Народная газета

Блондинка над сеткой

Анна Калиновская-Гюнгер -- модель на волейбольной площадке

Уже попрощавшись с Аней, вспоминаю, что не спросил ее о модельном варианте развития карьеры. И спохватываюсь: банальнее вопрос для высокой эффектной блондинки придумать сложно. Тем более что Аню ценят не за внешность. Точнее, не только за нее. В том, что из Азербайджана белорусские волейболистки привезли лучший результат за всю историю участия в чемпионатах Европы по волейболу (7-е место), заслуга Анны Калиновской-Гюнгер одна из наиболее заметных. И потому к замечанию о предстоящем прощальном сезоне я тоже отношусь скептически. На кураже ведь запросто можно еще годик-другой отбегать, а там и новый еврочемпионат, куда белоруски попадут даже без предварительного отбора... Аня, впрочем, мыслит куда более реалистично. В волейболе она достаточно долго, чтобы понимать и трезво оценивать обстановку на площадке и вокруг нее. И потому пока, не заглядывая вперед, с видимым удовольствием смакует послевкусие от недавнего Евро, многих заставившего совсем другими глазами взглянуть на белорусскую команду.

Фото denistrapp.de

— Мы изначально ехали на чемпионат Европы с какой-то внутренней уверенностью. Вроде бы и с подготовкой не все здорово сложилось, но после прошлого чемпионата в себя поверили гораздо больше. Для меня, кстати, поражение от сборной Польши в 2015 году было обидным вдвойне. Мы ведь с польками уже встречались, даже в полуфинале! Тогда мне было 18, я играла в молодежной сборной под руководством Владимира Козлова, и матч мы проиграли, побеждая 2:0 по партиям! Очень хотелось взять реванш, но нашей команде банально не хватило опыта. Так что с мотивацией на нынешнем чемпионате все было в порядке. Жаль только, что жребий слишком рано свел нас со сборной Сербии. Будь иначе, могли бы и до полуфинала дойти.

— После двух проигранных сетов на старте первого же матча против Хорватии не закралось ощущение, что все вообще может пойти не по вашему сценарию?

— Нам в тот момент было просто стыдно. Приехали с такими амбициозными планами и “летим” 0:2. После второй партии обсудили происходящее достаточно эмоционально. Причем сами. Оля Пальчевская умеет мотивировать. Она не постесняется и девчонкам высказать все, что думает, и даже тренеру. Характер боевой, но при этом я не помню, чтобы она хоть раз теряла самообладание и поддавалась порывам. Это Оксана Ковальчук эмоциональный человек, может вспылить. В общем, постановили: раз так складывается, давайте хоть очков побольше наберем. Потом решили партию “зацепить”. Так до тай-брейка доигрались, матч выиграли.

Фото Александра Кулевского


— Помнится, игроки гремевшего еще в советские годы минского “Коммунальника” вспоминали, что бывший главный тренер Владимир Чернов специально стравливал игроков, считая, что конфликты идут на пользу результатам. У вас как обстановка?


— Несмотря на то, что разница в возрасте порой достигает 20 лет, никаких конфликтов не чувствуется. Те, кто помладше, запросто подходят с расспросами к более опытным игрокам. Все стараются помочь друг другу. Хотя, если честно, обстановка на прошлом чемпионате Европы была более теплой. Наверное, потому, что тогда мы больше времени проводили вместе. На шашлыки ездили...

— Кто у вас инициатор корпоративных сабантуев?

— Учитывая, что мы те сборы проводили в Бресте, жарить шашлык решили у Оксаны Ковальчук на даче. С нас было мясо, тренер был за повара: в общем, весело посидели. Когда в Польше на сборах были, в выходной также старались куда-нибудь вместе выбраться. Помню, даже в Освенцим ездили.

— И как ощущение? Поднялся боевой дух?

— Это не перед матчем было, так что поездка выдалась скорее познавательной, чем мотивирующей. На обратном пути много обсуждали, спорили, какие-то фильмы и книги на эту тему вспоминали.

— А ты выходишь на площадку играть или добывать результат любой ценой?

— Сейчас — играть. Я ведь достаточно долго выступала за границей, в Германии, где учат получать удовольствие от того, что делаешь. Даже когда команда проигрывает, никто не свистит, не говорит гадости, а просто благодарят за красивую игру. Да и тренеры потом в раздевалке с грязью не смешивают.

— Ты живешь в Германии, муж — немец...


— Немецкого языка при этом почти не знаю. Могу, конечно, сказать какие-то элементарные фразы, но в жизни проще общаться на английском. Муж родился в Турции, мы с ним по-турецки общаемся. Я выучила, пока там играла, — простой язык. А познакомились вообще в Минске. Он меня в ресторане сфотографировал и попросил электронный адрес, чтобы фотографию прислать. Потом я переехала играть в Германию и предложила ему прийти на матч. У меня ведь там никого знакомого не было. Закончилось свадьбой.

— Как обстановка в Германии?

— С немцами общаться сложно. Эмигрантов они и раньше не особо жаловали, а сейчас тем более. Если я с кем-то разговариваю, будучи частью клуба, и собеседник понимает, что я не претендую ни на какие пособия, а просто выполняю свою работу, никаких проблем. Даже автограф просят. Но те, кто не знает, что я волейболистка, и видит, что не очень хорошо говорю по-немецки, часто демонстративно переходят на максимально сложные речевые обороты в объяснениях. Доходит до абсурда: перед тем, как что-то узнать для ребенка, я составляю список вопросов и возможных ответов на них. Так что я по-немецки предпочитаю разговаривать с китайцами. Их в Германии тоже много, говорят они на простом и понятном языке.

— В Ахене, где ты живешь, много эмигрантов?

— Даже национальные кварталы есть, но большая часть жителей приехала давно. А вот в Кельне, километрах в 60 от Ахена, просто кошмар. Даже мне неприятно, не говоря уже о местных.

— Волейбол в Германии любят?

— Наш “Лэдис ин блэк” — единственный клуб в городе, который играет в бундеслиге. Футболисты, гандболисты, хоккеисты выступают в низших дивизионах, а то и вовсе любители. Так что на матчах всегда полный зал. После игры каждый раз приходится оставаться, общаться с болельщиками, фотографироваться. В общем, с белорусскими волейбольными реалиями невозможно даже сравнивать, и, по большому счету, только ради этой атмосферы я стараюсь максимально продлить свою карьеру и каждый раз сыграть как можно лучше.

— В Беларуси возможна такая атмосфера?

— Хочется верить, но, думаю, это тоже вопрос не столько денег, сколько менталитета. У меня складывается ощущение, что многие люди попросту разучились радоваться чьим-то успехам. Судя по обсуждениям в интернете, подавляющему большинству гораздо приятнее облить кого-то грязью и перемыть кости, чем найти поводы для радости. И это касается не только волейбола.

— Отслеживаешь общественное мнение?


— Постоянно читаю все, что пишут. Все интервью наших девочек: интересно, какие мысли у них в головах, что хорошего в жизни происходит, чем увлекаются. Но вообще свободного времени немного, муж постоянно в Минске.

— Не предлагает тебе заканчивать уже с этим волейболом?

— Скажем так: это один из самых сложных вопросов. Он хотел вернуться работать в Германию, но оказалось, что в Минске вести бизнес ему лучше. Я изначально ехала в Ахен как “разведчик”: наладить быт, все разузнать. Но в итоге не исключаю, что в конечном счете вернусь жить домой. Я давно поняла, что нас там никто не ждет, и я всегда буду “понаехавшей”. Из плюсов только обеспеченная старость, но пенсионный возраст в Германии подняли до 67 лет, а некоторые и в 80 работают. Впрочем, я пока о пенсии не думаю: у меня впереди сезон.

komashko@sb.by

ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости