Имя – солдат

На территории дворцово-паркового комплекса "Святск" найдены останки солдат Гродненского укрепрайона, погибших в 1941 году

После десятилетнего забвения на территории дворцово–паркового комплекса «Святск», что в Гродненском районе, кипят строительные работы. Обретает новую жизнь родовое гнездо знатного княжеского рода Воловичей, именуемое не иначе как второй Версаль. В скором времени здесь должен появиться многофункциональный оздоровительный комплекс. А недавно у стен старинного дворца были найдены останки солдат Гродненского укрепрайона, погибших в 1941 году.

Фото Александра СТАДУБА

Рабочие копали траншею под канализационные трубы со стороны примыкающего ко дворцу яблоневого сада. Все шло, как обычно, до того момента, пока из ковша экскаватора вместе с землей не высыпалась груда костей. Даже без специалистов рабочие сообразили, что это человеческие останки, и вызвали следственно–оперативную группу.

В ходе осмотра места находки из земли с глубины около полуметра были дополнительно извлечены кости нескольких человек. Кроме того, обнаружены элементы кожаных изделий, несколько десятков пораженных коррозией патронов калибра 7,62 мм, две монеты достоинством 3 копейки каждая, 1937 и 1939 годов выпуска, и солдатский медальон, так называемая «смертная капсула».

Совокупность находок дала следователям основания заключить, что останки принадлежат солдатам Красной Армии, погибшим в первые дни Великой Отечественной войны при защите рубежей Родины. Позже подтвердили эту версию и эксперты, сообщившие, что кости принадлежали трем мужчинам, чья жизнь оборвалась в первой половине прошлого века. С учетом давности определить их возраст невозможно, однако один из погибших был ростом более двух метров. Как говорится, настоящий гренадер.

Таким образом, криминальная версия гибели людей отпала, однако проверка была бы неполной без вскрытия главной находки — капсулы времени.

Прежде чем рассказать о содержимом обнаруженного медальона судьбы, коснемся истории этого армейского атрибута. Впервые подобный предмет начал выдаваться воинам в 1939 — 1940 годах по окончании «зимней войны» с Финляндией. Он представляет собой шестигранную капсулу, изготовленную из прочного и долговечного материала — бакелита. Под отвинчивающейся крышкой хранится двойной бумажный листок с личными данными, позволяющими идентифицировать военнослужащего в случае гибели или тяжелого ранения. Красноармейцы самостоятельно заполняли такие листки, вписывая свои фамилию, имя и отчество, год рождения, звание, место рождения (республика, область, город, район, сельсовет, деревня), данные призывного военкомата; сведения о семье и домашнем адресе (по аналогии с местом рождения), Ф.И.О. супруги или ближайшего родственника, группу крови.

Изначально два экземпляра листков планировались для того, чтобы в случае гибели один могла забрать похоронная команда для уведомления штаба, последующего учета и информирования родственников. Второй листок оставался при солдате и захоранивался с ним. Вот только в жизни все было далеко не так. Внутрь капсулы частенько помещался лишь один листок. Кроме того, многие солдаты и его не решались заполнять, считая дурным предзнаменованием. А некоторые хоть и заполняли, но не типовые бланки, а нестандартные бумажные вкладыши из обычной бумаги, в которых писали все, что считали нужным. Носили капсулы с информацией либо в нагрудном, либо в специальном брючном кармане.

В наши дни в редком медальоне можно обнаружить информацию о сложившем голову воине Красной Армии. Причем не только по вышеуказанным причинам. Известно, что в войну и после нее мирное население извлекало из капсул бумажные листки и пускало их на самокрутки, иные бытовые нужды. Плюс к тому капсулы не герметичны, и по прошествии свыше семи десятков лет скрученная внутри них бумага часто превращается едва ли не в пыль.

Следователи провели осмотр ключевой находки у «Святска» с участием экспертов в лабораторных условиях. Использовалось самое современное оборудование для распознания даже невидимых глазу текстов. И хотя капсула оказалась с желанным вкладышем, безжалостное время превратило белый бумажный листок в некий цилиндр черного цвета. При извлечении он развалился на части.

Несмотря на это, криминалисты не теряли надежды и изучили фрагменты с помощью спектрального прибора, позволяющего обнаружить внешне незаметные тексты под ультрафиолетовым освещением, а также применяя видеоспектральные и магнитооптические лупы. Увы, чуда не произошло. Элементы некогда бумажного листка выглядели под лупой неким темным ворсистым пучком. Медальон сохранил в тайне военное прошлое солдата, оставив его безымянным.

