Лобби не в лоб

Служители спортивной Фемиды могут лоббировать интересы своих атлетов?

Сводной статистики нет, но на аренах и стадионах мира можно увидеть довольно много белорусских судей. Их призывают активно внедряться в международные судейские структуры. С одной стороны, это престижно для страны. А с другой — служители спортивной Фемиды могут лоббировать интересы своих атлетов.



В гребле на байдарках и каноэ сплошь и рядом возникают спорные моменты. Сергей Шаблыко с 2004 года входит в обойму судей, которые обслуживают топ-турниры. Он также является членом техкома ICF — одно присутствие чиновника высокого ранга помогает разрулить сложные ситуации. 

— С Юношеских Олимпийских игр в Нанкине байдарочники и каноисты привезли 2 золота. Финалы проходили не так, как у взрослых. Спортсмены на воде петляли, ехали восьмерками. Наш Станислав Дайнеко в решающем заезде боролся с венгром Миланом Можги. Я был главным судьей. Мой зам, как и технический делегат международной федерации, представлял Венгрию. Согласно правилам спортсмен должен пересечь финишную черту в лодке. Но Дайнеко не удержал равновесия, оказался в воде. Сделали скрин фотофиниша. Он показал, что выиграл белорус. Однако я не форсировал событий. Подождал, пока выскажутся коллеги, выслушал их доводы. Это была последняя гонка, сразу после нее начиналась церемония награждения. Для подачи протеста отводится время — 20 минут. Никто не пришел оспаривать результаты.

Зато пришли, или «нарисовались», датчане — уже на других соревнованиях, чемпионате мира-2015. Камнем преткновения стало столкновение Олега Юрени с датским гребцом на дистанции 5 тысяч метров. Белорус зацепил лодку соперника, в результате чего та развернулась. Юреня устремился вперед, а вот датчанина это выбило из колеи. Лишать ли белоруса бронзы? Ситуация была пятьдесят на пятьдесят. Как член техкома, Сергей Шаблыко все это видел, находясь в финишной вышке. К разбирательству отношения не имел: если бы шевельнул хоть пальцем, только навредил бы. Решение приняли в пользу нашего гребца.

— Уже состоялись судейские назначения на Олимпиаду в Рио. Буду работать там стартером. Это значимая должность — судья на старте вправе дисквалифицировать спортсменов. По иронии судьбы я нажимал на кнопку в финальном заезде байдарок-двоек на Играх в Пекине. Отправил Петрушенко и Махнева делать дубль два. Представляете, что у меня творилось на душе?! Но все закончилось хорошо: парни добыли бронзу. И никаких претензий потом не высказывали — они же профи.  

Сергей Асанов имеет высшую судейскую категорию АIBA — три звезды, которая дает право обслуживать все значимые турниры по боксу. В Беларуси только два рефери такой квалификации. Отбор судей на Олимпиаду-2016 еще не завершен. Зато известно: в Бразилию поедет Асанов-младший, бронзовый призер минувшего чемпионата мира. 

— Нет такого тренера, который признал бы поражение своего спортсмена. По горячим следам реакция одна: «Судьи такие-сякие. Плохо отработали». Потом наставник остынет, посмотрит видео, переосмыслит бой: действительно, все по-честному. Что уж говорить о родителях?! Мне как отцу все время кажется, что Дмитрий выигрывает. Поединки с участием сына не сужу, чтобы потом не обвиняли в пристрастии. Свои связи в ход не пускаю. Если в Беларуси он будет побеждать по протекции, то на международном ринге ему делать нечего. 

Боксеров, которые приезжают на турнир без судьи, за глаза называют бесхозными. Никто не встанет на их защиту. Помочь же можно, опираясь только на личные взаимоотношения. Есть свои методы воздействия. Конечно, никто из судей не скажет: «Отдайте победу». Все дорожат своим именем. Но при прочих равных к спортсмену могут отнестись более лояльно. 

— В судействе на самом верху я с 2009 года. За это время наработал какой-то авторитет. У нас уже образовалась своя каста. Правда, есть судьи из стран, где представление о боксе очень слабое. Например, из Гватемалы. Не знаю, зачем их тянуть за уши. Политика международной федерации такова, что должны быть рефери со всех континентов. Каждый раз за явные ошибки кого-то отстраняют от судейства. Но спустя время человек появляется снова: найти ему замену трудно. Если бы я столько напортачил, меня закопали бы на три метра в землю, а потом забыли бы обо мне. В Европе среди судей очень большой выбор. 

Сергей Асанов работал на Играх-2012 в Лондоне и своими глазами видел четвертьфинальный бой Сергея Корнеева. Поединок завершился с равным счетом 19:19, однако по «дополнительным показателям» судьи отдали победу, а вместе с ней и медаль, сопернику белоруса. Когда Корнеев покидал ринг, зал ему аплодировал — англичане разбираются в боксе. Вначале в судейском стане было разбирательство, но потом дело спустили на тормозах. А протест нашей делегации не возымел действия — не хватило влияния.

Фигурное катание еще один субъективный вид спорта. К тому же красоту нельзя измерить ни секундомером, ни складным метром. Но чем грамотнее и опытнее судьи, чем больше их количество, тем достовернее результат. Судейский стаж Екатерины Серовой исчисляется 25 годами, более 10 лет она выставляет оценки по новой системе, которая появилась после Олимпиады в Солт-Лейк-Сити. 

— Когда 2—3 часа сидишь на своем стенде, ощущение такое, что пробежала десяток километров или день простояла у станка. Хотя сравнения не очень уместны, потому что это напряженная умственная работа. Постоянно анализируешь, стараешься ничего не упустить. Нам надо сделать так, чтобы ребята, которые оставляют на льду свое здоровье, пашут до седьмого пота, не пострадали по нашей вине. На международных турнирах часто приходится судить выступления белорусских фигуристов. Кто бы из них ни выходил на лед — взрослые или юниоры, — всякий раз сердце у меня замирает. Я катаюсь вместе с ними. Но рассудок сохраняю холодным, оценки ставлю, какие заслужили. 

Со стороны ISU приветствуется, когда на соревнованиях участники и судьи — из одной страны. Белорусы обслуживают «мир» и «Европу». И если кто-то из наших спортсменов отберется на Олимпиаду-2018, поедут в Пхенчхан и судьи. Высокой оценкой своим фигуристам не поможешь. Если поставишь много, она попросту вылетит. Поэтому нужно попасть в реестр между низшими и высшими баллами. К тому же есть такое понятие, как национальное пристрастие, которое очень сильно наказывается. Работу каждого судьи анализирует специальная комиссия. Виновному грозит отстранение от судейства.

— Тот факт, что мы работаем на крупнейших соревнованиях, напрямую не приносит дивидендов. Но дает очень многое. Судьи, которые представляют Беларусь, — это люди, свободно говорящие на английском языке, с широким кругозором, имеющие одно, а то и несколько высших образований. Мы формируем мнение о нашей стране, у людей появляется желание к нам  приехать. Завязываются дружеские отношения, и все это идет на пользу белорусскому спорту. 

До международных судей быстрее доходит оперативная информация, которую можно использовать и спортсменам, и тренерам. Зная о грядущих изменениях в том или ином виде спорта, командам намного легче перестроиться. В 2019 году на минском стадионе «Динамо» пройдет легкоатлетический турнир Юношеского олимпийского фестиваля. А пока арена на реконструкции, топ-стартов у нас не проводится. И это тормозит развитие судейского корпуса. Тем не менее белорусы участвуют в семинарах IAAF и в курсе всех новаций. У Александра Бут-Гусаима есть сертификат, дающий ему право судить любые соревнования, проходящие в Европе. В прошлом году он работал на командном чемпионате континента, проходившем в Чебоксарах. 

— В нашем виде спорта кто быстрее пробежал, дальше метнул, выше прыгнул, тот и победил. Хотя, конечно, многие моменты можно трактовать по-разному. Чаще всего они случаются в спортивной ходьбе, в эстафетах. Командные виды очень зрелищные. Но когда адреналин зашкаливает, отдельные нюансы спортсмены не учитывают. Это касается, например, передачи эстафеты в коридорах. Недавно в беговых видах было введено понятие «провоцированный фальстарт». Спортсмен выбежал раньше времени. На самом деле он только среагировал на того, кто дернулся на соседней дорожке. Если «провокатор» внятно объяснит, почему он так сделал — услышал шум, хлопок на трибунах, — отделается предупреждением. Если нет — ему предъявят желтую карточку. «Горчичник» не сгорает в течение всех соревнований. Получить его можно в квалификации — а аукнется это в финале. Две желтые карточки уже дисквалификация. При этом Международная федерация легкой атлетики рекомендует решать спорные ситуации в пользу атлетов. Если фальстарт случился на стайерской дистанции, где доли секунды не играют роли, спортсмена не наказывают по всей строгости.  

Изменения в правилах произошли и благодаря печальному опыту белорусской спортсменки. Помните, как на чемпионате мира в Южной Корее Анастасия Мирончик-Иванова, прыгая в длину, приземлилась и оставила след на песке волосами? После этого в судейском своде правил появилось отдельное дополнение. Теперь со спортсменом отождествляется все, что надето на нем в момент отталкивания — очки, часы, кольца. Замеряют по любому предмету, даже если это булавка. 

bingo10@mail.ru
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter