Это не шутка, поймать до моря попутку

Дальнобойщик Тамаз подвез меня 700 км и обиделся, когда стал предлагать ему деньги

Дальнобойщик Тамаз подвез меня семьсот километров и обиделся, когда стал предлагать ему деньги


Мои знакомые добирались автостопом в Монголию, на Байкал и даже во Владивосток. Дорога обходилась в копейки. В отпуске и я решил рискнуть — выйти на трассу и проголосовать. Маршрут: Минск – российское побережье Черного моря. Расстояние: примерно две тысячи километров. Время в пути: не ограничено. С собой в рюкзаке консервы и вещи. И, как водится у автостопщика, коврик, спальник и палатка.


Долго стоять на трассах не пришлось. Передаваемый, будто из рук в руки, из фуры в фуру, я мчался на всех парусах к морю. Минск, Жлобин, граница РФ… Водители, надо сказать честно, относились ко мне хорошо. А когда узнавали, что случайный попутчик из Беларуси, старались не оставлять на произвол судьбы. У многих о нашей стране приятные воспоминания. 

Дальнобойщик из Новозыбкова Антон учился в Гомельском техникуме, там познакомился со своей женой. Он специально заехал в Брянск, чтобы заплатить кредит, а заодно подкинуть меня до трассы на Орел. Хотя сначала не планировал. 

Антон в командировке в Гомеле бывает два раза в месяц. На обратную дорогу всегда закупает полную сумку рогачевской сгущенки, сметаны, колбасы. Говорит, что наши продукты можно узнать по вкусу. Как знать, может, и благодаря этому он подвез меня 400 километров, а денег не взял ни копейки.

Водитель Тамаз из Кутаиси обещал подбросить почти до Ростова. Он часто бывает в Беларуси, недавно отдыхал у друга в жлобинском Красном Берегу. Говорит, что у нас чище, чем в Европе, дороги хорошие и люди доброжелательные. А свой двадцатилетний трактор «Беларус» бережет для огорода как зеницу ока. Мне лично было приятно узнать, что нашу страну уважают и знают далеко за ее пределами. 

Пока добирался, выяснил, что такое взаимовыручка у дальнобойщиков. Надо сказать, она крепкая. Независимо от того, с номерами какой страны сломалась машина и нужна помощь. Такое случилось у нас с Тамазом, и, к моему удивлению, фуры останавливались через одну: «Что надо, брат?» 

Тамаз подвез меня семьсот километров – до Камень-Шахтинского. Обиделся, когда я стал предлагать деньги, и приглашал посетить Грузию. А водитель из Камень-Шахтинского, армянин по национальности и боксер по профессии, узнав, что я из Минска, довез до Краснодара и сделал вокруг города «лишние» 8 километров, чтобы высадить на трассе возле поста ГИБДД. Рядом магазин, остановка – удобное место. 

В Краснодаре зашел прицениться. В гипермаркете больше всего поразили колбасные изделия – в два-три раза дороже, чем в Беларуси. Килограмм приготовленных салатов — 5—7 рублей, сырые яйца — 1,23 рубля, самый дешевый хлеб — 0,7 рубля, пятилитровая бутылка воды — 2,1 рубля. 

Цены, кстати, с подвохом. Большими цифрами пишут те, что оплачиваются дисконтной картой. Маленькими, едва заметными, без скидки. Разница в полтора раза. Это очень сильно сбивает с толку, поначалу ведь реагируешь на большие цифры. 

Итак, уже на исходе второго дня путешествия я преодолевал последние километры до моря. Не ожидал, что так быстро доеду и при этом потрачу всего около 50 белорусских рублей.

Последний отрезок пути проделал с водителем украинской маршрутки Кириллом — он доставляет пассажиров из Киева в Сочи. Дело прибыльное, но непростое. «Бомбилы» побережья Черного моря держат свою таксу. Ценник дикий — за 180 километров полторы тысячи российских  рублей, или 45 наших. Для сравнения: маршрутка от Минска до Могилева, примерно такой же километраж, — 12 рублей.

Под Орлом:
с грузинским дальнобойщиком Тамазом.
Тех, кто демпингует, «бомбилы» изживают всеми, и отнюдь не цивилизованными, способами. Кирилла тоже предупредили, и он лишь иногда делает символическую скидку в несколько рублей. 

ОТДЫХАТЬ я решил от крупных городов подальше. Конкретный населенный пункт выбирал по трем критериям: близость моря, горы и тишина. Вычислил поселок Джубга в Туапсинском районе, но Кирилл посоветовал сместиться на четыре километра в курортный поселок Лермонтово. 

Как позже выяснилось, правильно сделал. Насчет Джубгы карта соврала: море далеко, и непонятно, где снять жилье. Из достоинств – один вокзал с очередями и много магазинов. А в Лермонтово с населением тысячу человек хотя и хуже инфраструктура, но пейзажи намного красивее.

