Заложники собственного решения

Бывших работников СПК в Червенском районе поставили перед выбором: высокая зарплата или крыша над головой Случаются в жизни ситуации, когда наличие одного блага подразумевает лишение другого. Кругом мы слышим: поезжайте в сельскую местность, получите жилье и другие гарантии счастливой жизни. При этом уровень зарплаты в сельском хозяйстве остается одним из самых низких в стране — 546 тысяч рублей в мае. Хотите пример? Александр Деркач и Геннадий Крук из деревни Рудня, а также их жены работали в местном СПК “Родник Игуменщины” с начала 90-х годов. В роскоши никогда не жили, но когда у первого трагически погибла жена и остались двое детей, а у второго родился четвертый ребенок, вопрос о зарплате встал острее. Мужчины уволились из СПК, после чего руководство кооператива собралось выселить их из служебного жилья. Корреспонденты “НГ” съездили в гости к “выселенцам”, и они рассказали свои истории.

Геннадий и Наталья Крук работали в “Роднике...” соответственно с 1989 и 1995 года. Муж — механизатором, а жена — дояркой. Снимали квартиры, пока в 2003 году СПК не предоставил им служебное жилье — новый кирпичный дом с удобствами, правда, без ремонта и отделки. Новоселы все сделали своими средствами и силами. В 2006 году из СПК ушла Наталья. Главной причиной стало то, что двоим детям по наследству от отца досталась болезнь Виллебрандта (врожденное нарушение свертываемости крови), и за ними нужен глаз да глаз. Тем временем Геннадий во время посевной получил 400 тысяч рублей.
— Как можно прокормиться на эти деньги? — волнуется Наталья. — Мы решили искать другую работу, но для начала отправились к местным юристам и направили запрос в облисполком. Везде нас уверяли: из служебного жилья никто не выселит, потому что стаж работы в СПК превышает 10 лет. Муж легко нашел работу в Смолевичах и теперь получает там раза в два больше. Но год назад из СПК пришло письмо, в котором нам предложили освободить жилое помещение, иначе мы будем выселены с помощью сотрудников МВД.
Никакие сотрудники не приходили. Зато в июне этого года пришло извещение о решении по поданному СПК иску: выселить без предоставления другого жилого помещения, да еще и судебную пошлину заплатить. Как это вяжется с действующим Жилищным кодексом, по которому выселить кого-либо практически невозможно, пусть выясняют юристы. Нам интереснее другой момент. В ходе предварительных судебных заседаний Геннадий и Наталья не раз слышали: зачем, дескать, было столько рожать, если не можете прокормить? Позволю себе прокомментировать этот чиновничий пассаж. Эти родители могут прокормить своих детей! Для чего даже работу поменяли. Они не алкоголики и еще молоды. Но их принуждают жить на более низкую зарплату, при этом пугают выселением. Напомню: белорусское государство уже давно определилось в этом вопросе, приняв демографическую программу. Но, похоже, на местах ее основных положений не помнят.
— Мы знаем, что СПК выплачивает кредит по этому жилью, но готовы выкупить его и платить проценты самостоятельно, — говорит Геннадий. — Однако правление СПК в выкупе нам отказало. Говорят, что им нужны дома, чтобы поселить туда приезжих из других районов. Это никак не изменит ситуацию, потому что многие их этих приезжих быстро уезжают по той же причине: зачем домики при такой зарплате?!
Драматична история и второго участника событий — Александра Деркача. Он с женой работал вместе в СПК, с 1991 и 1992 годов. Осенью 2002 года Наталья Деркач, а также еще три человека возвращались с работы на повозке и были сбиты автобусом из СПК. Два человека, одним из них оказалась Наталья, погибли сразу, еще одна женщина осталась инвалидом. Количество алкоголя в крови водителя было установлено на уровне 3,5 промилле. Несмотря на это после всех разбирательств он отделался лишением прав (при сегодняшнем-то внимании к пьянству за рулем! — Авт.). Местные жители до сих пор говорят об этой истории, как об “очень темной”.
Александр, оставшись с двумя несовершеннолетними детьми, не скрывает, что у него сложилось трудные личные отношения с председателем СПК, поэтому он тоже не стал десять раз думать и в 2007 году поменял работу, понятно, выиграв в деньгах.
— Теперь председатель меня корит, что пошел за большими деньгами, — говорит он. — Да многие увольняются, потому что зимой тут вообще копейки платят!
После предварительных обсуждений СПК несколько изменил суть иска и предложил выселить обе семьи с предоставлением им жилых помещений. Судя по всему, речь идет о бывшем детском садике, а потом бывшей колхозной столовой (на фото).
Контроль за использованием служебного жилья в стране в последнее время действительно усилился. Но, как вы считаете, тот ли это случай, когда местная власть должна закручивать гайки?

“За все надо платить”

Конечно, мы не упустили возможности пообщаться и с представителем другой стороны — председателем СПК Станиславом Ошмянчуком. Встретил он нас не то чтобы настороженно, но настроение у председателя оказалось, что называется, боевым. По крайней мере, вопросов он задал не намного меньше, чем получил.
— Ну и что они вам написали?
— Что много лет проработали, а теперь их выгоняют на улицу...
— Что значит выгоняют? Жилье — это собственность СПК. Хозяйство подало иск в суд на выселение людей, которые у нас больше не работают. Потому что есть условия договора найма, которые они нарушили сознательно. При этом мы им неоднократно предлагали решить проблему на добровольных началах и были согласны пойти на мировую.
— На каких условиях?
— Откуда мне знать, на каких они захотят? Деркачу мы предлагали вернуться в хозяйство. Но он отказывается...
— Деркач и Крук были ценными работниками?
— Все люди ценные. Но при чем тут это? Для нас сегодня ценно жилье. Каждый день звонят люди из других регионов, хотят приехать сюда работать. В СПК работают люди даже из Украины. Поэтому правление решило, что обе семьи неправомерно пользуются нашими домами.
— Какую зарплату можно получить в хозяйстве? Говорят, что по 400—500 тысяч.
— Нормальная зарплата. 400—500 тысяч для сельского хозяйства — мало?
— Для семьи с четырьмя детьми и для отца-одиночки с двумя... Не очень много.
— Любая семья может сказать, что этого недостаточно. Вы знаете, что сегодня производство говядины убыточное? Так или нет? Раз нет прибыли, значит, есть убытки.
— СПК переживает не лучшие времена?
— Не только мы. Тем не менее зарплату платим вовремя. Я думаю, что в газету эти люди обратились для того, чтобы оказать на нас давление и скомпрометировать.
— Вы согласны, что люди поставлены перед выбором: или живите под крышей или экономьте на еде, одежде и всем остальном?
— Они нашли лучшую работу? Так пускай им там и дают жилье. Послушайте, сегодня за эти служебные дома и квартиры мы ежемесячно платим проценты. Каждый раз получается более 20 миллионов рублей.
— Можно ли было дать людям, которые попали в сложную ситуацию и которые суммарно отработали в СПК более полувека, возможность выкупить жилье и самим погасить остатки по кредиту?
— Такое было возможно. Но с 1 января приватизация служебного жилья запрещена. Они не успели. Да и причем тут стаж? Деркач нарушил пункт договора: необходимо 10 лет отработать после того, как было выделено жилье. Он мог пару лет и доработать, но пошел на конфликт. На мой взгляд, сегодня в стране хватает свободного жилья. И за все надо платить. Остальное ведет к анархии.

Вместо эпилога

В минувшую среду районный суд отказал в иске СПК к Александру Деркачу. Но формулировка была не очень обнадеживающей: СПК не может переселить семью в дом, который и жилым-то не числится. Суд по делу семьи Крук так и вовсе перенесли. Однако председатель СПК  Станислав Ошмянчук заявил, что не будет сдаваться и освободит дома от нынешних жителей. “НГ” обещает следить за ходом событий.

 a.vladyko@ng.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости