Голос старых обид

В Пекин с четырехдневным визитом прибыл министр обороны США Леон Панетта. Визит проходит в непростое время...

В Пекин с четырехдневным визитом (первым после вступления в должность) прибыл министр обороны США Леон Панетта. Визит проходит в непростое время — как для США, переживающих сильнейшую волну антиамериканских протестов по всему миру, так и для Китая, в котором протестная волна захлестнула улицы. В китайском случае протестуют против соседней Японии, национализировавшей острова Дяоюйдао (Сенкаку), которые Китай считает неотъемлемой частью своей территории.


Леон Панетта попал из огня да в полымя: из Токио, где демонстранты сжигают китайские флаги, правые политики стремительно повышают рейтинги, а народ требует от правительства твердости в противостоянии с западным соседом, американский министр аккурат поспел на китайский День национального позора, который отмечался по всей стране вчера. В этот день в 1931 году японская Квантунская армия захватила город Шэньян, а потом и весь северо–восточный Китай, где создала государство Маньчоу–Го (Маньчжурия) во главе с последним китайским императором Пу И.


США в территориальном споре Китая с Японией делает вид, что сохраняет нейтралитет, призывает «охладить горячие головы» и решить проблему мирными средствами. Звучит на самом деле не очень убедительно. Во–первых, США и Япония — важнейшие стратегические союзники в регионе, а набирающий мощь Китай, как ни крути, их геополитический противник. Во–вторых, США признают острова Сенкаку (Дяоюйдао) японскими и соответственно подпадающими под договор 1960 года, обязывающий США защитить Японию, если ее территория подвергнется внешней агрессии. В–третьих, Леон Панетта, будучи в Токио, объявил о том, что США намерены установить в этой стране вторую противоракетную систему. Время и место для заявления выбраны не случайно: китайский военно–промышленный комплекс набирает обороты, в прошлом месяце была испытана новая баллистическая межконтинентальная ракета «Дунфэн 41» с разделяющейся головной частью с блоками индивидуального наведения, способная доставить эти блоки на расстояние 14 тыс. км — у Соединенных Штатов есть серьезные основания беспокоиться. Более того, США уже заявили о намерении держать в Азиатско–Тихоокеанском регионе до 60% своего военно–морского флота. Так что — какой уж тут нейтралитет...


Правительства Китая, Японии и США находятся сейчас под сильнейшим давлением собственных народов. Причем — какое совпадение! — все народы требуют одного и того же: твердости, жесткости и бескомпромиссности. Бараку Обаме, ведущему непростую и весьма эмоциональную избирательную кампанию против республиканца (и, по определению, «ястреба») Митта Ромни, необходимо доказывать жесткость в отношении одного из главных раздражителей для всех американских избирателей — Китая.


В Японии поднял голову агрессивный национализм, тысячи людей заявляют, что устали быть «белыми и пушистыми» и играть в игру «не обидь случайно соседа», особенно с учетом того, что сосед (Китай и обе Кореи) не готов в одностороннем порядке забыть прошлые обиды. Ультраправые политики, сливаясь в едином порыве с уличными радикалами, говорят о национальной гордости, чести и жестком (а если понадобится, и жестоком) ответе на провокации. Для начала объявили о закрытии ряда японских предприятий в Китае. По оценкам экспертов, начавшаяся экономическая война обойдется дорого обеим странам, но Япония пострадает больше.


В Поднебесной толпы скандируют:  «Не отдадим японцам ни пяди нашей земли!» Причем толпа осаждает посольство, консульства, рестораны и магазины с портретами Мао Цзэдуна в руках. То есть и здесь народ — кто бы мог подумать! — ностальгирует по жесткой руке.


Сейчас в обеих странах — Китае и Японии — сложилась почти патовая ситуация: ни одна из них уже не может (не «не хочет», а именно «не может») дать задний ход. Во–первых, потому что в этом случае правительство утратит уважение народа — и это самое главное (осенью в Китае — передача власти новому поколению руководителей, и они хотят дистанцироваться от наследия Мао, а в Японии — выборы, которые теперь запросто могут выиграть националисты), и во–вторых, проявит слабость, поддавшись внешнему давлению. Как будет дальше развиваться китайско–японский конфликт, сейчас никто не берется предсказать. Чувство — тревожное. И у американского министра обороны — тоже: окончательно рассориться с Пекином из-за Японии ему на самом деле не хочется...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?