Герой–полешук

В поисках утраченного. Полесье - "интересная страна"

«Полесье представляет собою чрезвычайно интересную страну не только по своей природе, но еще более по образцу жизни своего насельника–полешука. Полешук упрям, недоверчив и не слишком легок на подъем. Правда, в культурном отношении он идет вперед, но делает каждый шаг медленно и осторожно. Воспринимая все новое и полезное, он в то же время упорно держится своего родного, как говорится, дедовского». Так начинается Краткий этнографический очерк «Белорусы–сакуны» И.А.Сербова, изданный в 1915 году в Санкт–Петербурге отделением русского языка и словесности Императорской академии наук.

Полесские типы. Начало XX века

Жизнь по правилам


Несмотря на определение очерка — краткий, работа получилась объемной и достаточно подробной в части, касающейся главного объекта исследования, — белорусских региональных поселений на Полесье, жителей которых, так называемых сакунов, отличают своеобразные орфоэпические нормы. Но перед тем, во вступлении, И.Сербов дает общую характеристику белорусских полешуков. И одной из главных черт полесского народа, по его мнению, выступает приверженность общинной жизни в соответствии со строгими вековыми правилами:

«Во многих местах на Полесье по настоящее время еще наблюдается, что несколько соседних селений, расположенных в более или менее изолированной местности, составляют в этнографическом значении свою отдельную общину. Все полешуки, хотя бы они жили и в других селениях, прозываются по имени центрального пункта своей общины. Поэтому на Полесье всем известны: денискоуцы, макоуцы, малкоуцы, бостынцы, дятелоуцы, бороучане, бродничане, вичинцы, городчане, лахвинцы и так далее. Отдельные общины обладали своим ярко выраженным характером. Так, например, на всем Полесье известно, где народ отличается своей грубостью и склонностью к воровству или же хитростью и развращенностью.

Полешуки из Козлякевичей Пинского уезда. Начало XX века.

Много индивидуально–местных особенностей сохранилось и в народных обычаях, которые строго соблюдаются полешуками дома и в гостях, в поле и на болоте. Везде также установлен порядок, каким образом сидеть и держать себя за столом, как резать хлеб и владеть ложкой, куда бросать со стола хлебные крошки и обглоданные кости».
Девушки из Давид  Городка. Начало XX века

Давайте же послушаем дальше знатока старины И.Сербова, этнографа, фольклориста, археолога, действительного члена Института белорусской культуры (1922 год), научного сотрудника Института истории Академии наук БССР (с 1929 года), автора нескольких работ, посвященных Белорусскому Полесью. Вот что он писал о Полесье в начале ХХ века.

Застройка улицы и двора


В полесской деревне усадьбы обыкновенно располагаются в ряд по обеим сторонам кривой и узкой улицы. Исключение из этого правила допускается только при наличии каких–нибудь неблагоприятных условий топографического характера. Тем не менее местами существует и другая система застройки: хата с сенями и клетью — на одной стороне улицы, а скотный двор с хлевами — на противоположной стороне.

Типичный двор полешука — это подобие длинного узкого коридора, застроенного с обеих сторон усадьбы «погоном». Такой двор с обоих концов, от улицы и со стороны гумнища, отгораживается реденьким частоколом или просто пряслом с коловоротом — «вешницами». Но в самой застройке усадьбы может быть немало отступлений от общего правила. Также и размещение построек на усадьбе, да и сами эти постройки местами очень разнообразны. Кроме обыкновенной бревенчатой хаты с сенями и тремя маленькими оконцами, с плоским потолком и глиняным током вместо полов, встречаются курные хаты с куполообразным потолком и отверстием вверху, которое обыкновенно после топки печи закрывается дощатым щитом.

Кстати, бани, пишет Сербов, «полешук вовсе не признает», но кое–где все же появляется и лазня.

Крыши также имеют свою более или менее определенную систему и область распространения. В иных районах устраиваются соломенные или деревянные крыши с высокими крутыми скатами, а в других, наоборот, такие же крыши имеют широкие пологие бока. По устройству, например, крыши, конька и щита (фронтона) можно свободно отличить надворные постройки белорусской шляхты от жилья полешуков: у первых закрылины и роговины сверху глад
кие, а у вторых они торчат кверху козлом.

