Деревню на жительство!

У каждого из нас есть свое место силы — малая родина. Часто ясные очертания покинутых мест, где вырос и по слогам прочитал главные в жизни слова, приходят во сне. Для меня, например, это маленькая речка прямо за бабушкиной усадьбой, дощечка, перекинутая через русло, и поручень на двух деревянных столбах, банька на песчаной горке и тропинка в лес. Деревня моего детства живет благодаря построенному в советские времена поселку для рабочих кирпичного завода. Предприятие приказало долго жить, а многоквартирные дома все также полнятся детским смехом. Хороший асфальт к райцентру, недавно электрифицированная железная дорога. Полчаса — и ты на работе в городе. Коммерческие ларьки создают рабочие места прямо под окнами квартиры, а роботизированная ферма — в соседней деревне.


Где есть благоустроенное жилье, условия для учебы и отдыха, работа, где на улицах горят фонари, как в городе, — деревня не опустеет. Президент в Послании белорусскому народу и Национальному собранию обратил внимание, что задача государства — создать инфраструктуру: «Люди в глубинке должны иметь комфортные условия для жизни, не хуже, чем в городах. Вот и вся региональная политика! И не надо ничего выдумывать, и не надо слушать простую, обычную, постоянную болтовню оппонентов власти, что кому-то на местах не хватает полномочий, что все региональные проблемы решат местные выборы, которые дадут некую мифическую свободу бизнесу. Мы это уже проходили».

За три года, посвященных малой родине, многое сделано. В каждом районе есть программа по сносу ветхих строений и вовлечению в хозяйственный оборот неиспользуемых, по наведению порядка на земле. Благоустраивают не только агрогородки (некоторые из них, как известно, станут деревнями будущего), но и бывшие центральные усадьбы хозяйств и так называемые бесперспективные деревушки с прекрасной белорусской природой. Там поселяются горожане и возрождают их. Примеров таких не очень много, но процесс пошел. К сожалению, во времена СССР были ограничения по владению наследными усадьбами. Вот и моя мама продала родительский дом, боясь, что он отойдет государству. Потом законодательство усовершенствовалось. Теперь никто не запрещает облагораживать родное гнездо. Приезжай, строй для детей, внуков, правнуков хоть дворцы, хоть стилизованные избы.

Начатую работу по программе малой родины обязательно завершим, обещает Президент: «Агрогородки доведем до образцового порядка. Деревни, бывшие центрами сельскохозяйственных колхозов, совхозов, в основной массе в неплохом состоянии. Остались бесхозные клочки, как я их называю, земли в селах и на хуторах. Уже к концу этого года примем решение: брошенные дома и усадьбы будем продавать людям по простым, понятным правилам и приемлемым ценам. Где-то — просто за символическую плату».

У сельских жителей должно быть все для самореализации. Пусть айтишник, которому можно работать и в душном бетонном муравейнике спального района столицы, и в свежем деревянном доме в окружении берез и сосен, выбрав деревню, не будет ничего сажать и выращивать на земле, подстригая только газон. Но рядом будет фермер, производящий экопродукты, у которого всегда их купит программист или фрилансер.

Основной акцент пятилетки — на местные дороги. Пока это слабое звено, а сельчане — коренные и только что получившие этот статус — все чаще на машинах. Они ведь люди деловые и мобильные. В Послании белорусскому народу и Национальному собранию названа конкретная цифра: от райцентров до агрогородков и сельских пунктов необходимо обновить не менее 7 тысяч километров. Планы по развитию регионов — продуманные и жизненные. В том числе по созданию экономического базиса в виде современных предприятий с достойными зарплатами.

klimovich@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУЛЕВСКИЙ