«Минск мы, очевидно, сдадим, Киев также. А Ленинграда немцам не видать!»

Последний предвоенный вечер. Фашистская Германия приготовилась к броску на Восток. 170 дивизий отборных головорезов, уже поглотивших 17 стран Европы, готовы на любую жестокость и зверство. Еще молчали пушки. Еще не взревели двигатели самолетов со смертоносным грузом для мирных городов Советского Союза. История еще не свершила свой суд. Но те, кто смотрел сквозь стекла цейсовских биноклей на наш край, были уже обречены, даже не распечатав секретных пакетов. В маленькой квартирке в центре Москвы, неподалеку от Кремля, уже был написан не подлежащий обжалованию приговор их преступной затее — в обычной школьной общей тетради № 14 дневника восемнадцатилетнего Левы Федотова.

Больной 18-летний школьник точно предсказал начало, основные этапы и итог Великой Отечественной войны. Где брал информацию пророк?..

Последний предвоенный вечер. Фашистская Германия приготовилась к броску на Восток. 170 дивизий отборных головорезов, уже поглотивших 17 стран Европы, готовы на любую жестокость и зверство. Еще молчали пушки. Еще не взревели двигатели самолетов со смертоносным грузом для мирных городов Советского Союза. История еще не свершила свой суд. Но те, кто смотрел сквозь стекла цейсовских биноклей на наш край, были уже обречены, даже не распечатав секретных пакетов. В маленькой квартирке в центре Москвы, неподалеку от Кремля, уже был написан не подлежащий обжалованию приговор их преступной затее — в обычной школьной общей тетради № 14 дневника восемнадцатилетнего Левы Федотова.

Этот болезненный московский школьник за 17 дней до начала войны предсказал ее ход и закономерный финал. В дневнике юного пророка содержится не только достаточно точная дата начала войны, но и раскрыт смысл и содержание плана «Барбаросса», дан детальный прогноз будущего.

«Хотя сейчас Германия находится с нами в дружественных отношениях, но я твердо убежден, что это только видимость. Я думаю, что этим самым она думает усыпить нашу бдительность, чтобы в подходящий момент всадить нам отравленный нож в спину. Эти мои догадки подтверждаются тем, что германские войска особенно усиленно оккупировали Болгарию и Румынию, послав туда свои дивизии. Когда же в мае немцы высадились в Финляндии, то я твердо приобрел уверенность в скрытой подготовке немцами нападения на нашу страну со стороны не только бывшей Польши, но и со стороны Румынии, Болгарии и Финляндии, ибо Болгария не граничит с нами по суше и поэтому не сможет сразу вместе с Германией выступить против нас. А уж если Германия пойдет на нас, то нет сомнения в этой простой логической истине, что она, поднажав на все оккупированные страны, особенно на те, которые пролегают недалеко от наших границ, вроде Венгрии, Словакии, Югославии, а может быть, даже Греции и, скорее всего, Италии, вынудит их также выступить против нас войной…

Поэтому стоит лишь только немцам расположить свои войска в соседних с нами странах, она имеет полную возможность без промедления напасть на нас, имея всегда готовый к действию механизм. Ясно, что концентрация (германских войск. — А. Ш.) у наших границ окончится и, явно боясь выступить против нас зимой, во избежание встречи с русскими морозами, фашисты попытаются втянуть в войну летом…

Я думаю, что война начнется или во второй половине этого месяца (т. е. июня), или в начале июля, но не позже, ибо ясно, что германцы будут стремиться окончить войну до морозов…

Уж если мне писать здесь все откровенно, то скажу, что, имея в виду у немцев мощную, питавшуюся многие годы всей промышленностью военную машину, я твердо уверен в территориальном успехе немцев на нашем фронте в первую половину войны. Потом, когда они уже ослабнут, мы сможем выбить их из захваченных районов и, перейдя к наступательной войне, повести борьбу уже на вражеской территории… Я готов дать себя ко вздергиванию на виселицу, но готов уверить любого, что немцы захватят все эти наши новые районы и подойдут к нашей старой границе, так как новые границы мы, конечно, не успели и не умеем укрепить. Очевидно, у старой границы они задержатся, но потом вновь перейдут в наступление, и мы будем вынуждены придерживаться тактики отступления, жертвуя землей ради жизни наших бойцов. Немцы вступят за наши старые границы и будут продвигаться, пока не выдохнутся. Вот тогда только наступит перелом, и мы перейдем в наступление.

Как это ни тяжело, но вполне возможно, что мы оставим немцам, по всей вероятности, даже такие центры, как Житомир, Винница, Витебск, Псков, Гомель и кое-какие другие. Что касается столиц республик, то Минск мы, очевидно, сдадим; Киев немцы также могут захватить, но с непомерно большими трудностями…

То, что Ленинграда немцам не видать, это я уверен твердо. Ленинградцы — народ орлы! Если же враг займет его, то это будет лишь тогда, когда падет последний ленинградец. До тех пор, пока ленинградцы на ногах, город Ленина будет наш!...

Окружить Ленинград, но не взять его фашисты еще смогут, ибо он все же сосед границы; окружить Москву они, если бы даже и были в состоянии, то просто не смогут это сделать в области времени, ибо они не успеют замкнуть кольцо к зиме — слишком большое тут расстояние. Зимой же для них районы Москвы и дальше будут просто могилой!»

Мы приводим лишь маленькую частичку рассуждений о начале будущей войны не военного стратега, не работника генерального штаба, не политолога, а безусого школьника, еще не служившего в армии! Сам автор дневника очень скромного мнения о себе, о чем свидетельствуют такие строки:

«Я, правда, не собираюсь быть пророком, я мог и ошибиться во всех этих моих предположениях и выводах, но все эти мысли возникли у меня в связи с международной обстановкой, а связать их и дополнить мне помогли логические рассуждения и догадки. Короче говоря, будущее покажет».

Теперь, спустя почти 70 лет, когда все свершилось, мы можем день за днем, с календарем и картой в руках сверить высказывания Левы на совпадение с действительностью, столь поразительно им предсказанной.

В дневнике нет ни одного утверждения, которое не исполнилось бы в течение последующих четырех лет предсказанной Левой Федотовым войны. Многое в приведенных записях поражает. Ведь логический анализ, оценки и выводы должны опираться на реальную информационную базу, достоверные источники, которыми Лева Федотов располагать не мог. Он пользовался только открытой информацией.

Его информированность была обычной, да и жизнь тоже. Отец трагически погиб на Алтае задолго до войны. Мама Левы работала в костюмерной одного из московских театров. Инженер и писатель Юрий Росциус много работал над анализом дневника Левы Федотова, доказал его подлинность, беседовал с одноклассниками, знакомыми и друзьями автора. Дневник прошел экспертизу на подлинность почерка. Вот что писал о юном пророке Юрий Росциус в своей брошюре «Дневник пророка»:

«Получение потребной информации для блестяще изложенного в дневнике Левы прогноза, основанного на логическом анализе ситуации, оценке потенциала противостоящих сторон, затруднительно и опасно по ряду причин. Поражает легкость раскрытия Львом Федотовым немецких секретных планов, закрытых в суперсейфах Германского рейха, окутанных проводами сигнальных устройств.

Ведь чародей Лева Федотов в свои 18 лет с поразительной легкостью безошибочно оценивает военную мощь противостоящих государств, отдает предпочтение Родине, предвидя грядущие трудности, опровергает возможность реализации непостижимо ставших ему известными секретных военных планов Германии. Но если, простите, совершенно непредставимы, непостижимы пути получения им информации, которой он мог располагать, неведомо откуда взявшейся, сделать идеально подтвержденный последующими событиями вывод о несостоятельности этих планов, их ущербности, гибельности для их же создателей. Парадоксально!

Лева не избежал некоторых мелких неточностей, не все его рассуждения достаточно глубоки и верны, однако безупречны, на мой взгляд, все фундаментальные выводы и заключения! Можно смело сказать, что его дневник является своего рода либретто предсказанной им в подробностях войны, кратким изложением планов (!) и просчетов (!) Германии, четырехлетних героических устремлений советского народа и его блистательной Победы над воплощением вселенского зла — фашизмом!

Итак, дневник достоверен, записи в нем отвечают проставленным датам и поразительно прозорливые строки, несомненно, принадлежат Леве Федотову. Как же он мог в условиях страшного информационного дефицита столь успешно прогнозировать будущие события? Ведь для логических заключений такого рода, по-видимому, недостаточно одной исходной информации, необходим обширный опыт, запас профессиональных знаний, предварительная подготовка, определенная информационная база».

Так кем же был Лев Федотов? Уникумом, обладающим даром предвидения будущего, ясновидцем, врожденным прогнозистом? К сожалению, этого мы никогда не узнаем. Больной туберкулезом, с плохим зрением, он добровольцем ушел на фронт и не дожил до предсказанной им Победы. 25 июля 1943 года Лева Федотов погиб в бою под Тулой. Дневники свои он оставил на хранение матери Агриппине Николаевне, которая уже после окончания войны передала их журналистам. Но только 20 лет спустя необычные пророчества Льва Федотова были опубликованы в журнале «Дружба народов». Ими заинтересовались историки, медики, психологи. Однако тайна погибшего ясновидца так и осталась нераскрытой.

Анатолий ШНЕЙДЕР
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?