На равных!

Заседание белорусско–российской рабочей группы по доработке Конституционного акта, которое недавно состоялось в Москве, заставило многих взглянуть на проблемы строительства Союзного государства совершенно по–иному.
Заседание белорусско–российской рабочей группы по доработке Конституционного акта, которое недавно состоялось в Москве, заставило многих взглянуть на проблемы строительства Союзного государства совершенно по–иному. Мало кто ожидал, что прообраз будущей союзной Конституции будет практически полностью утвержден. Сопредседатели комиссии — руководители нижних палат национальных парламентов Владимир Коноплев и Борис Грызлов по итогам заседания заявили даже о том, что документ будет представлен в Высший Госсовет уже к 15 ноября. Вместе с тем новый всплеск интереса к «союзной» тематике породил и немало мифов. Главный из них — о введении поста президента Союзного государства — был развеян сразу после заседания рабочей группы в Москве. Но сегодня с тем же интересом пресса обсуждает то, как будут работать союзный парламент и правительство. Когда пройдут референдум и выборы. Вообще, тема разработки Конституционного акта чрезвычайно интересна многим, поэтому мы решили вернуться к ней. На вопросы корреспондента «СБ» отвечает заместитель председателя Парламентского собрания Союза Беларуси и России, глава комиссии Палаты представителей по международным делам и связям с СНГ Вадим Попов.

— Вадим Александрович, с каким багажом члены российско–белорусской комиссии подошли к заседанию в Москве?

— Как вам, наверное, известно, за основу Конституционного акта нами был взят проект, который был подготовлен предыдущим составом белорусско–российской комиссии. Он разрабатывался более двух лет тому назад, поэтому, естественно, нуждался в некоторой доработке. За это время в комиссию поступило около 150 предложений и замечаний по нему. Хотя в конечном счете свое отражение в тексте документа нашли только 52 поправки. Но и это немало. Ведь изменения коснулись ровно половины статей проекта Конституционного акта.

— По итогам заседания в Москве Борис Грызлов заявил журналистам, что проект согласован на 99 процентов. По каким положениям проекта члены комиссии все же не пришли к общему мнению?

— Как было решено на заседании комиссии в Москве, проект Конституционного акта до 15 ноября должен быть направлен на рассмотрение Высшего Госсовета Союзного государства вместе с пояснительной запиской. В ней внимание глав государств будет обращено на то, что есть предложения по проекту, которые выходят за рамки Договора о Союзном государстве. Например, инициатива о принятии союзным правительством решений путем большинства голосов, что является отходом от принципов, записанных в договоре. Сейчас, напомню, решения Совмина Союзного государства утверждаются по принципу «одна страна — один голос». Есть и ряд других вопросов. Скажем, в части расширения полномочий Конституционного Суда, которое также предусматривается. При всем этом хотел бы обратить внимание на то, что Высший государственный Совет наделен правом вносить замечания как по любой отдельной статье Конституционного акта, так и в целом по проекту.

— Положение о введении института освобожденного председателя союзного правительства и особенно процедура его утверждения также вошли в процент несогласованных предложений?

— Нет, для комиссии этот момент не был спорным. Это предложение поддерживалось с самого начала. Но здесь опять–таки нужна политическая воля президентов, поскольку эта инициатива также касается дальнейшего развития позиций Договора о Союзном государстве.

— Известно, что по проекту Конституционного акта парламент Союзного государства будет состоять из двух палат: верхней — Палаты союза и нижней — Палаты представителей. На каких принципах они будут формироваться?

— Предполагается, что в Палате представителей на профессиональной основе будут работать 75 депутатов от России и 28 депутатов от Беларуси. Верхняя — Палата союза будет формироваться на паритетных началах, то есть равным числом представителей как с белорусской, так и с российской стороны — по 36 депутатов. Они будут избираться обеими палатами национальных парламентов на пропорциональной основе. У нас от Палаты представителей — 23 человека и от Совета Республики — 13 человек, аналогично и в России — от Госдумы и Совета Федерации.

Палата представителей Союзного государства, как предполагается, будет принимать законы прямого действия в отношении всего, что касается союзной собственности. И законов, скажем так, опосредованного действия, которые будут вступать в силу после их рассмотрения в национальных парламентах. Депутаты союзной Палаты представителей будут обладать правом законодательной инициативы. Надо также отметить, что и нижняя, и верхняя палаты будущего союзного парламента должны будут формироваться на основании принятых национальными парламентами законов. К слову, проект закона о выборах депутатов в Палату представителей Союзного государства уже принят в первом чтении как у нас, так и в России.

— Высказываются опасения, что российская депутация в союзной Палате представителей по численности превосходит белорусскую. Интересы нашей стороны в этом, дескать, ущемлены. И это, следовательно, не позволит полноценно работать будущему союзному парламенту. Насколько оправданны эти опасения?

— На мой взгляд, они абсолютно беспочвенны. В Палате представителей предусмотрена блокирующая численность принятия решений. Палата союза, как я уже говорил, формируется равным количеством представителей двух стран. Кроме того, законы, принятые союзным парламентом, подписывает Председатель Высшего Госсовета при наличии согласия второй стороны. Поверьте, блокирующих механизмов более чем достаточно. Так что, я думаю, союзный парламент сможет работать эффективно. В свое время мы даже уже предварительно определили место, где будут проходить его заседания, — Санкт–Петербург.

— Известно, что вопрос о введении должности президента Союзного государства неоднократно рассматривался комиссией. Но эта инициатива в итоге так и не была поддержана. Почему?

— Эта инициатива чаще звучала из уст отдельных политиков. Известно, например, что ее активно поддерживал Павел Бородин. А вот на уровне глав государств таких предложений не было. Мы как разработчики проекта теоретически, конечно же, могли бы прописать положение о введении постов президента и вице–президента Союзного государства. Но как это будет работать на практике? Ведь и президент, и вице–президент должны будут обладать равными правами, а на политическом языке это называется двоевластие. А это, как свидетельствует история, ни к чему хорошему не приводит.

— Вадим Александрович, какова хронология дальнейших событий? Высший Госсовет утверждает проект Конституционного акта, назначает дату референдума, проводятся выборы в союзный парламент? Или все не так просто, как кажется?

— Здесь, конечно, может быть несколько сценариев развития событий. Если Высший государственный Совет дает «добро», то после этого проект Конституционного акта направляется в Парламентское собрание Союза, где принимается конкретное решение без детального рассмотрения: либо документ принимается, либо отклоняется. То же самое должны будут сделать и национальные парламенты двух стран. И только после этого проект Конституционного акта может быть вынесен на референдум в наших государствах. После плебисцита этот документ публикуется в СМИ Беларуси и России и по закону спустя 10 дней вступает в силу.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?