Человек без лица

До отправления автобуса оставалось около получаса

До отправления автобуса оставалось около получаса. Я вышла из здания Светлогорского автовокзала, обдумывая план на предстоящую командировку в Речицу, как вдруг рядом появился мужчина с бледным, перекошенным от боли лицом. Поинтересовалась, что у него случилось и чем могу помочь. Тот, не раздумывая, поведал свою историю. Сам — из Гомеля, дескать, был в командировке в Светлогорске, где и попал в больницу с односторонним воспалением легких. Долечиться не довелось, так как позвонили из дому и сообщили, что умер отец. Вот он под расписку покинул больницу, едет на похороны отца, но… денег на билет не хватает. Разумеется, не поверить человеку с глазами, полными слез, было невозможно. Я дала ему денег, достала и протянула бутерброды, которые прихватила с собой в поездку…

Ледяной ветер пронизывал насквозь, и, как только мой автобус подошел к перрону, я поспешила зайти в салон, чтобы быстрее согреться. Вдруг вижу из окна — мой недавний собеседник подошел еще к одной женщине и, вытирая слезы, стал ей о чем-то рассказывать… Та вытянула кошелек и, протянув аккуратно сложенную купюру, поспешила в зал ожидания. А вымогатель, спрятав деньги, обратился к следующей молодой особе, рассказывая, как я поняла, все ту же историю с похоронами отца… Люди в большинстве своем проникались сочувствием к человеку, у которого случилась беда, и давали кто сколько мог.

Когда автобус отъезжал, я обернулась и увидела: все тот же мужчина, но уже с повеселевшим лицом, присев на корточки, достал целую стопку денег и стал ловко их пересчитывать. Денег жалко не было, а стало просто противно и гадко от того, что есть люди, у которых нет ничего святого. Он «похоронил отца» ради того, чтобы просто не работать, а выпрашивать деньги. Пытаюсь вспомнить его лицо и не могу. Человек без лица. Хотя чисто внешне, как мне кажется, — обыкновенный человек, с руками и ногами, не инвалид и на алкоголика не похож. Почему бы не работать как все, получать зарплату, а не считать жалкие гроши?

И все-таки меня больше согревало теплое чувство — гордость за наших людей. Все, к кому подходил этот человек, пытались ему помочь и словом, и деньгами. Трудно и непросто жить в современном мире всем. Мои соотечественники, получается, люди не безразличные, отзывчивые, способные к сочувствию, не отказывающиеся от взаимопомощи. И таких гораздо больше, чем тех, кому показана «прививка от равнодушия».

Всякое бывает в жизни. Как говорится, от сумы и от тюрьмы никто не застрахован. Но в нашей стране человеку, попавшему в беду, я думаю, всегда можно найти свое место в жизни. Сегодня рабочие руки требуются в каждом хозяйстве. А условия труда на селе, порой, лучше, чем на ином заводе в городе… И жилье дают, что тоже немаловажно.

Так неужели лучше ходить с протянутой рукой и обманывать людей? Когда мне тяжело, вспоминаю свою приятельницу, работающую на «Гомсельмаше». Маленькая и не очень здоровая женщина пенсионного возраста трудится… токарем. После смены приходит домой и буквально валится с ног от усталости, но никогда я не слышала от нее жалоб на судьбу-злодейку. Более того, она всякий раз говорит мне: «Я счастлива тем, что в комбайнах, которые выпускаются на заводе, есть частичка и моего труда». А разве не это главное — жить не только ради себя, приносить пользу своей стране?..

Наталья ВАКУЛИЧ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?