Допинг опаснее наркотиков

Мы учимся у других, чтобы отстоять честь своих спортсменов

Мы учимся у других, чтобы отстоять честь своих спортсменов

27 июля нынешнего года Совет Министров Республики Беларусь принял постановление о создании Национального антидопингового агентства (НАДА). По словам министра спорта и туризма Александра Григорова, без решения антидопинговых проблем дальше в отрасли работать сложно. За время суверенитета уже 28 наших атлетов уличены в применении запрещенных стимуляторов. По данным ВАДА и Интерпола, сегодня эти препараты по обороту на планете превосходят наркотики. В некоторых странах за их умышленное применение даже установлена уголовная ответственность.

Беларусь подписала Конвенцию о нераспространении допинговых средств. Ратификация этого документа – за парламентом страны. Однако нужен комплекс мер. Очередной этап — создание НАДА. Как отметил министр, агентство фактически уже организовано. В его штате семь человек. Было три варианта расположения учреждения. Это лаборатории Белорусской академии последипломного образования Минздрава, Госслужбы медицинских судебных экспертиз и Научно-технический центр «Экомир» НАН. Эксперты не раз посещали их и высказали свое мнение. Предпочтение отдано БелМАПО, хотя многие и отмечают, что техническое оснащение здесь послабее, чем у остальных конкурентов.

– Антидопинговую лабораторию запрещено размещать на чужих базах, — отметил Александр Григоров. — Она должна быть независимой и самостоятельной. Однако считаем, что нельзя начинать новое дело с пустого места.

БелМАПО предложила нам площадь в 840 квадратных метров. И теперь на очереди решение юридических вопросов, закупки оборудования, подбор кадров.

Создание антидопинговой лаборатории – дело весьма хлопотное. В этом специалисты нашего Минспорта убедились во время приезда в Минск руководителей подобных учреждений из Москвы и Киева.

— В Москве лаборатория создана перед Олимпиадой в 1978 году, — рассказывает ее нынешний руководитель Григорий Родченков, один из самых авторитетных специалистов в этой отрасли в СНГ. – Однако в те времена она такого большого значения не имела. Ведь и запрещенных средств столько не выпускалось, и атлеты их меньше употребляли, да и сама система борьбы была рыхлой. Все изменилось в 90-е годы, когда в Международном олимпийском комитете вместо комиссии было создано Всемирное антидопинговое агентство во главе с канадцем Диком Паундом. Этой структуре предоставили огромные права.

По мнению Григория Родченкова и заместителя директора Национального антидопингового центра Украины Владимира Будя, лаборатория обязана делать не менее 1500 анализов в год. Иначе у нее нет никаких шансов признания на международном уровне. В этом учреждении должны работать не менее 17 человек, так как нагрузка большая. Каждую допинг-пробу и препарат нужно тщательно исследовать. И все запротоколировать. Иначе потом будут неприятности. Даже россияне попадаются на олимпийских стартах, хотя все они проходят допинг-тесты в лаборатории, признанной МОКом.

— Борьба с допингом – борьба с преступностью, — продолжает Григорий Родченков. – И мы обязаны знать, что употребляет каждый атлет, откуда он берет лекарства, кто их поставляет командам. Мы, к примеру, сейчас с утра до вечера проверяем пищевые добавки, начиная от водорослей и березовых почек. И далеко не каждая добавка, пусть даже и сертифицированная, чистая.

Владимир Будь рассказывал, как им перед Олимпиадой в Афинах закупили дешевые приборы. Пришлось прилагать немало усилий для приобретения самых передовых методик, чтобы выйти из положения. Оборудование можно купить лишь в двух фирмах, которые имеют необходимые сертификаты МОКа. Требования ВАДА намного жестче, чем стандарты, принятые в Беларуси и у ее соседей.

— Наши приборы не могут определить в том или ином препарате такую маленькую часть запрещенных компонентов, — признается директор головной лаборатории Государственной службы медицинских судебных экспертиз Беларуси Василий Фадеев. – Мы можем научить специалистов работать на самом передовом оборудовании. Однако не научим их методикам. Поэтому работникам антидопинговой лаборатории надо будет обязательно выезжать за рубеж на стажировку.

Добавим, что и в Москве, и в Киеве трудятся биохимики, уровень которых соответствует степени кандидата наук. Их хотят взять к себе многие учреждения. Поэтому и зарплата у них высокая. В Беларуси такой опыт работы пока имеют лишь два человека.

Понятно, что и затраты будут немалые. По расчетам наших соседей, на первых порах лаборатория в год обойдется в сумму около четырех миллионов долларов плюс пара миллионов на исследовательскую работу.

— Тем не менее это надо делать, — заявил министр спорта и туризма Беларуси. — Честь страны, честь наших спортсменов стоит дороже. Сейчас нам нужно много чего исследовать. Прежде всего биологически активные добавки, медпрепараты, которые поставляют разные фирмы. Пока, скорее всего, отправим их в Москву. Однако надеюсь, уже в следующем году начнем проводить исследования и сами.

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...