Cтальная сила Анны Назаровой

Анна Филипповна Назарова - одна из немногочисленных женщин-руководителей, удостоенных звания Героя Соцтруда

— Не могу сказать, фамилия знакомая вроде, но о ком речь, понятия не имею, — такой ответ слышала практически везде, спрашивая о бывшем руководителе одного из колхозов Гродненщины Анне Филипповне Назаровой. 

В том числе и в Щучинском районе, где некогда находился ее колхоз «1 Мая»,  даже в райисполкоме. Отчасти это можно понять, ведь со своей должности председатель ушла почти 56 лет назад. Но только отчасти…

В интернете о моей героине всего ничего: родилась в Минской области, работала в Желудокском районе, получила звание Героя Социалистического Труда, уехала в Новополоцк. На этом все, а жива она или нет, непонятно. Получается, человеку должно быть почти 97 лет? В Новополоцком райисполкоме о ней слыхом не слыхивали. Рискнула искать следы по месту ее рождения — в Шацком сельсовете на Минщине. Но и там тишина, за столько лет о ней, видимо, забыли. Наугад попросила найти одного из старожилов. Когда на мой вопрос: «Вы слышали что-нибудь об Анне Филипповне Назаровой?» пожилая женщина спросила: «Так это местная героиня, что ли?», у меня отлегло от сердца. Нашла! 

Оказывается, в Шацке проживает ее родная племянница Галина Владимировна Меркуль, а в Минске еще одна племянница — Вера Александровна Старовойтова. Жива и дочь Майя, но, к сожалению, связь с ней потеряна. Сестры знают только, что живет она в Гродно, поменяла фамилию после замужества, забыли даже отчество.

ОБ Анне Филипповне мне рассказывает Вера Александровна СТАРОВОЙТОВА:

— Родилась тетя 15 мая 1921 года в деревне Ясное возле Шацка в Пуховичском районе. От деревни сейчас осталось только кладбище. Дед Филипп Васильевич Бадытчик был простым плотником, бабушка Елена Яковлевна — колхозницей. Семья многодетная, 13 детей. Пятеро из них мало прожили, помню 5 дочерей и 3 сыновей. Анна из детей седьмая по счету, моя мама Мария на год младше. Их брат Михаил в войну с немцами получил звание Героя Советского Союза. При освобождении Польши познакомился с женщиной, остался с ней жить. Тетя Аня окончила всего семь классов, мечтала стать врачом. Мать не пускала на учебу, нужно было дома помогать. Отец разрешил, сказав: «Сумеешь — учись. Только трудно тебе будет, из дома помощи никакой». И поступила она в Минский медицинский техникум. Учебу совмещала с работой на фабрике. Первое боевое крещение как медсестра прошла на войне с белофиннами.

Анна с братом Константином и сестрой Марией, 1944 год
Первого января 1941 года вышла замуж. С началом Великой Отечественной ее как фельдшера призвали на службу. Принимала участие в эвакуации госпиталя в Борисове, два года вывозила раненых в тыл с передовой. Под Курском получила ранение в грудь и позвоночник, эвакуирована в Рыбинск. В 1943-м ее разыскал муж, тоже воевавший в Красной Армии, добился перевода в медсанбат Ленинградского фронта.

После освобождения Беларуси тетя Аня вернулась в Минск с маленькой дочерью на руках, хотя родные уже считали ее погибшей. Приехала в Шацк на пепелище, люди жили в землянках. Зная характер тетки, не удивляюсь тому, что она сделала. 

Весной 1945 года организовала всех деревенских баб, начали засевать поля бывшего колхоза рожью, горохом, овсом. Копали лопатами, семена собирали с каждой хатки по зернышку. Люди не давали, а она ходила и выпрашивала. Сама с бабами запрягалась в плуг и тянула лямку. Представьте, ей же только 24 года было. Вот характер! Мужа-сапера ждала с фронта, обещал вернуться, писал. Да вскоре при разминировании подорвался и погиб. Тетя заваливала себя работой, чтобы забыть горе. 

Когда удалось восстановить местный колхоз, Назарову назначили бригадиром. Только она все время мечтала вернуться в профессию. В итоге уехала к старшей сестре Соне в Желудокский район — сейчас это часть Щучинского. Та поманила: якобы требуются врачи. Да только в райкоме партии Анне Филипповне поручили другое дело — возглавить и поднять отстающую артель.

В ГРОДНЕНСКОМ областном архиве нашла отчеты и приходно-расходные сметы, описывающие тогдашнее положение хозяйства. Вот выписка из решения исполкома Желудокского райсовета депутатов трудящихся от 20 февраля 1953 года: «Рассмотрев годовой отчет за 1952 год колхоза имени Буденного, отмечаем низкую урожайность зерновых и технических культур. На поля внесено мало минеральных и местных удобрений. Перерасходовано на административно-обслуживающий персонал 1016 трудодней. Продуктивность общественного животноводства низкая. Не ликвидирована дебиторская задолженность в сумме 7588 рублей. Председателю Назаровой необходимо приложить все усилия для исправления ситуации в кратчайшие сроки». 
Анна НАЗАРОВА, 1964 год

На стол председателя постоянно сыпались бумаги от руководства. «Товарищ Назарова! Управление сельского хозяйства и заготовок сообщает вам, что колхоз до сих пор не выполнил план по животноводству, допущен большой падеж скота, низкая продуктивность. Это свидетельствует о плохом уходе и содержании животных, отсутствует учет на фермах, заготовка кормов проводится крайне неудовлетворительно. Срочно примите меры. Желудокский райсовет, 5 августа 1953 года». 

Через 2 года Анна Филипповна поручение все же выполнила: «По итогам соцсоревнования за I полугодие 1957 года считать победителем по производству молока колхоз имени Буденного, возглавляемый товарищем Назаровой. Переходящее Красное знамя райисполкома и райкома партии оставить за колхозом». Вот так. Хозяйство встало на ноги, но председателя переизбрали, назначив... Нет, не врачом, как она мечтала, — главой сельисполкома в деревне Красули. Спустя некоторое время ее снова вызвали в райком партии, предложив руководить другим передовым хозяйством.

Удивительно, но Назарова как будто сама себе шишки на голову искала, категорически отказалась и стала проситься в самый отстающий колхоз. И в 1957 году после укрупнения мелких хозяйств ей отдали «1 Мая», с 1962-го переименованав в «Гвардию». 

ЗА несколько лет она вывела его в миллионеры и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1960 года удостоена звания Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и Золотой медали «Серп и Молот». К этому времени Анна Филипповна уже имела ордена Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени, медали…

— Вы знаете, был такой случай необычный, о котором мама рассказывала, — продолжает Вера Александровна. — В 1929 году бабушка родила младшую Зою, которая, к сожалению, умерла в 15 лет от укуса собаки. Роды проходили ночью, всех детей вывели на улицу. Вдруг с неба на тетю Аню что-то упало, какой-то горящий кусочек, что ли, и прожгло ей в платье дыру. Тогда все шутили: «Вот на нашу Аньку звезда с неба упала». Многие посчитали это какой-то приметой.

Помню время, когда при Хрущеве колхозы заставляли сеять кукурузу. Тетя Аня приехала к нам в Шацк за советом. Категорически не хотела этого делать, но боялась, что посадят за отказ. И брат Алесь сказал: «Выбери такое поле, к которому ведет много дорог, да засей ты его этой кукурузой. Если приедет комиссия, вози ее по этим дорогам к одному и тому же полю. Пусть думают, что кукуруза у тебя везде растет». Она так и поступила, ее проверяли несколько раз, но все обошлось. 

Свадьба родителей — Филиппа и Елены БАДЫТЧИК, 1901 год
Тетя рассказывала, корма скоту не было совсем. Пошла по деревне просить, чтобы сняли соломенные крыши. Пообещала отдать, как только сможет. Никто не согласился, тогда она лазила сама по лестнице на крыши, стягивала солому, а люди ее за ноги назад тянули. Представляете, какая буря поднималась? Хотя все свои обещания выполнила, при первой возможности сельчанам накрыли крыши. Знаю, что в нее несколько раз стреляли. Да вообще в Западной Белоруссии сложно было руководить колхозами, слишком много противников советской власти было.

И вот случай припомнила: в 1950 году у Назаровой от второго мужа родился младший сын Валера. В одну из ночей супруг тети был на дежурстве, она с малышом дома одна осталась. Обычно Валерка спал в люльке рядом с родительской кроватью. Но надо же, в ту ночь тетя ушла почему-то спать в другую комнату. Почему так поступила, сама потом не могла объяснить. Так вот, тогда с улицы через окно стреляли по ее кровати из ружья. Это Бог спас, не иначе.

ЧТО пришлось ей пережить, даже не представляю. Это же надо такую стальную силу воли иметь! Очень долго болела, обнаружили рак, в 1962 году в Ленинграде сделали операцию, отняли грудь. У нее пуля там еще после ранения сидела. Как-то восстановилась, правда, хозяйством уже не руководила. Сначала была директором Желудокского хлебоприемного предприятия, затем заместителем на Щучинском. Как начали строить Новополоцк, уехала туда к дочке Майе и сыну Валерию. Он и еще один сын Леонид уже умерли, к сожалению. Майя переехала в Гродно, а тете купили квартиру в Минске. Я рядом с ней жила, постоянно навещала, помогала. Она была добрая, щедрая, никогда не отпустит человека, пока не угостит. Очень жалела родных, старалась нас всех объединить. Но при этом упрямая, твердая, хваткая в работе, с детства командовала старшими сестрами. Наверное, председательство у нее в крови, иначе не объясню. У нее все время была домработница Геля, сама по колхозу на машине ездила. К нам приезжала, подарками любила одаривать. Но и ее встречали, как ляльку, — стол накрытый, обязательно чистая постель… Иначе нельзя, это же Анька! С матерью у нее были отношения сложные, но бесконечно любила отца. И он больше всех радовался и гордился, когда дочка Звезду Героя получила. Всю жизнь признавала только один праздник — День Победы. Тогда надевала свои ордена и медали. 

ОТ тогдашнего колхоза «Гвардия» сегодня ничего не осталось. Земли несколько раз переходили разным сельхозпредприятиям, и я не надеялась найти бывших колхозников спустя 56 лет. В принципе, их почти и не осталось. Но вот в Красулях, бывшем центре хозяйства, отыскалась Станислава Павловна ЮШКЕВИЧ:.

— Перед «1 Мая» довелось поработать кассиром на железной дороге, я жила в соседних Богдановцах. Потом пришла в колхозную полеводческую бригаду. Год точно не назову сейчас, память слабая. Где-то в конце пятидесятых, наверное, учитывая то, что в 1957-м я замуж вышла. Анна Филипповна уже руководила хозяйством. В наши края она приехала со вторым мужем Михаилом. Семья жила небогато, в простом доме.

По работе Назарова ездила на машине с водителем, личного автомобиля не было. Ой, строгая и серьезная женщина! Развернула огромное строительство: детский сад, школа, клуб, жилые дома. Незамужние доярки жили в общежитии. На трудодни нам выдавали зерно. Я Назарову побаивалась, может, потому, что это начальник, да еще старше по возрасту. Она караулила и проверяла всех постоянно, чтобы ничего не воровали. Сложно, я думаю, ей было занимать такой пост, когда руководителями мужики были. Ей самой нужно было стать мужиком, чтобы управлять. Но не припомню, чтобы кого-то серьезно наказала, если только какой трудодень срежет.

Мой муж Антон работал в колхозе бригадиром тракторной бригады. Что-то подробно вспомнить с ходу тяжело, годы не те. Столько времени прошло, старики умерли, кто-то по состоянию здоровья не сможет вспомнить и рассказать. Попробуйте, конечно, поищите. Хотелось бы, чтобы о нашем председателе еще узнали.

Вспомнила, несмотря на свой возраст, и Ванда Иосифовна ГОНЧАР. Может, потому, что математикой ум натренирован. При Назаровой работала заместителем бухгалтера:

— Считалась кабинетным работником, с Анной Филипповной пересекались постоянно. Я пришла в хозяйство в 1958 или 1959 году. В колхоз «1 Мая» входили деревни Заболоть, Богдановцы, Красули, Новоселки и Томашевцы. Вроде и не много, но работы хватало. Назарова — боевая женщина, довольно жесткая, в другой ситуации ласковая и заботливая. Как-то умела ладить с людьми, но разгону давала всем: и бригадирам, и агрономам, и механизаторам. Мы за глаза ее звали «бадылихой». Закрепилось за ней такое прозвище по ее девичьей фамилии Бадытчик. Но это не со злости, знаете, в деревне люди многих так называют. А Назарова хоть и была председателем, по сути, такая же баба, как и все остальные. Медали свои военные надевала, если ехала на совещания. Как женщина любила и умела прихорашиваться. Ой, я хорошо помню, как она пела и танцевала. В клубе, когда проходили какие-нибудь праздники, так отплясывала! А голосистая! Не стеснялась, что председатель. 

Помню, в Красулях жили две помещицы, да большевики расстреляли. Остались их двор, дом и конюшня. В доме сначала ютились «восточные люди», приехавшие после войны. Позже здание переоборудовали под клуб. Семья Назаровой жила в деревянном доме. После ухода из хозяйства дом продали за копейки агроному и уехали. Богатства большого за время работы она  не нажила, никто ее в этом уличить не может. Зато в Красулях все было: и ФАП, и библиотека, и клуб… 

Это сейчас все развалилось и умирает вместе со старожилами. Хозяйство по сто раз укрупняли, а толку? Меняются руководители, меняется все кругом. Такой жизни, по-своему тяжелой, но веселой, точно не будет.

ВОТ и все, что удалось вспомнить об Анне Филипповне Назаровой. Ей не устанавливали бюсты, не возводили монументы ни у здания райисполкома, ни возле правления. Тихо, как будто и не было человека. Умерла она 12 сентября 2000 года, похоронена на Северном кладбище в Минске… 

Пусть хотя бы этот рассказ останется как память о необычной женщине.

P.S. 

Недаром существует выражение, что Земля круглая. Уже во время  верстки материала вместе с техническим редактором «СГ» Еленой Черной  мы подписывали снимки. И когда дошли до фото Филиппа и Елены  Бадытчик, Лена на минуту замерла в недоумении. Набросали от руки ветвь генеалогического древа. Так вот, главный герой моего рассказа Анна Назарова является двоюродной прабабушкой нашей Елены Черной. Ее прадед Константин и Анна Филипповна  – родные брат и сестра. И как здесь не верить, что не бывает случайных совпадений. Значит, для чего-то или кому-то свыше это было нужно. 

chasovitina@sb.by

Фото из семейного архива СТАРОВОЙТОВЫХ


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости