Не устали от устава

Династия милицейской семьи Шевченко -- о тяге к риску, самой сложной миссии и хитростях махинаторов

Другой профессии в этой семье не представляют. Милицейская форма — самый красивый наряд. Мундиры отца и дочери висят рядом. Легко ли быть продолжателем семейных традиций? И можно ли передать тягу к риску по наследству?

Николай ШЕВЧЕНКО с племянницей Жанной (слева) и дочерью Вероникой.

Первое крещение

В тот день вызов поступил с реки Лучеса. Сослуживцы быстро загрузились в служебный автомобиль, а Жанна всю дорогу думала: как вести разговор с родителями погибшей девочки? Теперь честно признается: знала, что будет трудно, но не думала, что настолько. Мать, на глазах которой утонул ребенок, была в шоке и ужасе, а молодой лейтенант вынуждена задавать вопросы, бередящие оголенное от боли сердце. Ее задача выяснить: почему так произошло? Как десятилетняя малышка одна оказалась в воде? Роковое стечение обстоятельств или преступная халатность? Оказалось, первое. И мама, и папа погибшей — вполне благополучные люди. На берегу родительница лишь на минутку отвлеклась — этого хватило, чтобы маленькая дочка, которая купалась вместе с подружками, ушла под воду, ее подхватило течение... Этот случай был первым, но, к сожалению, не последним. Жанна Шевченко признается: видеть детскую смерть — самое страшное в жизни. И хотя коллеги-мужчины по-прежнему щадят ее чувства и стараются всю психологически тяжелую работу брать на себя, общение с родными ребятишек, погибших по недосмотру или по воле несчастного случая, — самая сложная миссия. Но именно она — должностная обязанность инспектора по делам несовершеннолетних.

Валентина ШЕВЧЕНКО в этом доме вместе с мужем воспитала четверых сыновей-милиционеров и двух внучек — тоже сотрудников МВД.

Хочу  служить!

В Первомайский РОВД Витебска Жанна пришла около семи лет назад. Путь в профессию оказался витиеватым. Нынешний капитан милиции вспоминает: 

— Я как-то с детства никакой другой профессии не представляла. И отец, и трое его братьев — все работали в милиции. Так что гражданскую одежду я видела намного реже, чем милицейскую форму. Будучи единственным ребенком в семье, росла как пацаненок — куклы были не для меня. Пистолеты, автоматы, «войнушки» и «казаки-разбойники». Лазали по заборам и деревьям, строили землянки и шалаши. Но отец, который служил в ГАИ, мои мечты почему-то не поддерживал. Как ни странно, сторонницей была мама. Вот только одного ее голоса было маловато для однозначного выбора.

Михаил ШЕВЧЕНКО служил в ГАИ.
Одним словом, после окончания школы Жанна Шевченко была вынуждена поступить в университет Машерова, чтобы изучать сугубо мирную профессию — учителя географии и биологии. И сразу же, сев на студенческую скамью, поняла — это не ее. Но чтобы не разочаровывать родителей, диплом девушка получила. И даже отработала в школе целых три года. Лишь только потому, что места в милиции для нее пока не находилось. Тем не менее Жанна вовсю готовилась к тому, чтобы надеть долгожданные погоны. И надела. С боем, можно сказать, прорвалась в Департамент охраны — там как раз впервые открыли прием для девушек. Сидела на посту сначала в здании администрации района, потом — на заводе.

— Я понимала, — признается Жанна, — что это не совсем то, чего хочу. Ведь мечтала непременно стать офицером, жаждала реальной службы, риска, адреналина… И шаг за шагом шла к своей цели. К тому времени я уже заканчивала заочно юридический факультет и вскоре была зачислена в штат инспекции по делам несовершеннолетних Первомайского РОВД. Оказалось, что педагогический опыт здесь пришелся весьма кстати — значит, в школе работала не зря. Папа, конечно, втайне гордился моей настойчивостью и целеустремленностью. Но, к сожалению, не успел порадоваться за дочку. Помню, мне только присвоили первое офицерское звание, я надела погоны лейтенанта, а тут вдруг отца не стало…

Интересно, что мужа себе Жанна тоже нашла в милиции. Теперь она носит фамилию Чирвоная. 

Риск — женское дело

Любит ли наша героиня рисковать? Уверена — это не только мужское, но и женское дело. Хотя иногда становится не по себе. Вспоминает:

— Мы должны были посещать на дому условно-досрочно освобожденных из заключения. Обычно делали это с напарницей, которая работала инспектором на соседнем участке. Но в тот раз коллега была в отпуске, и я отправилась по адресу одна. Дверь открыл пьяный амбал, который был весьма агрессивно настроен. Пыталась успокоить мирным путем — бесполезно. В тот момент боялась не за свою жизнь, а за то, чтобы мое оружие не попало в руки этого одурманенного алкоголем человека: мало ли что может взбрести ему в голову? Была вынуждена ретироваться, а вернулась уже с подкреплением. 

Спрашиваю у Жанны: чем удивляют ее юные подопечные? Не было ли разочарований в профессии? Капитан улыбается: работать с детьми интересно. На ее участке — две школы, гимназия, родной университет. И — 16 состоящих на учете сложных подростков. Нередко ребята шокируют своей изощренной фантазией. Жанна вспоминает случай, как первоклассник мастерски провернул кражу из квартиры. Взял из портфеля друга ключи и ушел с последнего урока. Забрался в чужое жилище, забрал найденные там конфеты и деньги, дверь аккуратненько закрыл. Прокололся на том, что не догадался подбросить ключи обратно товарищу в ранец, а просто выбросил во дворе. Это и навело на след. Правда, отпирался малец до последнего… Моя собеседница оперирует статистикой:

— Третья часть подростков, попадающих в поле зрения, — девочки. Этот факт беспокоит. Старшеклассницы лет 15-ти уже вовсю позволяют себе употребление алкоголя. Очень хочется помочь им выбрать правильные ориентиры, предостеречь от ошибок.

Братья-близнецы Николай и Александр (слева и справа) вместе служили в ракетных войсках.

 Не только погоны объединяют

В соседнем Октябрьском РОВД служит двоюродная сестра Жанны — Вероника. Старший оперуполномоченный отдела по борьбе с экономическими преступлениями. Тоже пошла по стопам отца: Николай Шевченко — майор милиции в отставке. Сорок пять лет назад по комсомольской путевке он пришел на службу в милицию вместе с братом-близнецом Александром. Возглавлял самую крупную в стране спецкомендатуру. Александр, подполковник милиции, дослужился до должности заместителя начальника штаба УВД. Старший брат Михаил (отец Жанны), как уже говорилось, посвятил жизнь Госавтоинспекции, а младший брат Петр был старшим следователем по особо важным делам УСК по Витебской области, потом возглавлял следственное отделение Оршанского межрайонного отдела Департамента финансовых расследований КГК. В запас также ушел в звании подполковника милиции.

Что касается дочки Николая Петровича Вероники, то здесь, в отличие от племянницы Жанны, все было наоборот — мечты девочки всецело поддержал папа. А вот мама была не в восторге. Вероника поступила на юридический факультет университета сразу после школы. Окончив вуз, получила распределение в Октябрьский РОВД — вместе с бывшим однокурсником и будущим мужем Максимом. Даже сидели супруги первое время в одном кабинете. Теперь Вероника Сивоха увлеченно раскручивает темные схемы всевозможных махинаций. Ищет «мертвые души», на которых ушлые руководители предприятий и организаций иногда начисляют зарплату. Выявляет преступления, и каждое возбужденное уголовное дело по итогам ее проверки — своеобразная победа. Махинаторы ведь тоже люди неглупые, поэтому все инциденты — как сложная шахматная игра, где каждый ход нужно просчитать заранее. Веронике служба нравится, и о своем выборе она еще ни разу за десять лет не пожалела:

— Интересно, увлекательно, есть чувство самоудовлетворения. Много работаем на профилактику преступлений. Тем не менее находятся те, кто пытается обмануть и государство, и проверяющих. 

Вероника гордится своим отцом. Он — дочерью. А еще тем, что семейная династия, возможно, продолжится в детях и внуках. Ведь в семье Шевченко уже восемь человек носили милицейские погоны.

a_veresk@mail.ru

Фото автора и из семейного архива
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?