Одежда

Плетение лаптей. Начало XX века

В одежде заметно большее разнообразие. Национальная белорусская свитка «с усами» имеет массу фасонов по устройству воротника, рукавов, клиньев. У дятловцев, например, сохранилось короткое «свитно», мотольцы носят длинную свитку с низким «ковнерём». У городчан «свитно» с фалдами, а у их соседей вичинцев — с острыми клиньями по бокам. Белая холщевая сорочка шьется то длинная, то короткая, с низким или откладным «ковнерём», со сборками на плечах или гладкая.

Что же касается узоров и цветов, поясов и головных уборов, то вариантам в этой области, по–видимому, и нет числа.

Необыкновенно живописную группу составляют иногда в праздничный день возле церкви представители разных общин, входящих в состав одного прихода. В такой группе ярко выделяется на фоне общей массы местная особенность в одеждах, которая как бы говорит сама за себя, рассказывает нам Сербов.

Ярмарка на Полесье. Начало XX века

От «кстин» до «хоўтур»


С «не меньшей ясностью» выступает бытовая районная особенность и в обрядовой стороне жизни народа. Почти каждая община выработала свой местный ритуал и довольно строго придерживается его в народных празднествах и реальных событиях семейной жизни. На разные лады празднуются Коляды, Овсень, Масленица, Весна, Ярила, Семик, Купала, Деды, а также различно справляются «кстины», свадьба и «хоўтуры». Правда, не повсеместно на Полесье отмечаются все названные выше праздники — например, те же Овсень, Весна, Ярила довольно редки. А вот Коляды — общее «свята».

Молодая пара в праздничных одеждах. Начало XX века

Дедов бывает в одних местах трое, в других — четверо, а в–третьих — восьмеро: то есть четверо Дедов и четверо Поддедков. При этом к самим дедам–покойникам также относятся далеко не одинаково: где–то им могли оставлять на столе после ужина на всю ночь всякой еды с мисками и ложками, а где–то «выманивали» после вечери «хитростью вон из хаты».

Вообще, на Полесье рождение, женитьба, похороны человека в народной традиции сопровождаются чрезвычайно сложной системой обрядности, пишет Сербов. Но, несмотря на всю эту кажущуюся запутанность, на самом деле действо совершается по точно определенному сценарию и порядку, установленному на местах и освященному веками. Нарушение сложившейся системы почитается великим грехом, навлекающим собою большое несчастье как на человека, в честь которого совершаются обряды, так и на его семью и даже всю общину. Поэтому в каждом районе существуют свои опытные руководители–церемонимейстеры, которые по писаному да по–ученому ведут свадьбы, крестины или похороны. Эти люди неизменно руководствуются заветами родной старины, считаются преемниками древних славянских волхвов и кудесников и пользуются особым почетом. Каждая община хранит в своих недрах неисчерпаемое богатство всевозможных словесно–устных произведений, самобытных песен.

С соседом дружи, а тын городи


Интересны также описание и оценка И.Сербовым стиля взаимоотношений между отдельными общинами.

«Образование общинного быта на Полесье относится к весьма ранней эпохе, может быть, даже к тому времени, когда полесские дреговичи вели еще свой пастушеско–охотничий образ жизни. По крайней мере, народный эпос довольно ясно указывает на это. В песнях былинного характера герой–полешук картинно выезжает «на полёванье» стрелять кунку и непременно переезжает одно–другое поле чужого роду–племени. Тоже вполне определенно говорится о родовой или племенной жизни на Полесье и в свадебных песнях, относящихся ко времени первобытного брака–умыкания и похищения. Почти каждая районная община крепко хранит свои заветы старины и неохотно подчиняется влиянию со стороны, особенно ближайших своих соседей. Общины эти живут между собою мирно и дружелюбно, считаются своими близкими, но заимствовать друг у друга что–нибудь, хотя бы и хорошее, у них вообще нет обычая. Все свое родное — хорошо и красиво, а все чужое — худо и безобразно, — представляет характерную черту полешука. Он скорее позаимствует для себя что–нибудь новое у далеких чужих, нежели у близких своих. Таким образом, люди веками живут бок о бок друг с другом и все–таки не сливаются в одну общую массу, все еще делятся на мелкие общины с резко выраженным самобытным житейским укладом».

Полешуки Пинского уезда. Начало XX века

По–своему, но в чем–то похоже описывал полешуков той поры Иван Мележ.

...А вообще, не зря Сербов назвал Полесье «страной». Оно действительно особенное, колоритное, неповторимое. Таким было и таким остается.

likchodedov@mail.ru

ulitenok@sb.by

Открытки из коллекции В.ЛИХОДЕДОВА


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...