Красный барон советской авиации

6 ЯНВАРЯ в «БН» был напечатан материал «Человек из 2197 года» о незаслуженно забытом авиаконструкторе Роберте Бартини. Главное внимание акцентировалось на выдающемся таланте и загадочности этой личности. В публикации была определенная недосказанность, поэтому сегодня мы более подробно повествуем о судьбе героя.

Отказавшись от многомиллионного наследства, Роберт БАРТИНИ строил самолеты.

6 ЯНВАРЯ в «БН» был напечатан материал «Человек из 2197 года» о незаслуженно забытом авиаконструкторе Роберте Бартини. Главное внимание акцентировалось на выдающемся таланте и загадочности этой личности. В публикации была определенная недосказанность, поэтому сегодня мы более подробно повествуем о судьбе героя.

Незаконнорожденный дон Бартини

На свет Роберт Бартини появился при трагических обстоятельствах. В 1897 году его мать, сирота семнадцати лет, не выдержав насмешек, положила ночью спящего младенца на крыльцо дома своих опекунов и утопилась. Заботу о мальчике взяла на себя семья крестьянина, который вскоре стал садовником в резиденции вице-губернатора австрийской провинции Фиуме, барона Лодовико Орос ди Бартини.

Жена сановника донна Паола мечтала иметь ребенка, но детей у четы не было. Когда в саду резиденции появился тихо играющий малыш Роберто, он сразу приглянулся хозяйке, и та предложила мужу его усыновить. Однако воспротивился опекун. Тогда Паола наняла детектива, чтобы узнать, какие права имеет на мальчика семья садовника. Тот поручение выполнил, но, докладывая о результатах, вдруг запнулся. В итоге оказалось, что отец мальчика… барон Лодовико.

Подробности семейной истории Роберта Бартини мы знаем сегодня благодаря его автобиографической киноповести «Цепь» и по воспоминаниям современников, с которыми в частных разговорах он упоминал о фактах своей биографии. В посмертном письме, найденном наскоро спрятанным между рамами окна при разборе его домашнего архива и названном «Моя воля», Роберт Людвигович просил собрать сведения обо всей его жизни. «Извлеките из нее урок…»

По маршруту Хабаровск – Рим – Милан

В 1916 году Роберто заканчивает офицерскую школу и направляется на Восточный фронт. В ходе Брусиловского прорыва вместе с еще 417 тысячами солдат и офицеров он попадает в плен. Девятнадцатилетнего офицера содержат в лагере под Хабаровском. Там, как считают историки, он и знакомится с большевистскими идеями.

Спустя четыре года Бартини возвращается на родину. Его отец уже вышел в отставку и осел в Риме, сохранив звание государственного советника и привилегии, которыми пользовался у Габсбургов, несмотря на смену подданства.

Однако сын не воспользовался возможностями Бартини-старшего, в том числе и финансовыми (после смерти отца ему досталось более 10 миллионов долларов того времени). На миланском заводе «Изотта-Фраскини» Роберто трудится разнорабочим, разметчиком, а затем шофером. Одновременно он заканчивает Римскую летную школу и получает диплом авиационного инженера, сдав за два года экстерном экзамены авиационного отделения Миланского политехнического института.

В 1921 году Роберто вступает в Итальянскую коммунистическую партию, которой передает баснословное отцовское наследство. Как бывшего офицера-фронтовика его ввели в группу, обеспечивающую охрану руководителей коммунистической партии от фашистов. Примечательно, что группа Бартини также опекала и советскую делегацию во главе с наркомом иностранных дел Г. В. Чичериным на знаменитой Генуэзской конференции в 1922 году.

Приземление на советском аэродроме

После фашистского переворота в Италии, по решению ИКП, Роберто Бартини в 1923 году был направлен в Советский Союз для помощи молодой республике в области авиации. Советская его карьера началась на Научно-опытном (ныне Чкаловском) аэродроме, где итальянский коммунист занимал должность главного инженера и начальника отдела.

В 1928 году Роберт Людвигович Бартини возглавил экспериментальную группу по проектированию гидросамолетов. Здесь им был предложен проект 40-тонного морского бомбардировщика МТБ-2 и экспериментального истребителя «Сталь-6». Но в 1930 году его группа вошла в состав ЦКБ, откуда Бартини был уволен.

Тогда же по рекомендации М. Н. Тухачевского он был назначен главным конструктором ОКБ НИИ ГВФ. В 1933 году на его самолете «Сталь-6» установлен мировой рекорд скорости — 420 км/ч. На базе рекордной машины был спроектирован истребитель «Сталь-8», но проект закрыли в конце 1934 года, как не соответствующий тематике гражданского института. Осенью 1935 года был создан 12-местный пассажирский самолет «Сталь-7» с крылом «обратная чайка». В 1936 году он экспонировался на Международной выставке в Париже, а в августе 1939 на нем был установлен международный рекорд скорости на дистанции 5000 км — 405 км/ч. В конце 1935 года был также построен дальний арктический разведчик ДАР, который мог садиться на лед и воду.

В 1937 году Роберта Людвиговича арестовали, предъявив обвинение в связях с «врагом народа» Тухачевским, а также в шпионаже в пользу Муссолини (от которого он когда-то бежал!). Его приговорили к 10 годам лагерей и пяти годам «поражения в правах». До 1947 он работал в заключении, сначала в ЦКБ-29 НКВД, где в СТО-103 принял участие в проектировании Ту-2, а затем в эвакуации в Сибири.

С 1948 года, после освобождения, и по 1952 год Бартини работает в ОКБ гидроавиации Г. Бериева. В 1952 году его откомандировывают в Новосибирск и назначают начальником отдела перспективных схем Сибирского научно-исследовательского            института      авиации им. С. А. Чаплыгина (СибНИА).

В 1956-м Роберт Бартини был реабилитирован, а в в апреле 1957 года откомандирован из СибНИА в ОКБС МАП в Люберцах (Подмосковье) для продолжения работы над проектом А-57. Здесь в ОКБ П. В. Цыбина под руководством Бартини до 1961 было разработано 5 проектов самолетов полетной массой от 30 до 320 тонн разного назначения (проекты «Ф», «Р», «Р-АЛ», «Е» и «А»).

Именно в этот период у Бартини рождается еще одна выдающаяся идея: создание крупного самолета-амфибии вертикального взлета и посадки, который позволил бы охватить транспортными операциями большую часть поверхности Земли, включая вечные льды и пустыни, моря и океаны. Ведутся работы по использованию экранного эффекта для улучшения взлетно-посадочных характеристик самолетов. «Первой ласточкой» стал небольшой Бе-1, прошедший летные испытания в 1961—63 годах.

В 1968-м коллектив Р. Л. Бартини из Подмосковья переезжает на завод им. Димитрова в КБ Г. М. Бериева (Таганрог), специализировавшееся на гидросамолетах. Здесь построены два противолодочных самолета ВВА-14. В 1976 году один из этих аппаратов был преобразован в экраноплан. Он получил обозначение 14М1П. Всего же на счету Роберта Бартини более 60 законченных проектов самолетов.

Помимо авиации, наш изобретатель занимался космогонией и философией. Им создана уникальная теория шестимерного мира, где время, как и пространство, имеет три измерения. Эта теория получила название «мир Бартини». В литературе по аэродинамике встречается термин «эффект Бартини».

Внук продолжает дело другого деда

После первой нашей публикации читатель может подумать, что у Роберта Людвиговича не было наследников, поскольку сообщалось, что умер он в 1974 году в холостяцкой квартире и похоронен на Введенском кладбище в Москве. Действительно, в последние годы он жил один. Тем не менее с его уходом род не угас. В России хорошо известен внук нашего героя Олег Гэрович Бартини. На его счету разработка и изготовление нарукавного знака для Верховного главнокомандующего страны, знаков для современной российской армии и других силовых структур, наконец, тот самый штандарт президента, который мы видим над Кремлем.

— В знаменное дело я пришел из науки, — рассказывает Олег Гэрович. — Вышивкой занимаюсь с 1989 года. Я живой пример того, как действует генетическая память, хотя и не пошел по стопам знаменитого деда. Не так давно, разбирая достаточно большой архив своих родственников, обнаружил интересный документ. Это справка, выданная моей бабушке, о том, что она работает швеей на фабрике художественных знамен. Датирована она 1937 годом. Опять же в архивах я нашел еще один документ — приказ по ведомству министерства юстиции от 1914 года. Читаю: «Назначается секретарем герольдмейстера Правительствующего Сената господин Иванов Борис Евгеньевич...». Иванов Борис Евгеньевич — это мой прадед по материнской линии. Таких совпадений я могу привести несколько. Как их объяснить, не знаю, но мне приятно, что я занимаюсь тем, чем занимались мои предки.

Олег КАМИНСКИЙ, «БН»

по материалам  интернет-ресурсов

НА СНИМКАХ: испытание самолетов Роберта БАРТИНИ.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?