Народная газета

За стильными обновками к филипповне

Швейная мастерская в деревне? Это реально

Нынче модно иметь свое дело. Кто-то фотографирует, кто-то печет торты на заказ, кто-то делает бижутерию... Вот и Людмила Стручко решила податься в бизнесмены. Но ее случай довольно необычный. 


Во-первых, сделала она это, будучи пенсионеркой. Во-вторых, переехала для ведения бизнеса из города в деревню на родную Островетчину. А в-третьих, выбрала такое направление, которое не только доставляет ей удовольствие, но и делает жизнь сельчан краше.

Найти мастерскую Людмилы Филипповны оказалось несложно. В деревне Трокели, что между Сморгонью и Островцом Гродненской области, одна улица. В конце ее и находится двор с вывеской “Ремонт одежды”. Но, если бы я и заплутала, местные жители вмиг подсказали бы дорогу. Их тут всего 78, а потому каждый друг друга хорошо знает. Завидев в деревне незнакомый автомобиль, сразу смекают: наверняка к Филипповне. За полтора месяца работы швейной мастерской они привыкли к визитам новых людей. А вот и сама Филипповна. Услышав звук глохнущего мотора автомобиля, выходит навстречу мне из светлого кирпичного домика, превратившегося из нежилого здания в ее нынешнее рабочее место. Рядом дом старшей сестры Филимины, которая поддержала инициативу Людмилы и предложила реализовать проект в ее деревне.

— Я более тридцати лет проработала в сельских Советах Сморгонского района. Привыкла к общению. И примерно три года назад, когда мне исполнилось 54, впервые задумалась, что буду делать на пенсии: коммуникабельная, открытая, я не смогла бы сидеть без дела, — вспоминает Людмила Филипповна, пригласив меня в свою уютную мастерскую. — Обдумывала разные варианты, чем могла бы заниматься полезным как для себя, так и для других. Подключила к размышлениям сестру. Она, как и я, вдова. После того как дети выросли, мы практические остались одни. Были идеи брать у населения ягоды и грибы на переработку или глубокую заморозку, выращивать лекарственные травы. Но первый вариант требовал больших вложений, а второй — найма дополнительных работников. Постепенно пришли к шитью. Это умение у нас в крови. Папа при Польше учился на портного, в советское время шил модные кожухи и куртки из телячьих мехов. Мама была швеей-самоучкой, но обшивала всех своих четверых детей с ног до головы. А я плюс ко всему в свое время училась на швею.

Людмила родом из небольшой деревни Завидиненты Островецкого района. В 1980 году окончила с красным дипломом Минское техническое училище и осталась после выпуска в столице. Семь лет проработала на фабрике “Комсомолка” (сейчас “Милавица”) — сначала швеей-мотористкой, потом мастером бригады, бригадиром цеха. Но судьба распорядилась так, что нужно было покинуть Минск и забыть про швейное дело. Людмила вышла замуж, жила в Сморгони, работала в сельских Советах района. И вот спустя много лет вернулась к тому, с чего начинала: снова Островетчина и снова шитье.

— В то время, когда я обдумывала жизнь на пенсии, подвернулась Школа сельского бизнеса в Комарово. Лучшие бизнес-проекты должны были получить финансовую поддержку от проекта Европейского союза. Решила попробовать, чтобы хотя бы понять, получится у меня или нет вести бизнес, — вспоминает мастер. — И уже во время обучения пришла к выводу, что смогу и буду открывать свое дело, даже если не стану призером. Понимаете, для меня никогда не было проблемой шить. Я умею и люблю это дело. Но вот как составить бизнес-план, рассчитать себестоимость работ, вести бухгалтерию — все это было для меня темным лесом. Благодаря талантливым тренерам в школе я всему этому научилась. Поэтому было не страшно открывать свой бизнес. Уверенности придал Декрет № 7, обсуждение которого велось как раз во время моего обучения. Помню, как обрадовалась, узнав о нем: это ведь прямо под меня!

Людмила Филипповна признается, что рассматривала вариант открытия швейной мастерской в Сморгони, где жила. Но в городе подобные услуги уже оказывали. К тому же на то время ей пришлось бы или арендовать в Сморгони отдельное помещение для мастерской, или переводить свою квартиру в нежилое помещение.

— Вот тогда сестра и предложила открыть мастерскую по ремонту одежды в Трокелях, где у нее пустовало одно из зданий, — рассказывает Стручко. — Связалась с сельсоветом, поговорила с местными жителями, проанализировала население близлежащих деревень и поняла, что здесь я точно буду востребованным мастером. С ремонтом одежды на селе беда. Для местных жителей проблема даже вшить молнию — приходится ехать в город. Или просто складировать вещи, которые после небольшой переделки можно было бы еще носить и носить. Я так загорелась этой идеей! Именно этого я и хотела — заниматься любимым делом и приносить людям пользу.

Идею Людмилы Стручко оценили и в Школе сельского бизнеса. Начинающей предпринимательнице выделили финансовую поддержку — около 3700 евро на закупку современных швейных машин, столов, гладильного оборудования, швейных аксессуаров. Мастерская Людмилы Филипповны просто сияет от нового оборудования — не каждый мастер в городе может похвастаться такими помощниками, как вышивальная машина, оверлок или промышленная прямострочная машина, которой по зубам даже самые грубые ткани.

— Современный мир столько всего придумал, так облегчил работу мастера хорошим и умным оборудованием. Но и на нем надо уметь работать, — говорит Людмила Филипповна. — Просто с улицы не придешь и не сядешь за машинку. Меня очень выручают знания, полученные в техническом училище и технологическом техникуме. Помню, был предмет “Оборудование швейного производства”, где мы разбирали швейную машинку. И тогда мы, молодые девчонки, думали: зачем нам это надо? А как пригодилось сейчас! Недавно произошел сбой в моей промышленной машине, а мастера рядом нет. Что делать? Набираю номер поставщика, с которым у нас сложились очень хорошие отношения, ставлю громкую связь. Он говорит, что подкручивать, я делаю, и за полтора часа мы наладили систему!

Мастерская в Трокелях работает с конца марта. Но уже можно говорить о кое-каких успехах. Расходы есть. Приходится оплачивать и электроэнергию, и проценты на содержание счета в банке, и единый налог. Но первые три месяца действуют сниженные ставки, к тому же Людмила Филипповна как пенсионер освобождена от взноса в фонд соцзащиты. Так что теми заказами, которые сейчас есть у мастера, все это покрывается. А ведь с каждым днем клиентов становится все больше.

— Признаться, поначалу было страшно, что ничего не получится, — говорит швея. — Первую неделю никто, кроме соседей, не приходил. Но потом дала объявление в районку — “Астравецкую праўду”, выехала на прием в соседний агрогородок Дайлидки плюс сарафанное радио сработало. И теперь ко мне обращаются клиенты не только из ближайших деревень, но даже из Островца и Сморгони. Работы достаточно. Сами видите.

Заказывают не только мелкий ремонт по замене молний или укорачиванию одежды. Есть у мастера и более сложные заказы. Людмила Филипповна демонстрирует сарафан, расточенный гармоничными черными вставками, рубашку, на которой скрыла оригинальной вышивкой въевшееся пятно, темную юбку, освеженную яркими цветами.

— Есть заказ на переделку джинсов для пополневшей женщины — собираюсь спрятать рассточку под интересной вышивкой. Сезон закончился, приносят верхнюю одежду. Длинные пальто переделывают в куртки. Модные когда-то пиджаки на петлях просят сделать на молниях, — поясняет Стручко.

Людмила Филипповна надеется, что со временем клиентов станет еще больше. Подкупают не только умеренные цены, качество работы, возможность выполнения срочных заказов день в день, но и творческий подход мастера. Она может из двух вещей сделать одну, мужскую одежду превратить в женскую, нанести на предметы гардероба модный нынче орнамент и так далее.

— Я не просто ремонтирую одежду — вдыхаю в нее новую жизнь, — говорит мастер. — Ведь деревенские жители не могут себе позволить постоянно покупать обновки. А стильно выглядеть хотят везде. Вот я и даю им эту возможность. Видеть радость человека, когда он примеряет готовое изделие, и знать, что только у меня он мог это сделать, — это полный восторг!

mila@sb.by


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости