«Она сама позовет и уже не отпустит никогда…»

НАВЕРНОЕ, именно здесь, в тихой и нетронутой изысками цивилизации вилейской деревеньке, им суждено было встретиться и понять, что, кроме тяги к искусству, их объединяет что-то еще. Нечто большее, чем общность интересов, и даже некая духовная связь. Здесь, на одном гектаре земли, они не просто воплощают свои творческие задумки, но создают свою уникальную деревню. Ту, которую не променяешь на самый престижный район крупного мегаполиса. Не терпится познакомиться с ее основателями? Тогда позвольте представить чету ЦИТОВИЧЕЙ-МЛАДШИХ. Сегодня Данила и Корола — гости «БН».

Данила и Корола ЦИТОВИЧИ – о том, почему коренные минчане перебираются в глубинку, об «эхе» архаичной, но уникальной деревеньки Забродье и секрете белорусско-немецкой семейной идиллии.

НАВЕРНОЕ, именно здесь, в тихой и нетронутой изысками цивилизации вилейской деревеньке, им суждено было встретиться и понять, что, кроме тяги к искусству, их объединяет что-то еще. Нечто большее, чем общность интересов, и даже некая духовная связь. Здесь, на одном гектаре земли, они не просто воплощают свои творческие задумки, но создают свою уникальную деревню. Ту, которую не променяешь на самый престижный район крупного мегаполиса. Не терпится познакомиться с ее основателями? Тогда позвольте представить чету ЦИТОВИЧЕЙ-МЛАДШИХ. Сегодня Данила и Корола — гости «БН».

«После вилейских пейзажей взялась за рукотворчество»

Отечественное образование сын известного белорусского художника Бориса Цитовича Данила решил продолжить в Германии, поступив в 1999 году на отделение скульптуры Высшей школы искусств в Бремене. Начинающему скульптору хотелось попробовать взглянуть на жизнь под другим углом. Там же, правда, по специальности «дизайн», училась и немецкая студентка Корола.

— Мы редко в то время пересекались с Данилой: разные отделения, да и я была на курс младше, — вспоминает она. — Но когда подруга предложила мне поехать на симпозиум, который Данила организовал в белорусской глубинке, с удовольствием согласилась. За эти три недели я просто влюбилась в Забродье! Какая природа, тишина, нетронутые пейзажи. Только твори! У нас таких не встретишь. Да что там, лошадь в поле — и то редкость. А здесь прямо веет архаикой, естественностью. Знакомство с Беларусью вдохновило меня отбросить компьютерную графику и снова заняться рукотворчеством, особенно после зимних забродских пейзажей. Ощущения просто непередаваемые и весьма непривычные.

Почему столица опустела на выходные?

— Нечто подобное я испытал на родине у Королы. Другая школа, подходы и взгляды в искусстве, ощущения, язык и, в конце концов, сами люди, — дополняет хозяин. — На многие вещи с чужбины я стал смотреть по-иному. Они стали настолько заметными и важными. В общем, тогда я и деревню стал воспринимать по-другому. Хотя сегодня большинство сельчан устремляются за красивой и престижной жизнью в город. Зато отдыхать предпочитают дома, в родных пенатах. У нас в семье даже шутку по этому поводу придумали: «Почему столица опустела на выходные? «Минчане» (то бишь беглые жители глубинки) разъехались по домам».

Дружеский парадокс

Наверное, этот нетронутый рукой человека сельский колорит привлек и немецкого графика. И если поначалу это было сугубо творческое влечение, то впоследствии переросло в сердечное.

— И все мои планы на следующий семестр, который прежде я хотела отучиться в Новой Зеландии, а затем в Голландии, вмиг обрушились. Мы как-то незаметно очень сблизились с Данилой, много времени проводили вместе. Жили, можно сказать, на две страны: учились в Бремене, а на каникулах гостили в Забродье, — объясняет Корола. — А затем и вовсе сюда перебрались: сначала муж, а затем и я — не выдержала разлуки, скучала. Послушала сердце и рискнула: ведь теряться в догадках, как здесь мне будет, не поможет. Нужно было поехать и попробовать. Я так и сделала. Третий год уже живу на Вилейщине и не очень-то тоскую по родной стороне. Тем более что мои немецкие друзья приезжают к нам в гости. А с некоторыми, как ни парадоксально, я вижусь даже чаще, чем прежде.

Секрет забродского «эха»

Оно и неудивительно. Здешние места и впрямь волшебные. Еще в 70-е годы семья Цитовичей-старших переехала из шумной столицы в эту неприметную и спокойную с виду деревеньку, которая благодаря их стараниям превратилась в творческий оазис, деревню-музей, где оживает настоящая белорусская культура и историческое прошлое. Где, кажется, время просто растворяется. Свой неповторимый архаичный образ потихоньку обретает все Забродье.

— Этому дому, в котором мы обустраиваем мастерскую до сих пор, сто с лишним лет! Даже оригинальная табличка сохранилась на польском языке о его хозяине, — знакомит со своим семейным поместьем Данила. — Здесь все довольно практично, без современных наворотов, но со вкусом. А дом напротив мы планируем для агроэкотуристического проекта. Там будут все удобства. Но, думаю, главной приманкой станет сама деревенская атмосфера. Если хотите, своеобразное «эхо» Забродья. Глухой, забытый цивилизацией хутор без единой бетонной постройки и железного забора! Признаться, по всей Беларуси такие по пальцам перечесть можно. Здесь не то что творить, наслаждаться хочется каждым днем и ценить каждое мгновенье!

Наверное, потому в этой интернациональной молодой семье не принято спорить и ругаться. Здесь все решают вместе, сообща.

— Наша семья — это своего рода общество в миниатюре, где каждый имеет право голоса. Очень важно видеть и принимать друг друга такими, какие мы есть, с нашими недостатками и привычками, — делится секретом семейного счастья Корола. — А не гнуть его характер и индивидуальность под себя, пытаться изменить. Этим принятием и вычисляется настоящая искренняя любовь.

— Без нее никакие отношения не удержатся! — дополняет супругу Данила. — И пусть потом они перерастают в привычку заботиться каждый день друг о друге, в этом нет ничего плохого. Когда ты уже предугадываешь мысли, поступки, реакции своей половинки, знаешь человека как облупленного. Может, кому-то это покажется скучным, но, с другой стороны, это уже часть твоей жизни, твоего сердца.

Престижнее новостроек...

Здешняя жизнь супружеской интернациональной пары «приправлена» творчеством, которое постоянно рождает в голове новые мысли и задумки и стирает границы между работой и удовольствием. Это как «три в одном»: эффектно, впечатляюще и уж точно нескучно. Тем более что грустить не дадут и друзья, которые в любое время года (но сейчас особенно) приезжают погостить в Забродье. Даже изысканным и практичным немцам белорусская глубинка пришлась по вкусу! И если прежде они ассоциировали нашу страну с частью России, то теперь отзываются как о самостоятельной молодой стране, которая еще ищет себя, свой путь развития.

— Белорусская культура, богатое историческое прошлое были для них непрочитанной книгой. Но во время их визитов мы стараемся восполнять эти пробелы, — объясняет Корола. — Очень хорошая идея — проводить Дни белорусской культуры в Берлине. Здесь можно многое почерпнуть, познакомиться с самобытным народным творчеством, которое родилось именно в глубинке. Такой, как наша, забродская. Такой, у которой есть будущее. Причем весьма перспективное.

Именно они — полузаброшенные, забытые, с нетронутой природной красотой села — могут стать престижнее самых дорогих столичных новостроек. И при этом никто не требует изобретать велосипед: стоит лишь присмотреться к зарубежному опыту и выбрать, что по силам и возможностям.

Волшебная земля

— Ведь есть и другие способы приручить к земле, полюбить ее, нежели экономический (сельскохозяйственный) эффект, — делится своими мыслями Корола. — Пока это только моя утопия, но почему бы и нет? Кто знает, может, через сколько-то лет идея создать на Вилейщине вопсведскую деревню будет столь популярна, как сейчас в Германии?

Это доселе тихое и неприметное местечко в районе Бремена, что относится к землям Нижней Саксонии, прославилось эксклюзивной деревней, где живут художники. В свое время творцы искусства за свои деньги восстановили и настолько сказочно отреставрировали здешние места, что сейчас недвижимость в тех краях стоит в пять раз дороже, чем в центре города, а караваны туристов можно встретить чуть ли не каждые выходные.

— Считается очень престижным купить хоть десять соток этой «волшебной» земли, а приобрести один из домиков — вообще небывалая роскошь, — делится впечатлениями Данила. — Постоянные выставки известных и не очень современных немецких художников, галереи, грандиозная пиар-кампания принесли небывалую известность деревне. Почему бы не попробовать таким образом возродить белорусскую глубинку? Пора бы уже давно перестать ассоциировать деревню только лишь с резиновыми сапогами, картошкой и трудом от зари до зари. И увидеть совершенно иную — самобытную, уникальную, естественную. Ту, по которой так соскучился зачерствевший от вороха проблем городской турист. Ту, куда не нужно особого приглашения. Она сама позовет и уже не отпустит никогда…

Надежда ЯНЧЕНКО, «БН»

Фото из семейного альбома

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?