Установив некриминальный характер смерти людей, следователи свою задачу выполнили. Дальше дело за теми, кто непосредственно занимается перезахоронением останков защитников Отечества, местными органами власти, поисковиками, историками. Строительные работы у «Святска» были приостановлены. Вопрос дальнейших раскопок остается открытым. Решать это специалистам, однако, сопоставив установленные факты с историческими сведениями, определенные выводы относительно погибших воинов можно сделать даже сейчас. Для этого вспомним события 1939 года.

После раздела Польши и сосредоточения немецких войск у границы СССР советское командование приняло решение о возведении линии укреплений на так называемом Белостокском выступе. Они получили неофициальное название «Линии Молотова», явившись прямым следствием пакта Молотова — Риббентропа. В результате вторую жизнь получили фортификационные сооружения Гродненской крепости, построенные еще при императоре Николае II и пережившие Первую мировую войну.

Границу решили прикрыть 13 укрепленными районами (УР–ами). Они представляли собой участок местности, оборудованный системой долговременных и полевых фортификационных сооружений в сочетании с различными инженерными заграждениями и подготовленными для длительной обороны специально обученными войсками. Основная задача — задержать противника до подхода главных сил. Руководил работами лично генерал Дмитрий Карбышев.

Один из таких укрепрайонов под № 68, называемый Гродненским, возник в районе горпоселка Сопоцкин и Августовского канала. Он считался наиболее мощным из всех возводившихся. В него планировалось включить свыше 600 дотов, не считая окопов, траншей, минных полей, проволочных заграждений, надолбов и так далее.

Таким образом, с осени 1939 года в тех краях возникла гигантская строительная площадка, на правом фланге которой был образован 31–й строительный участок. Его штаб под командованием Петра Кривенко как раз и разместился в имении «Святск», а в примыкающем к нему яблоневом саду был развернут палаточный лагерь.


На участке работали не только бойцы регулярной армии, но и юноши допризывного возраста, распределенные по комсомольской разнарядке. Однако начавшаяся война не позволила завершить процесс строительства и формирования Гродненского и иных укрепленных районов. К тому же бастионы не были довооружены, минные поля и инженерные заграждения отсутствовали, а некомплект личного состава не позволил занять все ДОТы в день начала войны.

Утром 22 июня 31–й стройучасток наряду с иными подразделениями подняли по тревоге. Все свободные грузовые машины были отправлены в Гродно, сформирован отряд обороны. Оружие и боеприпасы доставлялись из Сопоцкина, однако их катастрофически не хватало. Дворцовую территорию оставили в полдень, предварительно подпалив склады, чтобы не достались врагу.

Наступление гитлеровских армейских корпусов и танковой группы при поддержке авиации было стремительным, поэтому некоторые наши части просто не успели разместиться в бастионах. Те же, в которых советские солдаты заняли оборону, фашисты обошли, блокировали и постепенно уничтожили. Тем не менее гарнизоны некоторых окруженных и даже подорванных ДОТов героически сражались до 27 июня.

По воспоминаниям одного из защитников, их ДОТ отражал атаки противника до последнего снаряда. Затем вражеские саперы проникли на крышу и сбросили в перископное отверстие пакет со взрывчаткой. Прогремевший взрыв унес жизни 17 защитников. Пятерых оставшихся вошедшие внутрь фрицы расстреляли из автоматов. Чудом выжил он и еще один солдат. Несмотря на тяжелые ранения, они сумели выбраться наружу, поползли в разные стороны. Вскоре с крыши ДОТа прозвучал винтовочный выстрел, унесший жизнь его сослуживца.

Подобных примеров стойкости и героизма защитников Гродненского укрепрайона не счесть, и бойцы, чьи останки пролежали в земле до 2017 года, приняли свой последний бой однозначно в начале, а не в конце войны. В противном случае при освобождении Белоруссии их тела предали бы земле со всеми воинскими почестями, наверняка установили анкетные данные, а нерасстрелянного боекомплекта винтовки Мосина и монет мы бы сегодня рядом с ними не обнаружили.

Те, кто дошел до Великой Победы, а также безымянные герои, чей прах еще предстоит перезахоронить, уже в первые дни войны противопоставили жестокости фашистских оккупантов невиданные мужество и отвагу. А, впрочем, почему безымянных героев? Как там у поэта: «Где–то рядом шумит автострада, а цветы остаются живыми. Безымянный солдат... Нет! Неправда! Ведь солдат — это тоже имя!»

Фото автора.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?