Сельская газета

Дошли до мясокомбината

Поставлена точка в истории с полудикими животными, несколько лет державшими в страхе всю округу Молодечненского района

Загнать питомцев Василисы Иосифовны в загон оказалось делом непростым. Прослышав, что скотину приедут изымать на штрафы, хозяйка отогнала ее на дальнее клеверное поле в надежде, что там не найдут. Но и потом, когда животных вместе с пастухом отыскали, «конфискаторов» ждало разочарование: коровы и быки так агрессивно встретили приехавших на пастбище заместителя начальника управления сельского хозяйства и продовольствия Молодечненского райисполкома Юрия Бриля, директора ОАО «Дуброво-2013» Андрея Петрашко и председателя Олехновичского сельисполкома Анну Фурс, что те не рискнули выходить из машины. 

Усиленную бригаду тоже ждала неудача: привыкшие к воле полудикие коровы и быки на команды погонщиков не реагировали, то и дело мотали рогами и в любой момент могли достать кого-то из смельчаков. Пришлось вызывать на помощь заведующего Бортниковской молочно-товарной фермой хозяйства Виктора Соловья, который несколько раз зимой сгонял автомобилем это стадо с сенажных траншей, — сигнал его машины животные боялись. 

Оставшись без хозяйки, которую милиция к тому времени увезла, чтобы составить очередной протокол за потравы, стадо нехотя потянулось к хутору. Там, метров за пятьсот до построек, его ждал капитальный загон из толстых сосновых жердей, для большей надежности обнесенный по периметру еще и рулонами спрессованной соломы. Как только животные оказались за двойной изгородью, судебные исполнители пересчитали поголовье: 7 коров, 4 бычка, 6 телят — всего 17 голов. Когда хозяйка вернулась к своим питомцам, их уже охраняла милиция. 

Прослышав, что загон на краю небольшого поля стал конечным пунктом многолетних странствий этого коровьего стада, в деревнях Дуброво и Новоселки-1 Молодечненского и окрестных с ними поселениях Воложинского районов с облегчением вздохнули. Уже несколько лет из-за него сельчане были лишены спокойной жизни. Еще три года назад «Сельская газета» писала о конфликте, который возник из-за постоянных потрав коровами Василисы Иосифовны посевов фермера Владимира Матюша, о многочисленных жалобах на нее в суды жителей близлежащих деревень. С тех пор ситуация только ухудшилась. Стадо увеличилось почти вдвое. Прокормить его даже здоровому мужчине вряд ли по силам, не говоря уже о семидесятилетней женщине, и поэтому животные в поисках пропитания часто топтали не только общественные угодья, но и огороды сельчан.

НА столе председателя Олехновичского сельисполкома Анны Фурс увесистая папка из двадцати протоколов об административных правонарушениях, составленных на жителей сельсовета в текущем году. Семнадцать — на Ковриго. В прошлом году протоколов было двенадцать, в позапрошлом — четырнадцать. Общая сумма штрафов за уничтожение ее скотом посевов и урожая, а также выпасы в неустановленных местах, превысила 15 тысяч рублей. И это, говорят, не окончательная сумма. Уже несколько лет хозяйка получает только половину пенсии, вторую по требованию судебных исполнителей удерживают на погашение штрафов. Теперь на эти цели пойдет и стадо.

Частично такая мера, кстати, практиковалась. Два года назад по инициативе тех же судебных исполнителей пришлось в принудительном порядке сдавать три головы скота, чтобы погасить иски сельчан и хозяйства к Василисе Иосифовне. Но для нее этот случай не стал уроком. Увещевания тоже не действовали. 

— Завидуют! — всякий раз находила объяснения этим замечаниям Ковриго.

Председатель райисполкома Александр Яхновец вместе с Анной Фурс несколько раз предлагали ей взять землю, оформить фермерство или сдать животных на мясокомбинат. Она слушала их, но делала по-своему. Других мер, чтобы призвать к порядку попирающую элементарные нормы общежития хуторянку, у местной власти не было. Нет, к сожалению, нормы закона, предусматривающей, например, изъятие или принудительную сдачу того же скота, если владелец не в силах обеспечить его нормальное содержание. 

В акционерном обществе тоже не могли найти управу на хозяйку «беспризорного» стада. А после того как она потребовала компенсацию за быка, которого зимой животноводы из сенажной ямы загнали в коровник и оставили на ночь, вообще старались обходить Василису Иосифовну стороной: она ведь и в самые высокие инстанции жалобы пишет, потом только лишние проблемы и объяснения.

Трудно сказать, сколько бы еще бродяжничало это коровье стадо, не случись в последнее время две наделавшие немало шума в округе его встречи с людьми. В первом случае бык напал на ехавшего по дороге жителя соседней с хутором деревни Татарские Воложинского района, и тому пришлось искать спасения на дереве. Оттуда он и позвонил в милицию, чтобы попросить о помощи. Во второй раз в начале июля коровы забрели на одно из подворий той же деревни, где гуляли маленькие дети, устроили водопой возле домашнего бассейна, а затем в клочья порвали его, до полусмерти напугав четырехлетнего мальчика. Следующая встреча человека с полуодичавшими домашними животными могла стать роковой.

Жители окрестных деревень забили во все колокола: полетели письма в исполнительные органы власти, прокуратуру, люди грозились не пойти на выборы. Первый заместитель — начальник управления сельского хозяйства и продовольствия Молодечненского райисполкома Николай Котковец еще раз попытался уговорить Василису Иосифовну сдать коров и быков на мясокомбинат, обещал найти предприятие, где их возьмут по самым высоким ценам. Хозяйка только отмахнулась:

— Чего вы все прицепились к моим коровкам? Не идите на них с колом, и они вас не тронут.

Говорят, еще ранее сдать скотину ей предлагали и дочери, но она так на них цыкнула, что у тех сразу пропало всякое желание продолжать этот разговор.

Правда, после ареста стада Василиса Иосифовна стала более сговорчивой, сразу кинулась искать поддержки, чтобы вернуть коров. Обратилась с письмом и к нам.

— Давно просила у директора, чтобы забрал бычка, — не хочет. Действительно, зачем мне столько коров?

Признаться, этот вопрос не раз задавал себе и я. Ответа на него так и не нашел. Понять логику Василисы Иосифовны невозможно. Зачем ей это занятие, если, кроме многочисленных проблем и расходов, ничего другого от животных их хозяйка не имеет? Доить коров — да и по силам ли в ее годы эта работа — она уже давно  перестала, так что молоко не только не сдает, но даже для себя покупает. Роль доярки выполняют новорожденные телята, а потом, когда они переходят на траву, корова запускается до следующего отела. Некоторые из взрослых особей, судя по вымени, так ни разу в своей жизни и не доились. На продаже животных Василиса Иосифовна тоже не заработала ни копейки. Почему же тогда она так привязана к стаду?

Из ее сбивчивых объяснений можно сделать вывод — боялась продешевить:

— Приезжали недавно перекупщики. Коровы, как услышали запах от их машины, такой рев подняли, что те сразу и уехали. Да и зачем я должна отдавать скотину даром. 4 рубля 70 копеек за килограмм чистого мяса, которые они предложили, — это сегодня не цена. 

— А за сколько согласны продать?

— Не знаю, но дороже…

P.S. В середине этой недели по решению судебных исполнителей коровье стадо отправлено на мясокомбинат. Вырученные деньги пойдут на уплату штрафов, а если средства останутся, то их вернут Василисе Иосифовне. Пока же Ковриго оставили одну телку. 

В прошлый раз, рассказывали сельчане, все начиналось с двух коров...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Вертикаль
А мне коровок жалко, чуть что не так, тебя сразу на мясокомбинат. А понаблюдать просто так за жизнью животных в природе не пробовали? Похоже на историю с Американскими бизонами и нашими кабанами. Вся земля кому то принадлежит, но только не исконному обитателю этих мест КОРОВЕ.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?