Что скрывалось за осквернением памятника Пушкину

И Пушкин не помог

Людьми создано огромное количество памятников. Все они разные и напоминают нам о различных событиях или личностях. Есть памятники забавные, возле таких обычно фотографируются. Бывают памятники, вокруг которых складываются некие традиции, например потереть «на удачу» определенный фрагмент. Некоторые памятники нейтральны и просто напоминают нам о событиях прошлого. Но есть и памятники настолько пропитанные скорбью и болью, что возле них можно только молча сопереживать погибшим. Однако находятся люди, способные надругаться и над такими мемориалами.

Фото агентства «Минск-Новости»

Совсем недавно общественность была ошарашена новостью о том, что некий хулиган покрасил ладони памятника Пушкину в красный цвет. Впрочем, сделавший это активист незарегистрированной организации «Молодой фронт» Филипп Шавров вскоре сам явился в милицию, признался в содеянном, а затем был помещен в СИЗО. Казалось бы, ущерба он нанес не так много, угрозы для общества не представляет, так что его, в принципе, можно было и не задерживать. Но выяснилось, что покрашенные ладони скульптуры Пушкина — всего лишь верхушка вполне себе криминальной истории. 

Что интересно, криминальная карьера Шаврова началась тоже с памятника. Еще будучи студентом юридического, замечу, факультета, он взял топор и ночью пошел рубить бетонный памятник Ленину на улице Короткевича в Минске. Рубил он его четыре часа и сумел прорубить ноги до арматуры. 

Этот факт может дать некоторое представление о его физическом и умственном состоянии. А теперь этот упорный молодой человек вдруг сам якобы раскаялся в содеянном и готов понести заслуженное наказание. Удивительная метаморфоза.

А ее причина в том, что покраска скульптурных ладоней — всего лишь нелепая попытка уйти от ответственности за другое деяние, опять же связанное с памятником. Вообще, у Шаврова какое-то очень странное отношение к памятникам, мешают они ему чем-то. К слову, в психиатрии по взаимоотношениям с памятниками и скульптурами целый раздел есть. Вот и памятник «Сотрудникам органов внутренних дел и военнослужащим внутренних войск МВД Беларуси, погибшим при исполнении служебного долга» чем-то его не устроил. Уж не знаю, спонтанным ли было решение над памятником надругаться или заранее планировал и специально выбирал. В любом случае осквернить такой мемориал — то же самое, что над могилами надругаться... 

Я не могу описать его деяние достаточно деликатно, чтобы не оскорбить память погибших и не задеть чувства живых, это просто невозможно. Поэтому сам поступок останется за скобками. Отмечу только, что содеянное настолько выходит за рамки нормального, что Шаврову назначили принудительную психолого-психиатрическую экспертизу. Следователи хотят разобраться, отдавал ли молодой человек отчет своим действиям. И «материалов» для собственной идентификации он там оставил более чем достаточно, так что задержание было вопросом времени.

Фото БЕЛТА.

И как это часто бывает с людьми, у которых действия опережают мыслительный процесс, Шавров задумался о последствиях уже после содеянного. А последствий ему хотелось избежать. И он пошел на хитроумный, по его мнению, ход: решил демонстративно испортить еще один памятник, не имеющий такого сакрального значения, а потом сдаться. Вероятно, предположил, что если он раскается в «шутке» с Пушкиным, то его не заподозрят в более отвратительном преступлении. Если бы он в университете вместо того, чтобы рубить топором бетон, зубами грыз гранит науки, в частности криминалистику, возможно, памятник Пушкину и не пострадал бы. Ведь смысла в подобном «заметании следов» не было совершенно. А тут он сам пришел и про Пушкина рассказал, для полноты картины. На мой взгляд, карьера «преступного гения» ему точно не светит. 

И вот на этом нехорошем фоне звучит новость, что правозащитный центр «Вясна» уже рассматривает возможность признания Филиппа Шаврова узником совести. Немедленно и Павел Северинец высказался: «Я считаю, что Шавров — политзаключенный, однозначно. Это политическое дело». Только вот дело тут исключительно уголовное, по совершенно конкретным и плохо пахнущим деяниям. Что тут скажешь, какие политики, такие у них и политзаключенные. 

Безусловно, все точки в этой истории расставит следствие. Но уже сейчас моральный облик «молодофронтовца» и поддерживающих его политиков и организаций вырисовывается очень явственно. Закон — он для всех один, и помимо закона есть еще некие нравственные границы, переступать которые просто нельзя, независимо от политических убеждений. Это аксиома.

КОМПЕТЕНТНО

Официальный представитель УСК по Минску Екатерина Гарлинская:

— Молодому человеку предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 339 Уголовного кодекса «Хулиганство». Напомню, что согласно указанной квалификации уголовной ответственности подлежат умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, при этом сопровождающиеся применением насилия или угрозой его применения, либо уничтожением или повреждением чужого имущества, либо отличающиеся по своему содержанию особым цинизмом.

В целом можно сказать, что преступления, связанные с повреждением памятников, в Минске единичны. Минчане трепетно относятся к архитектурным и мемориальным сооружениям, понимая историческую значимость каждого из них. Да и все страны мира нацелены на охрану своих историко-культурных ценностей и очень жестко реагируют на их повреждение или осквернение.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...