Для чего забытое старое

Круглый стол: что нужно изменить в работе сельского туризма со следующего года

Дискуссии вокруг обсуждения изменений в агротуристический Указ № 372 не прекращаются. Несмотря на то что проект вынесен на рассмотрение Правительства практически в первоначаль-ном виде, надежда, что все образуется, у ряда предста-вителей туротрасли все же есть. Иначе, говорят они, на корню загубится не только интерес к работе, но и потенциал целой сферы. 

Назревают перемены на фоне радостных известий: в последнее время наш агроэкотуризм вдруг стали признавать соседи. Например, читатели российской версии National Geographic присудили нам первое место, подвинув даже признанного мирового лидера — Италию. Какие результаты покажет отрасль в следующем году и что будет с бизнесом в деревне, если изменения все же примут в их нынешнем виде? Об этом «Р» спросила у регулятора и у участников этого рынка.


Следует вкратце напомнить суть изменений. Агроусадьбам хотят запретить прием свадеб и корпоративов, порочащих доброе имя спокойного отдыха в семейном кругу на лоне природы, ограничить количество гостей двумя десятками человек и числом комнат, где они могут размещаться. Чтобы не было разночтений, усадьбам представят четкий перечень услуг, которые им можно оказывать. Проведение спортивно-массовых, физкультурно-оздоровительных и культурных событий и встреч вроде заплывов на байдарках, проведения музыкальных вечеров, народных обрядов, а также создание экомузеев приветствуется. Кроме того, обязательной процедурой перед вхождением станет получение разрешения у местных властей: предполагается, так они смогут познакомиться с предприимчивыми бизнесменами, узнать об их планах, по возможности что-то подсказать. Чтобы впредь не возникало претензий к официальной статистике, хранить договоры нужно будет три года после визита последней проверки из налоговой. 

Пока предлагается два выхода из ситуации: принять новые правила и подкорректировать свою работу или перейти в разряд предпринимателей. Но во втором случае статус ИП тянет за собой совсем другое налогообложение. Дороже станут тарифы на электроэнергию, газ, дрова. По требованиям пожарных и санстанции придется переоборудовать дома, например, найти в них место для запасных дверей, обустроить как следует кухню, накупить кастрюль и холодильников, как в гостинице, следить за санитарным состоянием спален. Чаще станут проверки. Сейчас в течение двух лет с момента начала уплаты налога владельцев агроусадеб не проверяют. А по истечении этого срока заглядывают к ним не чаще, чем раз в 5 лет.

Планируется, что изменения вступят в силу со следующего года. Затронет это только 5% агроусадеб, прикрывающих «шильдой» домика в деревне настоящий гостинично-ресторанный и банный бизнес. Во всяком случае, так считают в Минспорта и туризма. 

Виталий Грицевич, заместитель директора Департамента по туризму Минспорта и туризма:

— Возмущения, которые звучат, направлены на нагнетание обстановки. Кто захочет работать по-честному, тот и будет продолжать это делать. Агроусадьба — это один вид бизнеса. Хотите заниматься другими делами  под видом домиков в деревне — платите соответствующие налоги. На данный момент мы имеем ситуацию, когда нормы законодательства расплывчатые, люди пользуются возможностью заработать много, но заплатить при этом минимум налогов. Бюджет же при этом недополучает деньги. Поэтому предлагаемые изменения должны вывести из тени недобросовестных субъектов. 

У «классических» агроусадеб, как правило, нет возможности и персонала, чтобы принимать большое количество гостей. Сверхдоходы они не получают, поэтому им и разрешено платить всего одну базовую в год. Другое дело, когда речь идет о поставленном на поток бизнесе, где крутятся совсем другие деньги. Мы никого не хотим задушить, наоборот, сделать правила цивилизованными, понятными для всех. Что касается замечаний, мол, оставьте все как есть до 2021 года, ведь понадобится много средств и сил, чтобы перевести построенное в нежилую недвижимость. Возникает вопрос: зачем строить большие вторые-третьи-пятые дома, если владельцы усадеб знают, что через пять лет их ждут изменения? Хозяева такие нерачительные или думают, что льготы и в будущем им продлят на пожизненные?

Александр Столярский, хозяин усадьбы «Кони-пони»:

— В этот раз мы решили не принимать гостей на Новый год, а собраться семьей, поговорить о наших достижениях, обсудить планы, которые будут зависеть от принятия изменений в 372-й Указ. Работаем мы недавно, но как семья мы сплотились, приобрели самое ценное — общение. Если ничего не поменяется, возможно, придется закрыться, продать часть нашего зоопарка, остановить стройки. Катастрофой закрытие усадьбы не станет, хорошо что дети не уехали из Минска, у каждого есть работа. Посуды, скатертей, постельного нам хватит на 20 лет вперед. 

Многие усадьбы стесняются говорить, что основной доход они получают за счет проведения массовых мероприятий. И здесь каждый нашел свою нишу: один проводит экскурсии, другой — сплавы, третий — детские праздники, четвертый — спортивные соревнования… Не лезть же всем в одни ворота. К тому же деньги, которые мы зарабатываем, вкладываем в деревню. Это нужно понимать.

Кто похитрее, зарегистрируется в качестве ИП, но сдающего внаем жилье на короткий срок. На селе действует большой понижающий коэффициент, налог будет практически равен одной базовой величине. Но владелец поднимет цены, чтобы помогать гостям «бесплатно» закупать продукты, готовить, но не будет отвечать за качество пищи, культурную составляющую. А разрешительный принцип появления усадеб, на мой взгляд, только разовьет бюрократию и создаст предпосылки для коррупции. 

Андрей Абрамов, хозяин агроэко­усадьбы «Хутор «Ёдишки»:

— Я — за изменения. Проведение свадеб и корпоративов преследует в первую очередь цель личного обогащения. Никакой пользы для деревни, земли мы не получаем, как это было заложено в указе. С личного подсобного хозяйства вы свадьбу не прокормите, своими силами не обслужите, не уследите за всем, не успокоите гостей, которым захочется пошуметь. Нужно привлекать наемных работников. Сдавать жилье внаем, прикрываясь фольклором и музыкальными фестивалями, — это не агротуризм, это подмена понятий. Потому-то и отток гостей идет: они ехали за отдыхом в тишине, за деревенским колоритом, за натуральной едой и в итоге разочаровывались. Я всегда настаивал на таком восприятии агротуризма — и оттока у меня нет, более половины приезжающих — постоянные клиенты, которых я угощаю всем своим, от хлеба до говяжьего стейка. У меня четыре гектара земли, еще столько же — у моей мамы. Одного скота у меня 150 голов, примерно 10 семей в деревне связаны со мной кооперацией: они выращивают корма, которыми я не успеваю заниматься. За счет подсобного хозяйства прибыльность агротуризма повышается вдвое. Такого понятия, как межсезонье, я не знаю: появляется время сбыть урожай и продукцию, проанализировать работу усадьбы, что-то подправить, подготовиться к следующему сезону. 

Наталья Прокопук, хозяйка агроусадьбы «Валерия»:

— С одной стороны, изменения коснутся больших усадеб, которых усадьбами-то язык не поворачивается назвать. Но затронут они и более мелкие, которые находятся далеко от города, куда туристы-одиночки не доезжают, предпочитают отправиться на дачу или к бабушкам. Спасают ситуацию организованные группы, компании. Большинство гостей — наши земляки. Иностранцам сложно въехать в страну, не говоря уже о том, чтобы отправиться на периферию. Для этого их нужно чем-то привлечь. Моя фишка — возрождение национальной кухни и традиций. В ресторанах этого нет, они понимают, что в чем-то проигрывают нам, не выдерживают конкуренции, потому поддерживают изменения в указ. Я же в растерянности: зачем мне отыскивать рецепты, стараться, чтобы потом некому было их продемонстрировать? К тому же на участке строится еще одно здание — в моем доме могут лечь только 8 человек. Летом мест едва хватает моей семье. Стройку «обрубать»? Не знаю. Поэтому слежу за новостями, хотя иллюзий и не питаю. Как будет, так будет. Возможно, будем пытаться легализовать «дополнительные» услуги, зарегистрируемся как ИП. Но многие усадьбы закроются, не захотят волокиты. 

Лучше бы как-то классифицировали домики. Сделайте комиссию — прокатитесь по стране, проконтролируйте. Тех, кто «перебарщивает», отстраните точечно. 

Ирина Сергейчик, хозяйка агроусадьбы «Коло Струменя»:

— Когда 10 лет назад, будучи безработной, я рискнула заняться агротуризмом, для себя решила, что нужно сохранить дедовский стиль пятикомнатного домика, тот колорит. Чтобы гости могли окунуться в деревенскую атмосферу, может, вспомнить, своих бабушек и дедушек. Я никогда принципиально не проводила корпоративы: уверена, что пьяный человек не оценит место, где находится. Свадьбы делала — дважды, небольшие, на открытом воздухе, согласно традициям наших предков. Это сложно. И это не мой путь. Поэтому считаю, что не должны быть равными условия для тех, кто проводит банкеты для полусотни человек каждый месяц, и для тех, кто ориентирован, скорее, на аутентичность, где нет душевых кабин в каждой спальне и стоят камины. И все же рубить сплеча не стоит: время сейчас непростое, как бы малые усадьбы не ушли с рынка совсем. Крупные-то найдут как приспособиться. В последние два года количество гостей стало заметно снижаться. В этом году я, например, еле заработала минимально на зарплату и оплату коммунальных платежей. 

Валерия Клицунова, председатель правления Белорусского общественного объединения «Отдых в деревне»:

— Мы уже обратились в Правительство и собираемся обращаться к Президенту с просьбой не спешить, отдать предложения на доработку, провести исследования, чтобы принять взвешенное решение. У нас есть письма от всех региональных советов, их мнения крайне негативны, впрочем, как и наше. Замечу, что большинство советов создано при исполкомах, куда входят представители органов местной власти, эксперты, хозяева усадеб. Что получим в противном случае? Примерно половина усадеб просто умрет, люди потеряют работу. Государство только потеряет потенциальные налоговые отчисления — усадьбы не смогут работать в качестве ИП. Вы же не можете открыть ресторан у себя на кухне или часть дома вывести из жилого фонда, угодив при этом санстанции и пожарным. Да и это занимает годы, отнимает большие деньги. Вся инфраструктура на усадьбах создавалась под Указ № 372, за свои деньги. Как в Евросоюзе, где половину суммы дают безвозмездно, нам никто не помогал. 

Допустим, кто-то из владельцев агроусадеб зарегистрируется как ИП: так единый налог на селе — это копейки! Зачем наводить такой шорох? Вместо этого можно было бы ввести специальные повышающие коэффициенты, сборы за проведение массовых мероприятий. Мы общались с представителями гостиниц, которые оказывают услуги питания и проживания. Они сказали, что без массовых мероприятий, событий подобный бизнес обречен. Поэтому и имеют они среднюю загрузку в 15—20% — столько у наших хозяев в среднем по году. Чтобы привлечь гостей, они придумали свадьбы в национальном стиле, командообразование, тематические праздники — а мы перечеркнем их идеи? Или заставим выгонять «лишних» 21-го и 22-го человека из дома? Те, кто недавно открыл усадьбу или собирается, в ужасе и растерянности. 

Есть мнение Президента, что отрасль великолепная, что ни один указ так не работает, как 372-й. А проект изменений идет себе параллельно. Лучше бы подумали, как сделать так, чтобы хозяева могли получать пенсию или больничные, о чем ни слова нет в проекте изменений.

Анатолий Ганец, хозяин агроусадьбы «Ганка»:

— С 2006 года в указ пять раз вносились изменения, все они были позитивные. В шестой что-то пошло не так — последствия будут ужасными. По моим подсчетам, в Беларуси будет около 6 тысяч безработных вместе с теми, кого хозяева приглашают по трудовому соглашению. Только на моей усадьбе постоянно проживают 4 семьи, 8 человек, мои близкие родственники, которых я уговорил переехать, продать жилье в Минске, в Кисловодске, чтобы вложиться сюда. Мне стыдно будет смотреть им в глаза, ведь тесть настаивал: законы поменяются, и можно все потерять. Я уверил, что этого не случится. Прикипели к усадьбе дети, внучка. Мы по-хорошему больны этим делом. Но чем будем заниматься в самом крайнем случае, не представляю. Массовые мероприятия для нас подспорье — долгов и кредитов прилично. Свадьбы, например, мы делаем в национальных традициях, 5—6 раз в год. Что делать с уже построенным вторым гостевым домом? Разбомбить? Чтобы перевести его в нежилой и работать как ИП, надо заплатить 240 миллионов  рублей старыми, и займет этот процесс 1,5—2 года, я узнавал. А все это время, получается, работать нельзя. Дороже будут газ и электроэнергия, визитов пожарных и санэпидемслужб не выдержит ни одна из 36 усадеб района. 

Для чего было обязывать районы увеличивать число усадеб, чтобы потом всех разогнать? Разграничьте «банно-прачечные» комплексы, жилье внаем и усадьбы, для каждой категории, в зависимости от размеров и услуг, введите разные формы уплаты налогов, как в Польше.

Цифры и факты


В стране на начало года было зарегистрировано 2263 агроусадьбы. Но фактически действовало 1576, которые привлекали 290 наемных работников, 70 из которых — на сезон. Они заплатили 356 миллионов неденоминированных рублей — налоговая нагрузка составила 0,003 %. Услугами усадеб в 2015 году воспользовались 294,3 тысячи туристов. С 2006 года число зарегистрированных домиков в деревне выросло в 66 раз.

druk@sb.by
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости