жителей. Лукашевичи, Мазуркевичи, Романовичи, Миховичи — белорусские и польские фамилии, Головко, Гацко — украинские, мотоляне с непривычными слуху фамилиями Кузюр, Марзан, Базан, Палто, Демчило — потомки итальянцев, переселенных в XVI веке на Полесье и служивших при дворце. Еврейских фамилий в бывшем местечке нет...

Мотл — мудрый старик

Одно предание ведет историю Мотоля от корчмы, якобы построенной по дороге из Пинска в Бездеж местным жителем Мотлом. Но Ольге Мацукевич, бессменному руководителю Мотольского краеведческого музея, по душе другая легенда — о столетнем мудром еврее Мотле, который предложил односельчанам спуститься к реке Голодок и заселить один из островов, чтобы спастись от частых набегов шведов. Первое упоминание о Мотоле относится к 1422 году. В актах Литовской метрики написано, что «за паном Дарком 14 человек в Мотоли...». Правда, археологи обнаружили здесь стоянки эпохи неолита и бронзы, значит, местечку на несколько веков больше. Магдебургское право Мотоль получил раньше Пинска — в 1553 году при королеве Боне. От времен Боны до времен Екатерины II население Мотоля пользовалось правами мещан. Делегация мотолян шла к каждому новому королю, который грамотой подтверждал их вольность, и только при Екатерине II их записали государственными крестьянами.

Сегодня о древней истории Мотоля напоминают считанные дома, кусочек старого еврейского кладбища и необычная для современных деревень застройка. Домики тесно жмутся друг к другу, будто не хватает простора.

«Архитектурная планировка осталась со старых времен, когда на семью выделялась 31 сотка земли. Два дома строили — делили землю пополам, если три — натрое. После пожара 1863 года улицы сделали шире, с учетом пожарной безопасности», — Ольга Мацукевич многое нашла в архивах, многое помнит сама, многое рассказали родители. А предки ее, вероятно, чехи, потому что девичья фамилия у Ольги Григорьевны — Грацек.

Маровятница, Гора, Потыща, Запылина — старожилы до сих пор называют деревенские кварталы старыми названиями. Запылина — за рекой Пылина, а Коржывка потому, что там был пекарский цех, в котором пекли вкусные коржи. В Мотоле до сих пор всю сдобу коржами называют. Потом «пляц» (площадь) Королевы Боны стал площадью Ленина, Первая лука (излучина) превратилась в улицу Калинина, Вторую луку назвали Партизанской, появились улицы Горького, Ворошилова...

— Не хочется вернуть прежние названия? — интересуюсь у Ольги Григорьевны.

— А как же! Недавно Колхозную пере

именовали в улицу Ольги Мироновой. Она была первым директором нашей школы. Погибла в Пинском гетто.

3 августа 1941 года — страшный день в истории Мотоля. Каратели окружили местечко, а затем согнали на базарную площадь все еврейское население. Мужчин построили в колонну и под конвоем повели в сторону деревни Осовницы, где расстреляли у рвов. Женщины и дети переночевали, потом их расстреляли в урочище Гай чуть восточнее Мотоля. Всего в тот день были убиты 1.400 человек...

Деревня всегда была и остается многонациональной. Не так давно обосновалась в местечке большая диаспора грузин, много украинцев. А где мотолянок да мотолянцев не знают? Еще во времена столыпинской реформы 98 семей мотолян отправились в Сибирь, на реку Уй, да так там и остались. Валентина Василевич, мать российского политика Сергея Бабурина, троюродного брата Ольги Мацукевич, как раз из числа тех мотольских переселенцев. Большая диаспора мотолян живет в Ростовской и Волгоградской областях. А сейчас из Мотоля мало кто уезжает — расцветает, возрождается деревня.

Алло, зачем искать таланты?

В Мотоле издревле развивались ремесла — ткачество, рукоделие, кожевенное производство, и портные здесь были отличные. Мотоляне любят рассказывать, как их предки первый раз встречали будущую королеву Бону, когда она ехала в Краков. Не в лаптях вышли — в черевичках да сапогах, в красивой льняной одежде! После Бона бывала в Мотоле не раз, и на берегу Ясельды по ее приказу построили дворец, следы которого, увы, потерялись.

Ремесла прижились в деревне с тех времен, когда здесь появились еврейские семьи. Не знаешь, чему дивиться, когда заходишь в Мотольский музей народного творчества: то ли рушникам, то ли кожухам, то ли уникальным фотографиям, которые сделал бухгалтер сплавной конторы Александр Менюк, ставший летописцем довоенного Мотоля. Фотоаппарат он смастерил своими руками!

В местном музее хранятся документы, выданные в 1925 году на имя однофамильца (а может, даже и родственника фотографа) Менюка Степана Андреевича. Он основал в Мотоле первый колбасный цех.

С тех пор немало в Ясельде воды утекло. Никто больше не сплавляет лес, как отец президента Израиля Хаима Вейцмана, в Германию, Турцию или Польшу. Но по–прежнему жив здесь деловой дух, заложенный когда–то еврейской общиной. В деревне на 1.500 дворов около двух десятков магазинов и киосков. Работают целых два колбасных цеха, рыбный цех, филиал ОАО «Савушкин продукт».

В магазине кооператива «Мотоль», которым руководит Степан Шиколай, пахнет настоящей колбасой, свежей, вкусной, сделанной из хорошего мяса. Неудивительно, что колбасная слава местных предпринимателей давно разлетелась по всей стране. Главный конкурент Степана Николаевича — его родственник Николай Шиколай, который руководит колбасным цехом райпо. Соревнуются!

А еще Степан Шиколай — победитель различных предпринимательских конкурсов и известный на Ивановщине меценат. Для отдела культуры Ивановского райисполкома он выкупил у коллекционера «Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона», Мотольской сельской участковой больнице подарил швейцарский электрокардиограф.

Есть в Мотоле и другие таланты. Живет здесь молодой, но уже известный художник Янка Романович, или Янка из Мотоля, как он сам себя называет. В Бресте в выставочном зале по улице Советской сейчас можно увидеть выставку его работ. Сельские пейзажи сменяются картинами «Дзверы», «Дровы», «Сцяна», «Стары плот», помещенными в похожие на старое дерево рамы. Бросать малую родину и искать славу в городе Янка не собирается. Мотоль — его любовь и вдохновение.

— Я 13 лет жил в Минске, потом купил дом в родной деревне и живу здесь вместе с женой и двумя детками, – рассказывает художник.

Не тяжело в селе–то? Не оторван ли от мира? Говорю с Янкой, а тот смеется. Ему всего 30 лет, а он принимал участие в 80 выставках, на счету 20 персональных. В музейном комплексе Наполеона Орды в Вороцевичах творчеству Янки из Мотоля посвящен целый зал, его знают за границей. Сейчас он на пленэре под Полоцком, а потом собирается в Познань.

— Я — патриот своей малой родины. Здесь аура особенная, — заверил меня художник. И он прав в том, что гордится своей землей, прославляет ее.

«Еврей из белорусского Мотоля» — так когда–то представлял себя Хаим Вейцман, ученый, получивший более сотни патентов в области химии, и человек, без которого, возможно, не было бы Государства Израиль. К сожалению, дом, в котором родился первый президент еврейского государства, в Мотоле не сохранился. Но стоял он практически в центре села, а это говорит, что дела у отца шли неплохо. После переезда семьи в Пинск дом продали купцу Песецкому, после войны там была учительская и жилые комнаты для завуча и директора. Дом не так давно хотели купить граждане Израиля, чтобы перевезти в Тель–Авив, но прикинули, во сколько обойдется перевозка, и от идеи отказались. К моему большому удивлению, не оказалось в Мотоле и улицы, названной в честь знаменитого земляка. Но, думаю, ошибка эта поправима...

В Мотольском музее народного творчества, расположенном рядом со старинным ветряком и Преображенской церковью с уникальным по звуку колоколом, много свидетельств того, что мотоляне — народ талантливый и предприимчивый. В современном Мотоле, центральной усадьбе агрогородка «Агро–Мотоль», много молодежи. И нет сомнения, что лучшие времена у старинной деревеньки еще впереди. В начале прошлого века русские геологи высказали предположение, что под землей находятся залежи нефти. А современные геологи заверили Ольгу Мацукевич, что описание прогиба Полесской низменности точь–в–точь похоже на описание тюменских залежей, которые уже разработаны. Ольга Григорьевна рассказывает сей факт туристам и сама верит, что быть Мотолю еще более известным...

Справка «СБ»

Фонд музея деревни Мотоль насчитывает 27.506 экспонатов, которые размещены в нескольких залах: выставочном, истории ремесел, одежды, обрядов, ткачества, ковров, льнообработки. В нынешнем году в музее побывало более 7 тысяч человек.

Фото автора.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости