Охота на вампиров

Корреспонденты "СБ" отправились на поиск белорусских вампиров

Коллеги от этой командировки нас всячески отговаривали. Одни качали головой и пророчили голосом Ванги: не связывайтесь, мол, с нечистой силой, не доведет вас до добра эта поездка. Другие скептически усмехались: тоже нам, охотницы за вампирами выискались. Третьи сочувствовали: вам что, в выходные заняться нечем? В конечном счете головку чеснока, любезно принесенного коллегами в кабинет, мы оставили нетронутой, а науськивания проигнорировали. Ведь когда еще выпадет шанс поучаствовать в настоящей, совсем не киношной охоте на вампиров?

Попытаться разобраться с «нехорошими» делами в Путчино приехали даже россияне

Лешие и русалки, ведьмы и вурдалаки, оборотни и вампиры — думаете, вся эта нечисть живет только в сказках и мифах? А вдруг это реальная часть нашего мира? Так, по крайней мере, утверждает координатор проекта «Уфоком», белорусский «охотник за привидениями» Илья Бутов. О Бутове и деятельности «Уфокома» мы уже писали («Охотник за привидениями», «СБ» от 22.07.2015), однако на днях история неожиданно получила продолжение. Илья позвонил в редакцию и предложил присоединиться к ежегодному региональному слету «Беларусь–Космопоиск», во время которого его команда собиралась навестить одну из деревень в Дзержинском районе, где, по свидетельствам очевидцев, еще в 40–х годах (!!!) прошлого столетия были зафиксированы случаи вампиризма. Кажется невероятным, но некоторые специалисты, наши с вами современники, действительно уверены: вампиры существуют и сегодня, в XXI веке.

Спросите у любого, кто такой вампир. Десять из десяти, уверена, назовут графа Дракулу — зубастого бледнолицего монстра, который панически боится креста и рассыпается от солнечного света в дымящийся прах. На деле же, рассказывает по дороге в Путчино автор этнографического проекта «Белорусские вампиры» Виктор Гайдучик, Дракула не более реален, чем, скажем, Кощей Бессмертный:

По свидетельствам очевидцев, здесь,
в Дзержинском районе, еще в 1940-х были зафиксированы случаи вампиризма

— Как правило, под вампиром понимается покойник, который по ночам встает из могилы и высасывает кровь у своих жертв. Но это слишком узкое понимание термина, навеянное голливудскими блокбастерами. Вампир, он же упырь, — это, скорее, ходячий покойник. То есть тот, кто после своей смерти продолжает являться живым и причинять им всяческий вред.

К боевикам, где хорошие парни бегают за вампирами с осиновым колом в одной руке и с головкой чеснока в другой, Виктор относится нейтрально. Но признается: порой такие фильмы вредят и запутывают тех, кто не знаком с вампирологией. А таких среди наших граждан абсолютное большинство:

— В 2004 году мировую общественность потряс абсолютно дикий случай: в одной румынской деревне местные жители надругались над телом недавно умершего односельчанина, обвиненного в вампиризме. Труп выкопали, сердце покойника вырезали, затем сожгли, а пепел добавили в питье, которое дали выпить всем жертвам «вампира». А вы говорите — двадцать первый век на дворе...

Опрос местных жителей мало чем помог...

Деревня Путчино — маленькая «вёсачка» в 18 километрах от Дзержинска. На первый взгляд ничего особенного: добротные деревянные хаты, в огородах — поливающие растения местные жители и заезжие дачники. У местного магазина толпится народ — словом, жизнь в деревне идет своим чередом. В то, что здесь всего восемь десятилетий назад могли твориться разного рода «нехорошие» дела, верится с трудом. Стоп, а откуда вообще взялась история о путчинском ходячем покойнике?

— Поводом исследовать деревню послужили публикации редактора газеты «Секретные исследования» Вадима Деружинского. Несколько лет у него была дача в этих местах, и он много общался со здешними старожилами, которых в настоящий момент уже нет в живых, — Виктор Гайдучик объясняет нам, откуда растут ноги у этой истории. — Так, в свое время одна из соседок рассказала ему предание о некоем чернокнижнике Стефане, который якобы занимался вызовом душ покойников из могил и тем самым навлек в конце концов на себя и свою семью смерть.

По рассказам, записанным Деружинским со слов свидетельницы, некоей Анастасии К., история выглядела следующим образом: в 1942 году тому самому Стефану удалось собрать деньги на покупку книги черной магии. И вот явился к нему однажды мертвец, похороненный несколько лет назад. И убил он обеих его дочерей, после чего высосал кровь у молодой жены... Похоже на классический сценарий фильмов ужасов, правда? Но в отличие от нас, принявших байку скорее за плод бурной фантазии местных жителей, нежели за реальную историю, уфокомовцы к публикации Деружинского отнеслись предельно серьезно. Что ж, попробуем проверить.

На кладбище нас сопровождает местная жительница Тамара Антоновна

Чтобы разобраться, где правда, а где вымысел, направляемся к дому 74–летней Тамары Антоновны Молчан. В этих краях активную пенсионерку знает каждый: 15 лет она проработала деревенским старостой, родилась и прожила всю жизнь в Путчино. Историю о чернокнижнике, призналась Тамара Антоновна, когда–то слышала, но конкретных деталей, увы, уже не припомнит:

— Вот если бы вы приехали к нам лет 15 назад, кто из старожилов, может быть, что–то и вспомнил. А так... Был вроде какой–то чернокнижник у нас, но когда это было, в каком году он умер и где похоронен — никто не знает.

— В свидетельских показаниях указано его имя — Стефан. Были в вашей деревне Стефаны? — в надежде разжиться хоть какими–то сведениями продолжает опрос Виктор Гайдучик.

– Был один, — нехотя признается Тамара Антоновна. — Но ничего дурного сказать про него не могу. Да, был нелюдимым, жил с сестрой, с местными общался мало. Но если обращались, в помощи никогда не отказывал. Похоронен он тут, на путчинском кладбище — если хотите, проведу да покажу могилу.

— А каких–нибудь странных историй в деревне не случалось? — Виктор делает последний заход. — Необъяснимых? Мистических?

— Бог миловал, — облегченно выдыхает пенсионерка. — Простите, ребятки, что ничем не помогла. Пойду работать.

«Негусто», — резюмирует Виктор, и мы решаем попытать счастья у еще одного старожила. Евгения Антоновна незваным гостям рада, но с порога предупреждает: вряд ли чем сможет помочь. Однако имя Стефан пожилой женщине все же знакомо:

— Был у нас один такой: один глаз — голубой, другой — серый. Фамилию вот только не помню... Странный он был, конечно. Жил отшельником, с сестрой. Ни с кем не разговаривал. Давно уже умер, сейчас ему лет 120 было бы. Но вот чтоб вреда кому причинил — такого точно не было. Я вам другой случай расскажу: вот там, в соседнем доме, мужчина один жил. Нехороший... В войну людей сдавал немцам. А потом всю его семью несчастье настигло: сначала похоронил родных, потом сам умер. А в доме том стали дела нехорошие происходить: то ходит кто–то, то тени появляются. Говорили, то ли сам покойник гуляет, то ли души те невинные...

Признаемся честно: связать обе истории — о чернокнижнике и «нехорошем доме» — у нас получилось не ахти. А вот Виктор, похоже, нашел некую, одну ему известную ниточку:

— То, что о чернокнижнике слышали обе женщины, уже обнадеживает. Возможно, нам даже удастся найти новые подробности этой истории. Но, судя по всему, шансов мало: сама история в этих краях уже забылась. Возможно, посещение местного кладбища даст хоть какую–то зацепку?

На кладбище нас провожает Тамара Антоновна. Она же терпеливо наблюдает за всеми перемещениями уфокомовцев. Что они хотят здесь найти, нам не совсем понятно: погост совсем не производит впечатление заброшенного. «Ищем захоронения времен Великой Отечественной войны и, если повезет, могилу того самого Стефана. Хотя сомневаюсь, что на его надгробии вообще сделали надпись», — командует Гайдучик.

К счастью или сожалению, тщательные поиски результатов не дали. Нашли несколько захоронений времен гитлеровской оккупации, но могилы Стефана среди них не оказалось. Несолоно хлебавши спешим от кладбища прочь — назад, в деревню. Туда, где еще теплится жизнь.

— Что дальше? — интересуемся у Виктора.

— Как вариант, можно попытаться заглянуть на старое кладбище. Ну и еще порасспрашивать местных.

— А может, стоит признать, что вся эта история и яйца выеденного не стоит? Вампиры, чернокнижники... Больше похоже на выдумки, чем на правду.

— Не забывайте, что к теме белорусских вампиров мы подходим исключительно с этнографической точки зрения. Здесь нам важна не столько правдивость данной истории, сколько сам факт наличия у населения в прошлом соответствующих поверий о ходячих покойниках. В любом случае мы продолжим расследовать эту историю. А с вами или без вас, решайте сами.

Что здесь еще расследовать — на этот вопрос мы так и не нашли ответа. А потому, оставив «охотников» в Путчино с их тайнами и загадками, поспешили на автобус до Минска.

leonovich@sb.by

Советская Белоруссия № 165 (24795). Суббота, 29 августа 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости