Минск
+3 oC
USD: 2.58
EUR: 2.84

Встретить консула за границей хорошая примета

В прошлом году на приеме в консульских службах белорусских загранучреждений побывали около 300 тысяч граждан
В прошлом году на приеме в консульских службах белорусских загранучреждений побывали около 300 тысяч граждан

Представьте себе: вас наконец заметили и, как знак высокого доверия, откомандировали на международную конференцию... Куда — выбирайте сами, а как по мне, так за моря и океаны в далекое Майами. Мечтать так мечтать! Вас встречает грандиозный в своем величии аэропорт во Франкфурте–на–Майне. Ожидание решающего перелета, приятный холодок легкого, как на Майами–бич, вечернего бриза, волнения. Объявляется посадка, проверка паспортов. Да где же он, лежал же здесь?! Как чувствовали, что вам эта поездка боком вылезет!

Тут–то и заканчиваются сладкие мечты и начинается суровая проза жизни. Остается вписать лишь фамилию, и простодушный вымысел станет былью, поскольку приключиться такая история может с каждым. И как быть? В незнакомой стране, одному, без документов?!

Ответ прост — искать встречи с консулом. Во всяком случае, именно на таком поведении настаивают мои собеседники — начальник отдела анализа и планирования консульского управления МИДа Александр Островский и руководитель консульско–правового отдела консульского управления МИДа Анатолий Желтовский. Они мне рассказали массу поучительных случаев о том, как приходилось выпутывать наших граждан из неприятных историй. Так что запомните: адрес и телефоны нашего посольства и консульства являются предметом первейшей необходимости в стране, в которую вы намереваетесь отправиться в отпуск или по делам. А на дорожку почитайте это интервью — пригодится...

Право одного звонка лучше потратить на посольство

— Вправе ли мы рассчитывать на помощь консула во всех, как говорится, случаях жизни за рубежом?

А.Островский: Сразу скажу, значения не имеет, арестован наш гражданин или находится за границей в качестве нелегала, консульская служба видит в нем прежде всего гражданина Беларуси, который нуждается в помощи. В соответствии с международной практикой власти страны пребывания обязаны уведомить наше представительство об инциденте с участием или по вине нашего гражданина и сообщить, как к нему получить доступ. Правда, во многих государствах есть закон о конфиденциальности информации. Исходя из него, если наш гражданин не заявит, что хочет связаться со своим посольством, сделать звоночек могут и не предложить...

— Насколько наши граждане законопослушны, оказавшись за рубежом?

А.Островский: В местах лишения свободы, по данным на 1 января 2005 года, находились 1.228 человек. Это относительно небольшая цифра. Я не знаю ни одного примера, чтобы в наши посольства приходила информация от местных властей о том, что белорусы представляют угрозу или входят в наиболее криминогенные формирования. Львиная доля людей, сидящих в местах лишения свободы, отбывают наказание вовсе не за тяжкие преступления. В большинстве своем речь идет о дорожно–транспортных происшествиях, нарушениях правил пребывания. Приведу такой пример: в наше посольство в Чехии из местной полиции поступило уведомление о задержании на польско–чешском пограничном переходе гражданина Беларуси, следовавшего в Прагу на рождественские праздники. При этом в сообщении не были указаны ни причины взятия под стражу, ни место содержания нашего гражданина. Хотя в таких случаях предусмотрено не только уведомление посольства, но и организация контакта по телефону с задержанным. Задача же консула состоит в том, чтобы как можно быстрее выяснить не только обстоятельства и существо дела, но и условия содержания, обращения, питания нашего гражданина, его физическое состояние, возможность предоставления услуг переводчика. В случае необходимости — поставить эти вопросы перед местными компетентными органами. Через запросы в полицию, МИД Чехии нашему посольству удалось выяснить, что белорус подозревается в грабеже. Консульские сотрудники не могут вмешиваться в ход следственных действий или судебного разбирательства, но вправе постараться предоставить юридическую помощь, в частности порекомендовать адвокатские конторы. В нашем случае взаимопонимания с назначенным судом для белоруса адвокатом не было. Чувствовалось, что защитник не заинтересован в положительном исходе. А суть дела была в том, что в центре Праги на двух граждан Молдовы кто–то из русскоговорящих напал и забрал 1,3 тысячи долларов. Один из пострадавших опознал по фотографии в нападавшем нашего гражданина. На этом основании он был объявлен в розыск и задержан как преступник. Уже во время судебного разбирательства по просьбе назначенного при участии посольства нового адвоката к делу были приобщены фотографии, переданные отцом обвиняемого в качестве доказательства невиновности. Суд принял во внимание аргументы защиты о том, что опознание пострадавшим по некачественным полицейским фотографиям нападавших на него около двух лет назад лиц не может являться прямым доказательством вины. Прокурор требовал 5 лет тюрьмы, но все–таки наш гражданин был освобожден, причем прямо из зала суда, и в тот же день при содействии посольства автобусом отправлен в Беларусь.

А.Желтовский: Можно привести много примеров, когда консульские сотрудники, не вторгаясь в сам ход следствия, активизируют проведение следственных действий. Встречаются с адвокатами, разрабатывают план защиты, беседуют с судьями — не для того, чтобы оказать давление, а с целью довести позицию белорусской стороны. Помимо посещений задержанного, консульский сотрудник имеет право участвовать в судебном заседании как законный представитель нашего гражданина. В некоторых случаях ему даже предоставляется в суде слово.

— Можно ли выделить наиболее характерную проблему, с которой наши граждане сталкиваются за рубежом?

А.Островский: Прежде всего, конечно же, утрата денег, документов и билетов. В прошлом году наши загранучреждения выдали более 3 тысяч свидетельств на возвращение в Беларусь — документов, которые заменяют утерянный паспорт. К сожалению, ресурсы загранучреждений по оказанию непосредственной материальной помощи ограничены. Гражданам, отправляющимся за рубеж, желательно застраховаться, тогда в случае неприятностей все расходы по возращению в Беларусь возьмет на себя страховая компания.

Шел, поскользнулся, упал и не очнулся

А.Желтовский: Скажу больше, у нас есть договоренность со многими посольствами иностранных государств, аккредитованных в Беларуси, о том, чтобы они не выдавали визы без предъявления гражданином страхового полиса от несчастных случаев. В конечном итоге эта мера действует в интересах самих граждан, отправляющихся за рубеж, и их родственников, если, не дай Бог, с их близким что–нибудь произойдет. Как это было, когда нашу гражданку задержали на юге Китая, практически на границе с Мьянмой с просроченной китайской визой на руках. Пока разбирались, женщине стало плохо, ее госпитализировали, но спасти так и не смогли. В желудке она провозила пакетики с героином, один из них растворился. Доставка гроба с телом покойной в Беларусь стоила бы более 10 тысяч долларов. Но для этого сначала нужно перевезти тело в Пекин — а это 4,5 тысячи километров, что в тех условиях было практически невозможно сделать. По согласованию с родственниками было принято решение о кремации. Но даже эта процедура обошлась в сумму более 3 тысяч долларов. Была найдена возможность оплаты этих расходов, поскольку семья погибшей была из малообеспеченных.

В другом случае, когда в аварии в Норвегии погиб белорус, на помощь пришла «Белавиа». Тела доставляются в специальных оцинкованных гробах, в которые вкладывается обычный гроб. Это стоит огромных денег — в данном случае 8 тысяч евро, при том, что не каждый самолет способен принять на борт такой груз. «Белавиа» отправила нужный самолет, и тело покойного было доставлено в Беларусь. Аналогичный трагический эпизод имел место в Ирландии, где тоже в аварии погибли сразу трое наших граждан. Как и в предыдущих двух случаях, страховка была уже недействительна...

А.Островский: В моей консульской практике был вовсе нелепый случай. Молодой 19–летний белорус был принят в университет штата Юта за выдающиеся способности в области математики. Перспектива была блестящая. Как–то вечером он пошел прогуляться в горы. Поскользнулся, упал и прямо затылком о камень. Его тело нашли лишь на третий день. Мать приняла решение, чтобы ее сын был захоронен в Соединенных Штатах. Нашлась белорусская компания, которая оплатила матери погибшего перелет. В США о ней позаботился консул. Женщина совершенно не знала языка и, конечно, нуждалась в поддержке. Другой юноша отправился в Соединенные Штаты по студенческому обмену, где попал в страшную аварию, в результате которой его машина взорвалась. Личность погибшего определялась по схеме зубов...

— Как быть нашим гражданам в странах, где нет белорусского представительства?

А.Островский: У нас есть договоренность с российской стороной, подтверждаемая каждый год и действующая очень эффективно. В тех государствах, где нет наших дипломатов, нашим гражданам помощь оказывают российские. К примеру, белоруска нарушила правила пребывания в Таиланде. Мы откомандировали туда нашего консула во Вьетнаме. Но специфика была такова, что тайские власти имели дело лишь с аккредитованным там посольством России. Россияне помогли благополучно вернуть девушку в Беларусь.

А.Желтовский: Самый свежий пример — Танзания, где погибли сразу шесть белорусских летчиков. Один из двух россиян, которые также погибли в этой авиакатастрофе, постоянно вместе с семьей проживал в Беларуси, в Минске. В Танзании нет белорусского представительства. Туда по нашей просьбе прибыл российский консул в Танзании, который и провел все необходимые, очень непростые в условиях африканской специфики, процедуры и уладил все формальности. 4 апреля останки летчиков были доставлены в Минск и захоронены.

А.Островский: Хочу подчеркнуть, все российские загранучреждения имеют четкое указание департамента консульской службы МИДа России оказывать помощь гражданам Беларуси. При том, что своих проблем у них более чем достаточно.

Опасный секс в большом городе

— Тема торговли людьми и сексуального рабства. Часто приходится слышать о том, что люди попали в сексуальное рабство, но редко о том, что их спасли.

А.Желтовский: За последние несколько лет мы вытащили живыми из сексуального рабства 19 наших соотечественниц. Две наши гражданки в Турции, попав в сексуальное рабство, увы, покончили жизнь самоубийством. Проблема тесно увязывается с предотвращением торговли людьми, определенным декретом Президента. В настоящее время, в частности, идет подготовка специальных документов, которые определят порядок вывоза детей за границу, механизм деятельности модельных и брачных агентств, бюро по трудоустройству. В перспективе появится банк данных о гражданах, которые отправляются за границу на работу и учебу. Будет ужесточен порядок усыновления детей. На данном этапе наши консулы регулярно навещают за границей усыновленных белорусских детей, сообщая в Минск о том, как дети устроены, хорошо ли чувствуют себя. Отчеты сопровождаются фотографиями детей, их новых семей, условий проживания. Все это делается не случайно. Ведь иногда люди просто пропадают...

Я приведу один из характерных примеров: в наше посольство в Швейцарии обратились пенсионеры, которые не могли разыскать своего внука. Он уехал работать за границу. Через какое–то время от него перестали поступать всякие известия. В молчании прошли четыре месяца, и дедушка с бабушкой забили тревогу. Обращались в самые разные инстанции, даже написали в программу «Жди меня». Последним установленным местом пребывания внука была Лозанна. И наше посольство в Швейцарии его нашло и, к большой радости стариков, вернуло внука домой.

Серьезно о курьезах...

— Есть ли в серьезной консульской практике место курьезу?

А.Островский: Конечно. Любые просьбы, даже самого неожиданного характера, должны находить понимание и ответ, однако к некоторым без улыбки относиться нельзя. Как в случаях, когда просят помирить с мужем–иностранцем. Такое тоже бывает. Я сам сталкивался с подобным, когда работал в США. Представьте, звонок. Снимаю трубку, на другом конце молодой женский голос спрашивает, как нотариально удостоверить документ. Объяснить — не проблема, конечно. Но для начала предлагаю собеседнице в двух словах рассказать, в каком качестве она находится в США. Оказывается, девушка вышла замуж за американца. Я говорю ей, что не проще ли с такой просьбой обратиться к мужу. Он же американец, наверняка есть знакомые адвокаты, нотариусы. Она говорит: «Не могу ему объяснить... я английского языка не знаю». Я, разумеется, спрашиваю, а как же, собственно, общение в таком случае происходит? «Знаете ли, язык любви интернационален», — ответила она...

А.Желтовский: Дело в том, что консул не занимается исключительно экстремальными ситуациями. Он еще совершает и массу приятных процедур: регистрирует браки, рождение детей. В прошлом году наши консулы четыре раза выступали в роли сотрудника загса, регистрируя заключение брака, оформили документы 32 новорожденным. Разводами консулы не занимаются — это прерогатива суда. Но консулы участвуют в решении вопросов наследования имущества, получения пенсий. Порой приходится активно вмешиваться в вопросы получения пособий за ущерб здоровью, нанесенный во время работы наших граждан на шахтах в России и Казахстане. Кстати говоря, летчики, погибшие в Танзании, были застрахованы. Сейчас мы следим за тем, чтобы эти деньги были выплачены семьям погибших.

А.Островский: 12 сентября 2001 года я должен был возвращаться из Нью–Йорка в Беларусь после окончания загранкомандировки. А 11–го — теракты, крушение башен–близнецов... Словом, вылетел лишь через неделю. А среди погибших в Нью–Йорке оказалась гражданка Беларуси, которая постоянно проживала в США. Впоследствии ее родственники получили значительную сумму компенсации — необходимую помощь в контактах со страховой компанией оказало наше генеральное консульство в Нью–Йорке.

— А есть у консулов какие–то свои приметы, то, что называется «между нами, консулами»?

А.Островский: Совершенно точно, есть хороший тост: за мир, дружбу и консульскую службу!
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...