Беларусь на переломе: возрождение государственности и дипломатический прорыв в мир

О том, как Беларусь утверждала себя на международной арене

В этом году отмечается 25 лет со дня обретения Беларусью независимости и государственного суверенитета. Поставив во главу угла миролюбивую многовекторную политику и взаимовыгодное торгово–экономическое сотрудничество, наша страна обрела партнеров во всех регионах планеты, освоила новые рынки, стала инициатором или активным участником крупных интеграционных проектов.

О том, как Беларусь утверждала себя на международной арене, своими воспоминаниями поделились те, кто стоял у истоков белорусской дипломатической службы и продолжает ее сейчас. Предлагаем читателям цикл публикаций на эту тему, который открывает первый министр иностранных дел Петр Кравченко. Полностью эти статьи опубликованы в журнале «Беларуская думка» (2016 год, № 12; 2017 год, № 1 — 3), а позже будут изданы отдельной книгой.

Фото  Павла  ЧУЙКО.

Особое значение белорусские дипломаты и я, неоднократно выступавший на многотысячных бурных «чернобыльских» митингах той поры и не понаслышке знавший о тревогах, сомнениях и надеждах наших людей, придавали последствиям аварии на ЧАЭС, своеобразной Голгофе нашей нации. От имени трех делегаций — БССР, УССР и СССР — а также 116 соавторов резолюции «Международное сотрудничество в деле смягчения последствий аварии на Чернобыльской АЭС», мне была предоставлена возможность выступать в качестве основного докладчика. Резолюция была принята консенсусом Генеральной Ассамблеей ООН 4 декабря 1990 года. Для того, чтобы «застолбить» эту проблематику в ООН, мы в последующие годы добивались принятия новых резолюций в ее развитие, а также передали в штаб–квартиру ООН в качестве официального дара правительства и народа Беларуси гобелен «Чернобыль» в сентябре 1991 года.

Не менее значимой в постчернобыльскую эпоху явилась и инициатива о создании безъядерной зоны в Восточной и Центральной Европе, официально обнародованная 23 октября 1990 года на сессии Генеральной Ассамблеи ООН главой белорусского МИД, которая приобретает особую актуальность и в нынешних условиях.

В этот же отрезок времени постепенно формировались и выкристаллизовывались основные концептуальные подходы белорусского МИД, направленные на достижение реальной независимости и суверенитета, достижение статуса безъядерности и нейтрального государства.

А основой концепции стал тезис, высказанный мною 22 января 1992 года на саммите ОБСЕ в Праге, который выражал суть национального волеизъявления: «Между молотом и наковальней — между двумя соседями — именно так в предельно обобщенной форме я бы выразил суть, квинтэссенцию нашей национальной истории. Так было в конце XVIII века, когда в известных исторических условиях белорусские земли вошли в состав России. Так было и в 1918 году в Бресте, когда территорию Беларуси кроили, как хотели, забыв спросить у народа, что же хочет он. Так было в 1921 году, когда подписывался трагический для нас Рижский договор, разорвавший на две части почти на 20 лет истерзанную войнами, истекавшую кровью Беларусь. Так было и в январе 1945 года в Ялте, когда безжалостная длань Сталина, тяжело опустившись на карту, манипулировала судьбой сотен тысяч белорусов.

Нам надоело быть тенью великих соседей, быть разменной монетой в большой европейской политической игре. Очень часто нашу судьбу решали, не спрашивая нас самих. Впредь этого не будет!»

Стратегически важной задачей, которую приходилось решать белорусскому внешнеполитическому ведомству в начале 1990–х годов, явился поиск и заключение кредитных соглашений.

Фактическое поступление кредитных средств под гарантии правительства Беларуси по состоянию на 1 февраля 2002 года составило 2,15 млрд долларов, из которых львиная доля — 1,685 млрд — приходится на период с 1991 по 1994 год. Таким образом, в начале 1990–х годов было привлечено почти в 4 раза больше кредитов, чем за 1995 — 2001 годы.

В соответствии с ранее определенной стратегией, направленной на превращение Минска — столицы СНГ — в важную переговорную площадку, своеобразный «восточный Брюссель», весной 1992 года в Хельсинки на встрече министров иностранных дел ОБСЕ нам удалось добиться создания специальной группы по Нагорному Карабаху, которая по моей инициативе получила название «Минской», навечно войдя под таким названием в историю международных отношений.

Гобелен «Чернобыль».

Особое значение имело подписание 20 января 1992 года Соглашения между Беларусью и КНР об установлении дипломатических отношений, статья 4 которого признавала право нашей страны на этнические территории за ее пределами. На сей счет есть хорошая белорусская пословица: «Запас бяды не чынiць».

В начале 90–х годов Беларусь — terra incognita. Для того чтобы вырвать ее из плена безвестности, преодолеть информационный вакуум, по моей инициативе были проведены следующие культурные акции:

5 июля 1991 года — открытие в рамках симпозиума по культурному наследию, проводимого под эгидой Совета Европы в Ягеллонском университете в Кракове — alma mater Франциска Скорины, мемориальной доски в его честь.

Июль 1992 года — открытие в Витебске первого и единственного на тот момент в мире памятника Марку Шагалу.

Октябрь 1993 года — проведение в одном из старейших университетов Европы — Падуанском — комплекса мероприятий, кульминацией которых стало открытие мемориальной доски в память Франциска Скорины.

Июнь 1994 года — открытие в Витебске I Международного пленэра, посвященного Марку Шагалу, на котором мне выпала честь зачитать приветствие президента США Б.Клинтона его участникам.

2 апреля 1996 года — открытие мемориальной доски во Флоренции на доме, где в течение 1823 — 1833 годов жил и творил выдающийся композитор, дипломат и историк М.К.Огиньский.

С Бутросом Гали.

В целях преодоления наследия прошлого, консолидации нации в июле 1993 года был проведен I Всемирный съезд белорусов. Сопредседателями Оргкомитета по его подготовке были народный писатель Василь Быков и глава МИД нашей страны.

Таким образом, в течение четырех лет Беларусь превратилась в реально и активно действующего субъекта международного права, начав функционирование в новых исторических условиях как независимое и суверенное государство. Не Москва или Варшава, как было раньше, а именно Минск стал центром принятия и реализации важнейших внешнеполитических решений нашей страны.

Беларусь добилась широкого международно–правового признания и установила дипломатические отношения со всеми ведущими и наиболее влиятельными странами мира. К 1994 году нас признало более 130 государств. Дипломатические отношения были установлены более чем со 100 из них. За рубежом в это же время действовали 24 белорусских посольства и консульства, в которых работали около 200 белорусских дипломатов. За указанный отрезок времени Беларусь осуществила крупномасштабный прорыв на международной арене, став полноправным членом мирового и европейского сообщества, юридически оформив свое членство в СБСЕ, МВФ, МБРР, ЕБРР, Совете североатлантического сотрудничества, получила статус специально приглашенного государства в Совете Европы и наблюдателя в Центральноевропейской инициативе. Она значительно активизировала свою деятельность более чем в 60 международных межправительственных организациях и особенно в ООН.

В 1992 — 1994 годах Беларусь установила добрососедские отношения со своими соседями. С Россией, Украиной, Польшей, Литвой и Латвией были подписаны политические договоры и декларации, в том числе и договоры о государственных границах, которые закрепили принцип их нерушимости и территориальный статус–кво.

В тот период времени была создана прочная международно–правовая база. В течение 1991 — 1994 годов подписано 978 многосторонних и двусторонних договоров, конвенций, протоколов, меморандумов и других международно–правовых документов. Другими словами, за примерно 1.400 рабочих дней наш коллектив разработал, обсудил и подготовил к подписанию около 1.000 документов. Это были не просто нагрузки, а, если так можно выразиться, космические перегрузки для меня и тех нескольких десятков сотрудников, кто начинал наш совместный нелегкий путь к обретению страной реальной независимости. Чтобы достичь такого же объема принятых международных документов, МИД понадобилось в последующем более восьми лет.

За эти годы Беларусь получила, по самым скромным подсчетам, безвозмездную помощь в размере 442,6 млн евро в качестве компенсации жертвам фашизма, 10 млн гульденов в рамках помощи Нидерландов на строительство Гомельского клинического онкологического диспансера, 9 млн австрийских шиллингов на преодоление последствий чернобыльской трагедии.

Нелегкая проблема компенсаций жертвам фашизма, на что понадобилось около трех лет напряженных переговоров, помогла десяткам тысяч наших ветеранов получить пусть скромную, но такую нужную в то нелегкое время материальную помощь.

В Лондонской публичной библиотеке: знакомство с Библией Ф.Скорины. Октябрь 1993 г.

Мне посчастливилось от имени народа Беларуси представлять нашу страну на крупнейших мировых политических, экономических и экологических форумах современности, совершить официальные и рабочие поездки в 85 стран мира.

Сегодня трудно поверить, но тогда нам удалось за 1 доллар получить великолепное здание для посольства в Вашингтоне, взаимно уступив за 1 белорусский «зайчик» здание в Минске американским партнерам. Не передать словами, сколько усилий потребовалось для того, чтобы Дж.Бейкер сделал такой джентльменский шаг, по существу возродив и перенеся на Беларусь традиции союзнических отношений, сложившиеся между СССР и США в годы Второй мировой войны.

Волею судеб мне довелось в эти переломные годы выступать со многих международных трибун, включая трибуну «парламента» мира — ООН. Однако наибольшее удовлетворение доставили и навсегда остались в моей памяти выступления в Колумбийском, Пражском, Лондонском, Краковском, Падуанском и Упсальском университетах, а также в элитном Нью–Йоркском Совете по международным делам, в который входят ведущие политики и дипломаты США и мира.

Безусловно, все достигнутое — результат усилий не одного человека, а слаженного, дружно работавшего коллектива нашего ведомства. С чувством особой благодарности и теплоты хочу сегодня назвать имена тех белорусских дипломатов, которые внесли наибольший вклад в обретение нашей страной реальной независимости и суверенитета. Это С.Н.Мартынов, В.Л.Сенько, М.М.Хвостов, В.В.Макей, С.С.Огурцов, П.Г.Беляев, А.Н.Сычев, В.А.Астапенко, В.Н.Герасимович, Н.Н.Мазай, Е.Н.Купчина, О.Н.Лаптенок, В.Г.Счастный, Н.И.Дрозд, В.А.Соколовский, Л.Н.Коровайко, А.Б.Демин, В.Н.Фисенко, С.Н.Шилович, А.Н.Бубен, А.В.Васильев, П.В.Садовский, В.И.Лазерко, В.В.Ковалевская, Я.Э.Тарасевич, И.В.Бондарь, А.И.Желтовский, З.А.Маркина и многие другие.

С гордостью констатирую: из коллектива, который мне посчастливилось возглавлять, уверенно вошли в свет «большой дипломатии» и стали Чрезвычайными и Полномочными Послами Республики Беларусь в ряде зарубежных стран более 50 человек, а четверо из них впоследствии занимали пост министра иностранных дел. Свою последнюю пресс–конференцию в должности главы внешнеполитического ведомства Республики Беларусь в июле 1994 года я завершил словами: «Я сделал все что мог, кто может, пусть сделает лучше».

Петр Кравченко, министр иностранных дел Республики Беларусь (1990 — 1994), почетный председатель благотворительного фонда «Наследие Михала Клеофаса Огиньского», кандидат исторических наук.

(Продолжение цикла публикаций следует.)

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости