...И сел на колхозное поле под Тверью

МАТИАС РУСТ, немецкий летчик-любитель, обманув все радары и посты советской противовоздушной обороны, сумел на одномоторном самолете беспрепятственно приземлиться на Красной площади в Москве и вызвать настоящий шок в мире. Многие военные тогда потеряли свои посты, а некоторые оказались и в тюрьме. Однако мало кто знает, что Руст был вовсе не первым…

Англичанин Гровер, грек Маньядакис, немец Руст... Кто еще нелегально перелетал советскую границу?

МАТИАС РУСТ, немецкий летчик-любитель, обманув все радары и посты советской противовоздушной обороны, сумел на одномоторном самолете беспрепятственно приземлиться на Красной площади в Москве и вызвать настоящий шок в мире. Многие военные тогда потеряли свои посты, а некоторые оказались и в тюрьме. Однако мало кто знает, что Руст был вовсе не первым…

ПЕРВЫМ «летуном», нелегально прибывшим в СССР на самолете, был англичанин Брайан Монтегю Гровер, о котором рассказал в своих воспоминаниях бывший посол СССР в Великобритании Иван Майский. Гровер, будучи по профессии инженером, работал по контракту на нефтяных промыслах в Грозном. Там он влюбился в советскую девушку, дочь местного аптекаря, и захотел на ней жениться. Однако срок его контракта истек, и ему пришлось вернуться в Англию. Гровер пытался получить разрешение на выезд для своей возлюбленной, но в те времена граница была на замке, и его ходатайства остались без ответа. Ему самому визы для поездки в СССР к любимой тоже больше не давали. Тогда Гровер решился на отчаянный поступок. Научился управлять самолетом и в ноябре 1938 года нелегально прилетел в СССР через Стокгольм, намереваясь на месте добиваться разрешения на свадьбу, чтобы увезти предмет своей страсти в Англию.

Через границу Гровер перелетел благополучно — никаких радаров тогда не было. Однако ему не хватило топлива, и он был вынужден посадить самолет прямо на колхозном поле где-то в районе Калинина (ныне Тверь). Бдительные колхозники тут же сообщили «куда надо», пилота арестовали и увезли в Москву. Чекисты доложили высокому начальству.

То были времена повальной шпиономании, и английскому «летуну» грозили самые серьезные неприятности.

Однако Гровер искренне рассказал о своей любви. Тщательно все проверив, нарушителя границы не стали судить, как Руста, а освободили. Мало того, ему разрешили жениться на его возлюбленной и позволили увезти ее в Англию. Прибыв в Лондон, счастливые супруги посетили посла И. Майского и просили его передать их благодарность советскому правительству.

Нетрудно догадаться, что в те времена, когда ярлык «иностранного шпиона» навешивали даже на тех, кто таковым никогда не являлся, благополучное завершение инцидента с самым реальным нарушением советской границы могло быть обусловлено лишь какими-то совершенно особыми причинами. Ведь чекистов и тогдашних кремлевских вождей трудно было заподозрить в доброте и снисходительности. Но в воздухе уже пахло большой войной, и, вероятно, Сталин — а только он лично решал тогда подобные проблемы — попытался использовать эту историю для того, чтобы продемонстрировать свое благородство перед общественным мнением Великобритании. В СССР же об этом долго никто не знал, газеты о Гровере не писали.

В 1970 году на поприще нарушения советской границы отличился профессиональный пилот греческих ВВС.

Он нелегально прилетел из Греции в Севастополь и посадил на местном аэродроме американский военный самолет «Дакота» с опознавательными знаками НАТО, и по пути никто его не сбил. Это был ныне пенсионер, а тогда пилот греческой военной авиации Михалис Маньядакис, о котором у нас мало кто слышал.

Произошла эта невероятная история в самый разгар «холодной войны», когда в Греции хозяйничал диктаторский режим «черных полковников». А узнать про нее мне довелось случайно, во время работы в Греции корреспондентом ТАСС в ходе встречи на острове Крит с тогдашними членами Общества дружбы «Греция—СССР». Среди них оказался пожилой человек невысокого роста, с выправкой бывшего военного. Он неожиданно подошел ко мне и тихо сказал по-русски:

— Знаете, а я был в СССР! Прилетал к вам на американском военном самолете еще в 1970 году...

Его друзья подтвердили, что такой факт и в самом деле имел место. В те годы Маньядакис служил на военном аэродроме на острове Крит в звании капитана ВВС. Он был противником греческой профашистской хунты «черных полковников», которая жестоко преследовала демократов, сажала людей в тюрьмы и лагеря. Однако открыто выступить против диктатуры военный летчик, конечно же, не мог — сразу оказался бы в тюрьме или лагере, а потому решил покинуть страну. Разумеется, легально эмигрировать «при полковниках» было нельзя, и пилот ВВС задумал улететь на военном самолете в СССР, который тогда представлялся ему «оплотом демократии и мира во всем мире».

К своему смелому шагу Маньядакис готовился долго, изучал карты, внимательно прорабатывал маршрут. Как военный пилот, он был знаком с системой противовоздушной обороны стран НАТО.

Он вылетел ночью 8 ноября с аэродрома НАТО на острове Крит, где тогда было расположено несколько крупнейших аэродромов и военных баз США. Сначала летел над морем, а потом над территорией Турции. Шел на бреющем полете, и потому, по его словам, самолет не могли засечь радарами. Таким же способом, без помех, он добрался до Севастополя и спокойно посадил там свою «Дакоту». Никто его не сбил и даже не пытался перехватить…

«Когда я приземлился на аэродроме в СССР, — рассказал Маньядакис, — никто меня не арестовал, наоборот, встретили очень радушно. Особенно, когда узнали, что я прошу политического убежища. Я, наверное, был первым летчиком из западной страны, который обратился к русским с такой необычной просьбой. После допросов и «выяснения личности» меня отправили в Ташкент, где в те времена жило много греческих политэмигрантов из России. Дали там квартиру, помогли выучить русский язык, а потом предоставили и работу».

В Грецию Маньядакис вернулся через шесть лет, уже после падения хунты «черных полковников». А вот там-то его сразу же отправили в тюрьму, но потом все-таки выпустили. Видимо, сыграл свою роль его прежний «протест» против хунты. Назад в ВВС его, конечно, уже не взяли, да и возраст для работы в военной авиации был уже не тот.

После всех своих невероятных приключений Маньядакис работал в самом прозаическом и мирном месте — в сельскохозяйственной авиации, а потом тихо вышел на пенсию. Сейчас он живет на том же самом острове Крит, в местечке Калохорья, и на досуге рассказывает приятелям в тавернах за бутылкой «Рецины» о том, как летал в СССР. Сообщали ли о его беспримерном перелете советские газеты? Этого бывший пилот не знает, он тогда не умел читать по-русски.

Хотя вряд ли советским властям хотелось признавать, что они «проспали» чужой военный самолет. Времена «демократии», когда нарушитель Руст стал у нас «героем», еще не пришли.

Такова эта сенсационная история в версии. Однако если задуматься, многое в ней вызывает сомнения. Во-первых, как греческий капитан мог долететь на бреющем до Севастополя? Ведь любой пилот скажет, что так можно лететь только по хорошо знакомому маршруту, а грек летел в совершенно незнакомую страну. Мало того, натовский пилот летел в «стан врагов», над зенитками и ракетами нескольких стран в те времена, когда подозрительные цели сбивали, не раздумывая. Достаточно вспомнить хотя бы судьбу американца Фрэнсиса Гэри Пауэрса, сбитого на его разведывательном «У-2» советской ракетой под Свердловском. Или про южнокорейский пассажирский самолет, тоже сбитый советской ракетой.

Во-вторых, как Маньядакис мог «спокойно» посадить «Дакоту» на советском аэродроме и вообще найти его? Ведь аэродромы у нас тогда не наносили на карты. Тем более в районе Севастополя — крупной военной базы. На каком языке грек разговаривал с русскими диспетчерами и просил разрешения на посадку? Как ему могло хватить топлива, ведь в районе Крита самолетам некуда было далеко летать, рядом враждебная тогда для греков Турция? Вряд ли машины могли заправлять для дальних перелетов. Почему, наконец, Маньядакиса не сбили над советским аэродромом, ведь охрана видела, что самолет — американский и имеет чужие опознавательные знаки?

Некоторые считают, что на все эти вопросы невозможно ответить, если не предположить, что угон из Греции американского военного самолета был ничем иным, как... заранее подготовленной операцией КГБ!

Именно поэтому, наверное, так приветливо встретили нарушителя в СССР и отправили потом не в Сибирь, а в теплый Ташкент. Сам Маньядакис вряд ли расскажет теперь правду, ведь в этом случае он станет не «борцом против хунты», а банальным предателем. И в Греции, как военного летчика, его обвинят в измене родине и на многие годы упрячут в тюрьму.

ВПРОЧЕМ, как теперь считают некоторые, и в истории с Рустом до сих пор тоже не все ясно. Говорят, что его будто бы засекли сразу, но не могли сбить, потому что в результате взрыва ракеты, пущенной в низко летящий самолет, могли пострадать мирные жители на земле. Но это лишь одна из версий…

Владимир МАЛЫШЕВ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?