Жилье оказалось найти непросто. Если в сезон все занято, то в начале октября комнаты просто не сдают. Нет постояльцев, а одного человека брать не хотят: нерентабельно включать отопление. Хотя таблички о сдаче комнат не снимают до следующего сезона. 

В итоге удалось снять летний домик. Санузел, телевизор, обогреватель, кухня на улице. Здесь и далее цены привожу в российских рублях. За все хозяин просил 500 рублей в сутки (цена в сезон — 2,5 тысячи). Плюс бесплатные фрукты. Владелец разрешил пользоваться его садом, а в нем как раз созрели инжир, хурма, груши, виноград. И скажу я вам, фрукты, только что сорванные с дерева и купленные на базаре, это, как в Лермонтово говорят, две большие разницы.

 Местным жителям крепко повезло с климатом. Если не лениться и работать, можно снимать по два, а то и три урожая в год. Ближе к Краснодару так и делают – на личных сельхозпредприятиях. Есть даже казачьи мехотряды. Но большинство предпочитает плотно застраиваться и сдавать жилье. Летом получают прибыль, а зимой тратят деньги. Как у нас ягодники в сезон. 

Хозяин комнаты Виктор, у которого я жил, зарабатывает как раз сдачей жилья. С мая по октябрь туристы снимают у него четыре комнаты. Среди постоянных гостей — родственники из Мозыря. Выращивание фруктов – это для него хобби, дом с садом и огородом достались от родителей. 

Рядом с поселком – Тенгинские водопады. Уникальны тем, что двойные, – такое встречается в природе редко. В сезон цена за вход — 70 рублей. В октябре кассу снимают, и можно проходить бесплатно. Из Лермонтово курсируют по маршруту автобусы «МАЗ». Их закупили еще к Олимпиаде в Сочи.

Тенгинские водопады дают начало реке Шепсухо. К ним можно проехать на внедорожниках или пройти пешком — пятьсот метров по горной тропе. Первый водопад около 15 метров. Второй чуть меньше. К нему поднимаются по велосипедно-канатной дороге. 

Кстати, в позапрошлом году водопад после дождей практически засыпало оползнями, добраться до него было непросто. Тропа превратилась в месиво из грязи, перестала быть безопасной. Туристы передвигались, держась за корни деревьев...

Отдыхать в Лермонтово в конце сезона выгодно. На вещевом рынке цены, по сравнению с летними, ниже в три раза. За почти 2 тысячи рублей можно купить качественные шлепанцы, шорты и майку. Но, как признаются сами продавцы, работают они на грани рентабельности. 

В Лермонтово десятки увеселительных заведений. Ночные клубы, аквапарки, кафе, карусели. Но почти все они к этому времени оказались закрыты, но исправно работают магазины. Большинство местных закупается в одном, где самые низкие цены: 100 граммов сыра – 100 рублей, килограмм курятины — 150, 180 граммов масла — 70, хлеб — 25—27 рублей. 

Удивило, как работает почта. Отношение к клиентам отвратительное. Два дня подряд в отделении связи пытался отправить открытки. Но так и не смог этого сделать. У единственного начальника находились разные предлоги не брать у меня корреспонденцию. В итоге никакого письма так и не отправил. 

Зато море оказалось теплым, а пляжи практически пустыми. Дельфины не боялись подплывать к берегу, их можно было разглядеть метров с пятнадцати. Разве что погладить себя не давали. 

Неподалеку от поселка рыбаки выходили в море. Улов – рыбу сарган — распродавали прямо на пятачке возле поселка. Напоминает она угря, ее второе название — рыба-игла. Чистится одним движением руки. Местные говорят, что свежую можно попробовать только в конце сентября — начале октября.

Но я как раз в это благословенное время здесь и оказался. И вот представьте себе, как это хорошо – вволю наплававшись в теплом ласковом море, неспешно насладиться свежепожаренной рыбкой, закусив все это свежайшими фруктами. А потом просто сидеть в кресле, потягивать крепкий кофе и дышать соленым воздухом и слушать тишину. Поверьте на слово, это стоит того, чтобы выйти на трассу и проголосовать.

В ТЕМУ

Автостоп — это даже не экономия денег, а способ познания мира. Автостопу столько лет, сколько транспорту. Одними из первых этот путь передвижения описали Ильф и Петров в книге «Одноэтажная Америка». Через 30 лет, в 60-х годах прошлого века, в СССР начали развивать автостоп на государственном уровне — с членскими взносами и конкурсами передовиков. В БССР автостопный сезон длился с июня по октябрь. В финале водители отсылали специальные талоны в местное отделение клуба «Автостоп». По ним устраивали розыгрыши ценных призов. Победители получали приемники, электробритвы и наручные часы.

Автоинспекторы имели право подсаживать в кабину или кузов туристов-автостопщиков. При этом водители должны были соблюдать ПДД и не отвлекаться на спонтанного пассажира. 

kovalev@sb.by

Фото автора

Минск — Туапсинский район — Минск
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости