Искусство действовать в тылу условного противника

Военной разведке Беларуси исполняется 100 лет

Эти ребята становятся невидимыми, сливаясь с местностью, точно знают свою задачу, работают быстро и никогда не бросают товарища в беде. Но способен на такое не каждый. Через боль и «не могу» проходят курсанты факультета военной разведки Военной академии во время практических занятий. Преподаватели дисциплин по физподготовке, а это военные люди с большим опытом, уверены: боец должен уметь сосредоточиться и выполнить задачу, чего бы это ему ни стоило.


Накануне Дня военной разведки корреспондент «СГ» отправился на учебный полигон под Минском и попробовал потренироваться с теми, от грамотных и решительных действий которых во многом зависит успех военных операций.

Жизнь на факультете военной разведки Военной академии интересная и многогранная. Много спорта, дисциплина и строгий распорядок дня. На КПП меня встречает заместитель начальника курса по идеологической работе старший лейтенант Артем Черенкевич. Сюда, как в любой другой университет, в основном поступают ребята после школы, но есть те, кто окончил средне-специальные учебные заведения, и очень много тех, у кого за плечами уже служба в армии.

Обследование железнодорожного состава.

Спешим на полигон, где сейчас в разгаре занятия по тактико-специальной подготовке. Артем идет таким широким шагом, что едва успеваю за ним. Заместитель начальника курса говорит, что для него это уже давно вошло в привычку. В день для контроля за учебным процессом в среднем наматывает по восемь километров. Для меня такая разминка, может быть, и оказалась неожиданной, но весьма полезной – до полигона как минимум два километра. Благо погода удачная: не жарко и не холодно.

Преподаватель Игорь КАЗАКОВ считает, что невыполнимых задач не бывает.
На лицах выстроившихся в линейку курсантов читается решительность. Преподаватель кафедры сил специальных операций и войсковой разведки полковник запаса Игорь Казаков, который сейчас обучает ребят, говорит, что для них невыполнимых задач не бывает. Он показывает, как наносятся на карту условные обозначения противника. Для разведчика важно уметь читать карту. А тот, кто не подготовился к теории, к практике не допускается. Так что случайных здесь нет. В этом не сомневаюсь, больше озабочен тем, как долго смогу продержаться вместе с разведчиками на поле боя, не причислят ли меня к случайным людям?

Полковник дает команду — и группа выдвигается разведать условное расположение противника. Вместе с парнями, вооруженными автоматами, снайперскими винтовками и пулеметом, бегу и я с фотокамерой в руках. Перемещаемся тише воды, ниже травы. 50 метров, 100, 3000… ох, надо срочно бросать курить. Упасть бы, растянуться в траве. «О-отставить», — командую сам себе. Тут дело принципа – умри, а родную «СГ» не опозорь.

Игорь Леонидович разрешает отдохнуть несколько минут, а потом очередная задача — обследовать железнодорожный состав с секретным грузом противника. Секунда — и мелкими перебежками перемещаемся к макету вагонов. Бойцы передвигаются с легкостью, будто они до этого и вовсе весь день отдыхали и никуда не бегали, а моя выносливость вновь подвергается немалым испытаниям.

Отработка упражнений рукопашного боя при нападении ножом.

Но мне повезло. Полковник Казаков, видимо, проникшись моими трудностями и не желая рушить реноме журналиста в глазах курсантов, ориентирует команду на другие упражнения. Нужно готовиться к спаррингам — тренировочным боям двух человек. Выдвигаемся обратно в расположение лагеря. Может, кому-то из будущих офицеров тоже хотелось бы отдохнуть, но ни один из них этого не показывает.

Бойцы должны обезвредить вооруженного противника. Полковник командует принять стойку и отрабатывать технику при нападении холодным оружием. «Неважно, насколько ты спортсмен, владеешь единоборствами или нет. Главное здесь — себя настроить морально на победу. Если ты в душе боец, выйдешь победителем», — уговаривает меня встать в строй Казаков.

В руках профессионалов малые пехотные лопатки превращаются в холодное оружие.

Но я-то понимаю, что он так говорит, потому что сам прошел через огонь и воду и участвовал не в одних марш-бросках. Для него и его учеников устранить противника одним махом — ничего не стоит. Даже если у того в руках будет нож. Стоит ли мне тягаться с такими, как он? Нет, уж лучше пусть разбирают алгоритмы боя сами. Время на это есть, до конца занятий еще два часа.

Дмитрий МИКРЮКОВ.
Ребята продолжают тренировку с лопатками, топорами. В умелых руках профессионалов эти предметы превращаются в опасное оружие в ходе проведения засады, налетов или других мероприятий. Курсанты по очереди лихо всаживают топорики прямо в ствол дерева. Аналогичный прием с лопатой.

— С ней даже легче, чем с топориком, — говорит только что поразивший цель Сергей Сень из столинской Белоушы. В прошлом году он занял второе место на первенстве Беларуси по рукопашному бою среди юниоров. Этим видом спорта, да еще вдобавок легкой атлетикой занимается в свободное от занятий время. Сейчас готовится к ноябрьским соревнованиям в Бресте.

— Начинал с секции в своей деревне. Чтобы достичь больших высот, поступил в Военную академию. Освоил основы общевойскового боя. Поначалу было сложно адаптироваться, быстро уставал, но постепенно привыкаешь к нагрузкам, — рассказывает курсант.

На его выбор повлиял пример отца, который служил в элитных войсках — десанте. Курсант говорит, что академия помогла развить в нем такие качества, как трудолюбие, справедливость: «Не жалею и никогда не жалел о своем выборе». После окончания учебы он хотел бы возглавить разведвзвод в 11-й гвардейской Прикарпатско-Берлинской Краснознаменной ордена Суворова II степени отдельной механизированной бригаде, которая дислоцируется в Слониме.

Снайпер Николай КЛИНЦЕВИЧ из ивьевских Юратишек присматривается к каждой мелочи.
Программа обучения у курсантов одна из самых насыщенных во всей академии и в то же время одна из самых интересных. Безусловно, увидеть все особенности подготовки за один день не успел. Поэтому попросил будущих армейских офицеров-разведчиков назвать самый запоминающийся элемент боевых упражнений. И выяснил, что это десантирование. Первый прыжок ребята выполняют еще на первом курсе.

Второкурсник Дмитрий Микрюков из Костюковичей, с которым знакомлюсь в казарме, вспоминает, как это было: «В Марьиной Горке с самолета Ан-2. Прыжок длился 2—3 минуты, высота 800 метров, а подготовка к нему проходила неделями и далась непросто. Но по итогу осталось столько положительных эмоций, что сразу позвонил родителям. В конце года опять поедем на прыжки».

Далеко не каждый молодой человек способен их совершить без специальной подготовки, особенно если это вчерашний школьник. Не один месяц уходит на тренировку по укладке парашюта, занятия на тренажерах, отработку элементов и возможных вариантов развития ситуации в воздухе. Если что-то упустил или поленился, наверстать трудно.  У Дмитрия с теорией и практикой все в порядке. Он показывает нагрудный знак парашютиста с цифрой четыре. Именно столько пока у молодого человека прыжков.
 

Владислав ИГНАТОВИЧ. 

— Этот значок символизирует уверенность в себе. Мы уже не новобранцы, а воины-разведчики, — говорит курсант. — И моя мама очень гордится тем, что я будущий офицер элитных войск. 

На выбор второкурсника Владислава Игнатовича из Белыничей повлиял отец. Он служил в 103-й отдельной гвардейской воздушно-десантной бригаде и пожелал, чтобы такую же школу жизни прошел его сын. Владислав уже владеет всеми видами стрелкового оружия. Приобретенные на полигоне навыки подкрепил трехнедельной стажировкой в части. 

Неудивительно, что после таких постоянных занятий курсанты-выпускники имеют отличные знания и хорошие практические навыки. Впереди у них — многочисленные сессии и подготовки к разного рода экзаменам, среди которых иностранные языки. А уже затем распределение по местам службы. В большинстве своем парни отправятся служить в бригаду специального назначения, десантные и механизированные бригады.

По возвращении в казарму — чистка оружия. 

В ТЕМУ

5 ноября 1918 года приказом № 197/27 Реввоенсовета советской республики в составе Полевого штаба создано Регистрационное управление в качестве центрального органа военной разведки. С той поры уже 100 лет эта дата считается днем рождения советской военной разведки, правопреемницей которой стала военная разведка Вооруженных Сил Беларуси.

Заместитель начальника курса старший лейтенант Артем ЧЕРЕНКЕВИЧ:

— Основной упор в ходе подготовки будущих специалистов — на практические занятия. Они в учебной программе занимают около 70 процентов времени. Почти каждую неделю курсанты бывают на полигоне, где постигают премудрости выбранной специальности. По завершении обучения все они отправятся в войска, где продолжат службу на первичных офицерских должностях.

Начальник факультета военной разведки Военной академии полковник Андрей СИДОРОВ:

— Главные цели военной разведки — своевременное вскрытие угрожающего развития военно-политической обстановки, планов и практических мероприятий военно-политического руководства иностранных государств по использованию военной силы в качестве оказания воздействия на внутри- и внешнеполитический курс Беларуси, своевременное предоставление разведывательных данных, необходимых для эффективного применения Вооруженных Сил. Успех деятельности военной разведки целиком и полностью зависит от ее кадров. Он невозможен без создания корпуса профессионалов, решительных, мыслящих неординарно, ориентированных на достижение высоких результатов, способных работать в команде и одновременно самодостаточных людей.

kovalev@sb.by

Фото автора

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
1
Загрузка...
Новости