Очень полезная лень

ТЕЛЕФОН оставит вас в покое только в отключенном состоянии. Мой был включен. Вот и просочился в квартиру голос знакомого. А он всегда после обязательного «привет» произносит динамичное «Что делаешь?». Эдакий Чернышевский местного розлива.

— В принципе, ничего… А что, должен?

— Да нет, я просто так.

Согласитесь, не очень мужская постановка вопроса. Но, к счастью, все, что «просто так», быстрее заканчивается. Как и на этот раз! Правда, уже не без некоторых последствий для меня. То есть не без своего рода аналитического послевкусия. В частности, вопроса самому себе. Дескать, а почему я должен был обязательно что-то делать?

Гвоздь забивать? Лампочку вкручивать? Отошедшие от стены обои подклеивать? Или еще что-нибудь в таком роде? Эдакий домовитый хомячок в моменты крайней хозяйственной озабоченности. На каждый такой звонок ни гвоздей, ни лампочек, ни обоев не хватит.

Слов нет, в жизни очень многое зависит от интенсивности приближения к ней. Но порой не меньше — от умения правильно расслабиться. Не все ж время таскать «рыбок из пруда». Тем более с учетом темпа и клиповости нынешнего бытия. Оно и без того заставляет постоянно предпринимать определенные усилия, суетиться, напрягаться…

Все это, безусловно, так. Однако Ньютон ведь не горбатился, когда на него то счастливое яблоко свалилось. Бацнул фрукт по голове праздного в тот момент ученого, а в результате закон всемирного тяготения.

Опять же и Архимеда в ванне эпохально осенило не тогда, когда, извините, «на пуп» брал. А у нашенского Менделеева с его периодической системой элементов и вообще во сне встреча произошла.

Правда, эти «эвристические» эпизоды при одном непременном «но». Все они для таких «экспромтов» на предварительных этапах попотели. Когда искра попадала, растопка была уже сухой. Что ж выходит на поверку? Речь не о тотальном безделье, а лишь о чередовании творческого напряженного труда и так называемой лени. И вообще, не лучше ли порой для конечного результата быть спокойно мыслящим, чем энергично бесплодным. В состоянии невроза, ложно принимаемого за инициативу.

Более того, то, что мы иногда спешим назвать бездельем, — свидание с самим собой. Без всяких там хрестоматийных «лень — мать всех пороков». Это уж как кто распорядится. Знавал, например, одного симпатичнейшего сельчанина с неожиданно веселой фамилией Песенька (с ударением именно на первом слоге). Он однажды мне поведал, что порой, оставшись дома один, надевал чистую рубаху, садился на диван и радовался самому себе. Тихому, неспешному ощущению окружающего мира. Разве на тракторе таким образом уединишься?! Потому нет-нет да и при очередной возможности устроит себе некалендарный праздник осмысленного уединения, человеческой, личностной самодостаточности. Давно уже нет этого оригинального, «мелодичного» человека, а вот неожиданное его откровение до сих пор помнится.

Кстати говоря, своеобразный урок механизатора не только сентиментально-романтичный, но, на мой взгляд, таит в себе и своего рода практические рекомендации. Намек на то, что постоянная трудовая «терапия» — это и возможная перегрузка. Человек физически не может пребывать в напряжении, как солдат на параде. Расслабляющее «вольно» так же важно, как мобилизующая команда «смирно».

А значит, условно говоря, рабочую скорость неплохо бы балансировать домашней. Той, когда на первый план выходит внутренняя жизнь человека. Возможность «подпитать» духовный мир. Тут и несуетное чтение к месту, и столь же неспешное слушание музыки, и при определенной склонности легкий акварельный рисунок… Скажем, одно из моих незабываемых впечатлений, когда бывший руководитель местной райсельхозтехники у себя дома показывал мне с волнением и даже некоторым смущением свои живописные этюды. Весьма талантливые, кстати…

И все равно, почему-то испытывая какую-то неловкость от неожиданного душевного «стриптиза», попытался прокомментировать свою параллельную жизнь. Мол, быстротечно бытие, и оно дано нам не только для «стрижки» купонов. И так животворно отдаться ее общему очарованию. Прислушаться «праздно» к щебетанию птиц, шелесту листьев, журчанию воды, мелодии ветра и дождя. Тоже работа — только душевная. Тоже информация — только экологическая и предельно искренняя.

Как с ним было не согласиться. Явно ж не на покосе барин и поэт Баратынский пригляделся внимательнее к облачному бездонному небу. В итоге очаровательное «Чудный град порой сольется// Из летучих облаков».

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
2.93
Загрузка...
Новости