Береженого Бог бережет

В последний день отпуска мог погаснуть и мой костер жизни

Весной, когда я сообщил о том, что завершается публикация серии эссе под общим названием «Выси и дали», в редакцию и лично мне поступило немало предложений продолжить в том или ином виде такие рассказы из жизни простых людей. С ответом не торопился, тем более впереди предстояли «литературные каникулы».

Коллаж Юлии КОСТИКОВОЙ

И вот на дворе, считай, осень. Красивая и для многих из нас рабочая пора. Время раздумий о пережитом. Наша жизнь являет собой одновременно и маленькие трагедии, и большой праздник. Они текут параллельно и одновременно. Судьба каждого — костер на ветру. У кого-то она горит спокойно и уверенно, у кого-то полыхает ярко и горячо, а у иных, к сожалению, гаснет преждевременно. Почему бы так не назвать и новую серию — «Костры на ветру»?

По замыслу это своего рода философские этюды, притчи, во всяком случае, такими будут выглядеть финалы новых историй.

Завершалось мое пребывание на озерах. Эта часть лета стояла жаркой, рыба в водоемах откровенно мучалась. Та, что покрупнее, искала глубину, где больше кислорода. В таких условиях ей не до клева, так что толком порыбачить не удалось. 

Однако в лесу было полно ягод. Черники и особенно малины, которая уродилась непривычно крупной и совсем не червивой. Внучата охотно пили компот, в который супруга добавляла еще и рано вызревшую смородину. Сам я втихаря ставил свою кружку с таким деликатесом в холодильник, а затем баловал себя им в жаркий полдень в беседке, куда проникали остатки легкого ветерка с озера. 

Но тот день явно не задался. Началось с того, что на утренней рыбалке потерял две свои лучшие блесны, а по дороге с берега меня атаковали два крупных шершня, от которых едва отбился. Но, как позже выяснилось, это были лишь цветочки…

После завтрака начал готовить в беседке новые снасти — кружки для осеннего активного лова щуки — и, непредусмотрительно за что-то зацепившись, упал боком на перила беседки. Удар получился тот еще! От полученного шока пришлось даже выпить корвалол. Однако через два часа я был снова в хорошей форме и вызвался съездить за свежим хлебом в соседнюю деревню, куда в этот день приезжала автолавка с продуктами. Подкачал колеса велосипеда — и за озеро… Там и ждало меня главное испытание дня, а если без обиняков, то, вполне возможно, и погибель…

Я уже проехал первый перекресток деревеньки и стал подниматься по крутой дороге, ведущей к центру, где обычно и останавливалась автолавка. Навстречу мне шла молодая женщина с мальчиком, которого держала за руку. В другой у нее был пакет с продуктами. «Уже отоварилась», — подумал я. Мы поравнялись. Эти двое спускались со склона вниз, а я поднимался вверх. Не успел толком рассмотреть маму с мальчишкой, как наверху горы неожиданно появился автомобиль. Куда несся его водитель — не знаю. Увидев нас и поняв, что безопасно между нами можно не проехать, он резко затормозил. И вот здесь началось самое страшное… Дорога была песчаной, и автомобиль развернуло. Неуправляемый, он быстро катился с горы на нас троих. У молодой женщины оказалась хорошая реакция. Она дернула мальчишку за руку, и оба оказались в кювете. Старый, полуржавый «Опелек» еще раз развернуло, и он уже катился на меня. Прыгать ли мне с велосипеда? Пожалуй, пожертвовав им, я мог бы успеть тоже спрыгнуть в канаву. Однако увидел, что мы с этим металлоломом все же вполне удачно разминемся. Так и случилось. Я решил остановиться и внимательно рассмотреть водителя. Однако, слезая с велосипеда, оступился и неудачно упал. На тот самый больной бок…

Водитель уже бежал ко мне. Женщина кричала, что вызовет участкового, и обозвала лихача идиотом. Он же, стоя возле меня, лежащего, — а я не мог пока встать и ждал, когда исчезнет боль, — кричал, что меня как будто вовсе не задел… Такая вот сцена…

«Опелек» с колхозником в спортивных штанах уехал куда-то дальше. Молодая женщина с мальчишкой продолжили идти домой. Я же, придя в себя, поехал к автолавке за свежим хлебом. 

На обратном пути потерял педаль, слетела цепь. Добрался домой ближе к полудню. Все думал: ситуация могла бы развернуться и по-иному. Как угодно! Их, этих наших убийц, много на каждом километре. Только подумать — все случилось в двенадцать часов дня, на пустынной дороге, где в полувымершей деревушке уже и трактора не встретишь, ты вдруг уходишь из жизни. Жизни! Так в последний день отпуска мог погаснуть и мой костер. А может, и все три… Кто знает? В народе верно говорят: если с утра что-то не заладилось, то лучше не активничай в этот день и будь очень осторожен. 

Вечером в беседке за чаем вспоминал пережитое и думал: а можно ли избежать таких ситуаций? Наверное, нет. Остается лишь уповать на известную поговорку: «Береженого Бог бережет».

Ночью приснился сон — снова та женщина и мальчик. Ее лица опять не разглядел, а вот у ребенка были большие, ясные и умные глаза. Он говорил матери, что когда вырастет, то изобретет прибор, с помощью которого любой сможет отвести от себя беду, избавиться от болезней и несчастных случаев. Что же, пусть растет…

Спалось все же плохо. Вышел на крыльцо и прислушался. Какие-то птицы ворчливо спорили о чем-то на соседнем болоте. Соревновались в своем искусстве сверчки. На дальнем хуторе на кого-то злилась овчарка. Жизнь продолжалась. И днем, и ночью.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...