Макрон пытается поставить ложь вне закона

Новогоднее обращение президента Франции Эммануэля Макрона в адрес прессы прозвучало как призыв на войну с Химерой. Греческое мифологическое чудовище, означающее «ложная идея, пустой вымысел», существующее уже 30 веков, обрело в наши дни совершенно конкретный смысл и облик. Президент Французской Республики желает, чтобы 2018 год прошел под знаком борьбы против фейковых новостей, воспринимаемых как угроза демократиям. После слов последовало дело — президент Франции предложил законопроект, который бы ужесточил наказание за распространение так называемых лживых новостей, публикующихся интернет–платформами и социальными сетями.

Нельзя сказать, что этот законопроект всем пришелся по вкусу. Подобно Трампу, который всколыхнул «вашингтонское болото», Макрон взволновал парижское либеральное болотце, живущее старыми вольтеровскими иллюзиями о необходимости умереть за чужую свободу самовыражения. Нет, парировал президент, если социальные сети стали носителями дезинформации, то государство обязано поставить их перед лицом ответственности.

Макрон не единственный, кто поднял эту тему, но он один из первых, кто предложил конкретную юридическую «механику» для борьбы с лженовостями. Его стратегия состоит из трех главных пунктов, и именно они могут в ближайшее время перевернуть многие европейские клише о свободе слова.

Первое. По мнению Макрона, распространением пропагандистских материалов в социальных сетях занимаются тысячи аккаунтов. А потому соцсети обязаны обнародовать принадлежность аккаунтов, которые оплачивают продвижение своего контента в ленте новостей. Особенно это касается времени предвыборных кампаний.

Второе. Законопроект разрешает блокировку или удаление ложного контента. По мнению Макрона, если это необходимо, «новость должна быть убрана, а профиль того, кто ее распространил, удален из социальной сети, а сам интернет–сайт заблокирован».

И наконец, третий пункт. Макрон хочет «возложить ответственность на платформы, которые не могут продолжать смешивать все категории информации». Контролировать эту сферу предполагается силами Высшего совета по аудиовизуальному вещанию Франции, который будет определять и назначать сумму штрафа за публикацию лживых новостей или слухов.

Парижские СМИ растерялись: означает ли это, что их либеральный президент подумывает о прямых санкциях против соцсетей? Особенно возмутило некоторых предложение о контроле со стороны Высшего совета. Макрон вступает на тонкий лед свободы слова, предупреждает автор «Фигаро».

Но похоже, напротив, он вступает на твердую почву закона, который должен соответствовать новым реалиям. Тема фейковых новостей неразрывно связана с тенденцией развития новых технологий, с информатизацией общества. Недавно в беседе со мной глубоко по–философски изложил эту тему ректор БГУ Андрей Король, который относится к вопросу информатизации двояко. С одной стороны, находясь под постоянным информационным прессингом, человек, как у Жана Бодрийяра в его работе «Симулякры и симуляция», — теряет смыслы и становится объектом манипуляций.

Но с другой, обращает мое внимание кандидат юридических наук, член Европейского общества международного права Андрей Козик, в Евросоюзе есть уже очень много прецедентов, как избежать этих манипуляций. Потому что, рассуждает мой собеседник, благодаря интернету и глобализации воздействовать через информационное поле можно очень существенно. И на политические процессы, такие как выборы. И на благополучие граждан, через разжигание розни и т.д. Фейковые новости порождают и новые проблемы. Ведь социальные сети показывают то, что мы любим, то, что мы лайкаем. В результате мы получаем выборочные новости. Не полную картину дня, а только то, что нам нравится и что нам предлагают, и это формирует нашу повестку дня. Получается замкнутый круг. И это большая проблема, которая тоже требует своего регулирования.

Андрей Козик резюмирует: «Проблема серьезная, и государства решают ее по–разному, с разных сторон подходя. Она приравнивается, и справедливо, к террористической угрозе. Но надо понимать, что для европейских государств, не только исходя из их истории, но и с учетом очень большого количества организаций, таких как Совет Европы, этот вопрос связан с темой прав человека. И это абсолютный приоритет для европейских государств. Перешагнуть его будет невозможно никому. К сожалению, терминология прав человека традиционно превратилась в пугало, дескать, это все, что против государства. Нет, это вещь, которая на благо государства работает и работать должна. И в Беларуси этому уделяется внимание».

Мой собеседник, читающий лекции в самых престижных европейских университетах, заключает: «Вы знаете, в последнее время у меня возникает чувство дежавю — очень многое, о чем в Беларуси говорили как о вещах, на которые надо обратить внимание, а Европа традиционно отвергала, сегодня делается».

romanova@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...