Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Медиаэксперты поспорили о современной журналистике

Пропаганда влияет на сознание индивидуальное и общественное  это факт. А контрпропаганда — это добро, борьба за правду, повышение градуса и вовлеченности людей в фейковые новости или вовсе погружение в хаос нового порядка? Эти вопросы обсуждали участники форума «Минского диалога» на вечерней пленарной сессии «Пропаганда и контрпропаганда: можем ли мы договориться о базовом кодексе поведения в журналистике».

Сегодня найти достоверную информацию очень сложно не только тем, кто потребляет новости, но и тем, кто их ищет. Традиционная журналистика, между телевидением и интернетом, все же работала с фактами, заметила главный редактор StrategicEurope (Центр Карнеги Европа) Джуди Демпси:

 Я помню, как для того, чтобы сделать материал, журналист должен был куда-то ехать, что-то снимать, смотреть на все своими глазами. Тогда редакторы вкладывали деньги в международных корреспондентов. Тогда люди, сидя перед телевизором, не могли поставить лайк. Обучение также было другое. Нас учили отталкиваться от принципа скептицизма, освещая события. Но теперь все по-другому. Парадокс в том, что социальные сети сегодня контролируют журналистику. Я думаю, должно быть наоборот  социальные СМИ нужно регулировать, журналистам без опыта нужны менторы. Ведь базовое право СМИ  быть защищенными, а феномен фейковых новостей и дезинформация подрывают это всеобщее право.


Подобное мнение не разделяет главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов:

 Как вы будете регулировать, скажем, Твиттер Трампа? Или он выпадет из этого регулирования? Иными словами, президент Трамп  это медиа. Премьер-министр Трюдо с 4,5 миллиона подписчиков  это медиа. Он пишет в нем новости, высказывает мнения, устраивает дискуссии. Замечательный Инстаграм у жены аргентинского президента — 1,5 миллиона подписчиков, в нем она рассказывает о том, что делает ее муж. Как вы будете это регулировать? Вы думаете, что мы здесь консилиум врачей? Нет, скорее патологоанатомов. Мы сейчас пытаемся анализировать труп, потому что традиционная журналистика уже давно умерла. Есть журналистика и не журналистика. Я думаю, что линия должна проводиться именно так.


Алексей Венедиктов полагает, что ныне возникла новая среда. И появляются новые риски, но они открывают и новые возможности:

 Если мы будем бороться с рисками, значит, мы будем бороться и с возможностями. И нужно признать, что новая информационная среда, где каждый из вас стал журналистом. Вы начали говорить о том, что вы делаете, видите, знаете, высказываете свою точку зрения. Это факт, и бороться с этим невозможно. Новая среда, новые риски, а значит и новые правила. Но если отдать эти правила государству или парламентам, законы, регулирующие деятельность социальных сетей, будут различаться. Между тем сами сети давно трансграничны.

Фото: БЕЛТА
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.33
Загрузка...