Где зона и где евро?

Об антикризисном плане Еврокомиссии

«Я родом из страны, расположенной к востоку от Запада и к западу от Востока» — так говорил о своей родине польский писатель Славомир Мрожек. И хотя Варшава без малого пять лет как полноправный член закрытого западного клуба, Европейского союза, из–за мирового экономического кризиса она опять почувствовала себя частью Восточной Европы. Полагаю, в какой–то степени это относится и к другим государствам, входившим в соцблок при Советском Союзе, а теперь членам Евросоюза.


Премьер–министр Польши Дональд Туск в следующее воскресенье утром соберет своих коллег–соседей, чтобы выработать общую позицию, которую они будут отстаивать на антикризисном саммите ЕС, намеченном на вечер того же дня. Младоевропейцы обижаются, что «старая» Европа покинула их в трудную минуту.


Интересно, что в Евросоюзе сейчас председательствует Чехия. Но, как известно, высокий статус не помог Праге отговорить Париж от закрытия филиалов французских автоконцернов в Чехии. Хотя по экономическим показателям следовало бы закрыть заводы на территории Франции, президенту Саркози своя рубашка оказалась ближе к телу. Се ля ви...


В понедельник в Брюсселе встречались министры иностранных дел 27 стран. Вопросов в повестке дня было много. Например, проект «Восточное партнерство», к участию в котором, напомню, помимо Беларуси, приглашены еще пять постсоветских республик. ЕС намерен предложить «шестерке» политическое сближение, создание зоны свободной торговли, сотрудничество в сфере энергетики, облегчение визового режима, студенческие обмены и т.д. На этот проект Брюссель готов выделить 350 миллионов евро. Пресс–секретарь белорусского МИДа Андрей Попов вчера по поводу Восточного партнерства заявил: «Мы готовы к продолжению серьезного и предметного участия в обсуждении данной темы. Одновременно продолжаем твердо придерживаться ранее заявленной позиции Беларуси о том, что механизм Восточного партнерства в его окончательном виде должен иметь равноправный по отношению ко всем его потенциальным участникам характер».


Антикризисный план Еврокомиссии, который тоже рассматривался в понедельник 27 министрами, стоит гораздо больше — пять миллиардов евро. Большую часть этих денег предполагалось выделить на создание энергетической инфраструктуры в Восточной Европе. В странах региона эту инициативу горячо поддержали, там хорошо помнят о январских морозах и российско–украинской газовой «войне». Но государства Западной и Южной Европы выступили против таких трат из общего кармана.


Между тем даже пять миллиардов — это вовсе не та сумма, которая в нынешних условиях может спасти Восточную Европу.


После падения «железного занавеса» западноевропейские банки ринулись завоевывать новые рынки на востоке. В начале 2000–х наступила эра дешевых кредитов. Латыши, венгры, словенцы на занятые доллары, евро и швейцарские франки покупали все — начиная от квартиры и заканчивая электрической зубной щеткой. О девальвации они не задумывались, поскольку готовились вступать в еврозону. На евро большинство восточноевропейских государств до сих пор не перешло, а вот национальные валюты в последние месяцы как одна обвалились. Польский злотый, к примеру, усох наполовину.


На недавней встрече министров финансов ЕС австрийский министр финансов Йозеф Прелл призвал своих коллег выделить 150 миллиардов евро на спасение банковской системы Восточной Европы. И дело не в альтруизме герра Прелла. Австрийские банки выдали в этом регионе кредитов на 230 миллиардов евро. Венская пресса пишет, что в ближайшие месяцы страну ждет «монетарный Сталинград»: достаточно каждому десятому заемщику с Востока отказаться платить по процентам, чтобы наступил «крах австрийской финансовой системы».


В общей сложности Восточная Европа заняла за границей более 1,7 триллиона долларов, в основном у банков Австрии, Италии, Швеции, в меньшей степени Германии и Франции. В этом году «новая» Европа должна выплатить или пролонгировать около 400 миллиардов долларов, что равно трети ВВП всего региона. Денег в Восточной Европе нет. Причем ни своих (экономики в стагнации), ни чужих (иностранные капиталы уходят, точнее, бегут на родину).


Председатель Всемирного банка Роберт Зеллик назвал Восточную Европу «горячей точкой» и выразил сожаление, что некоторые западные банки под давлением западноевропейских правительств увели свои капиталы из восточноевропейских стран. Зеллик не исключил, что если представители западной части континента перестанут поддерживать восточную, то Европа снова развалится на две части: «Прошло 20 лет с 1989 года, когда Европа объединилась, и это будет трагедией, если вы позволите ей вновь расколоться».

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Читатель из Отрадного
Ох, уж этот кризис. Действительно, по мнению многих экономистов Европу ждут не легкие времена. Самое трудное положение из всех «младоевропейцев» сейчас у Латвии. На днях ведущее рейтинговое агентство Standard & Poor's понизило суверенный рейтинг Латвии до, вдумайтесь только, "мусорного". Так, долгосрочный кредитный рейтинг страны по обязательствам в иностранной и национальной валюте был понижен с "BBB-" до "BB+". Краткосрочный кредитный рейтинг снизился с "A-3" до "B".Причиной снижения рейтинга стал рост уровня внешней задолженности, а также реализация правительством Латвии дорогостоящей программы стимулирования экономики. <br /><br />Чуть ранее представители латвийского правительства прямо заявляли, что без получения экстренной помощи от Международного валютного фонда и Евросоюза в размере 7,5 млрд. евро стране не удалось бы избежать финансового коллапса уже в ближайшие месяцы. Понятно, что этот кредит будет не последним в наступившем году. И это при том, что все население Латвии насчитывает 2,3 млн. человек.<br /><br />Экономическое развитие Латвии было одним из самых быстрых в Европе в новом веке. Особенно оно ускорилось после 2004 года, когда страна стала членом ЕС. Вплоть до 2008 года темпы роста ВВП страны достигали двузначных значений. В реальности же рост внутреннего потребления носил чисто спекулятивный характер. Его причиной был приход длинных европейских денег. Эти средства направляли прежде всего не на развитие каких-либо секторов промышленности, сельского хозяйства или услуг, а на ипотечное и другие виды потребительского кредитования. В общем, хотели жить, как в Америке, и получили это. В данных условиях финансовый кризис, который проявился в уходе иностранных инвестиций из страны, не мог не привести к концу экономического процветания Латвии.<br /><br />Депрессия в Латвии началась значительно раньше, чем в большинстве европейских стран — уже во II квартале 2008 года. 2009 год, по прогнозам самого правительства, должен стать обвальным. ВВП снизится на 5%, а бюджетный дефицит вырастет на те же 5%. Европейская комиссия делает еще более неутешительные прогнозы — по ее версии падение составит 6,9%. При этом инфляция будет лишь усиливаться — правительство надеется, что она не превысит 10,5%, а это означает, что не удастся сколь-нибудь значительно снизить ставку рефинансирования. Прибавим к этому снижение зарплат, повышение налогов, рост безработицы — и вот он, кризис. Картина, скажу я вам совсем не радужная. И самое страшное, что дна то еще не видно.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?