650 месторождений пресных и минеральных вод: что нам сегодня мешает зарабатывать на этом стратегическом ресурсе

Вод новый поворот

Наступило долгожданное лето: градусы температуры вот-вот поползут вверх. А мы, спасаясь от жары, начнем массово покупать прохладную живительную водичку. Питьевую, минеральную — кому какая больше нравится. В Беларуси около 650 месторождений вод. Однако из этих больших запасов мы используем менее шестой части. Почему так происходит и что мешает эффективнее пользоваться природным богатством, узнавала корреспондент «Р».


Спрос и предложение

По некоторым оценкам, спрос на мировых рынках на питьевые и минеральные воды каждые 5–7 лет удваивается. Далеко не все страны, даже самые развитые, имеют доступ к столь ценному ресурсу. Среднестатистический европеец, в зависимости от страны проживания и, конечно же, климата, потребляет от 100 до 300 литров бутилированной воды в год. Немало. По оценкам Beverage Marketing Corporation, ежегодно в мире продается более 460 миллиардов литров воды в бутылках. Среди покупателей лидирует Китай, который потребляет около 80 миллиардов, затем США с 45 миллиардами. Далее следуют страны, где с питьевой водой всегда были проблемы, — Мексика, Индонезия, Бразилия и другие. И только потом страны Европы, где ситуация с водой намного лучше.

О полезных качествах минералки в ЗАО «МЗБН» знают не понаслышке.

В нашей стране ни с питьевой, ни с минеральной водой проблем нет. По информации Минприроды, в Беларуси известно около 400 месторождений пресных и почти 250 — минеральных вод. И это всего лишь 15 процентов от всех потенциальных запасов. Более того, говорит научный сотрудник Института природопользования Национальной академии наук Василий Пашкевич, минеральными водами богаты практически все регионы Беларуси. Исключение составляют лишь несколько районов Гродненской и Брестской областей и некоторые участки юго-западной части Минщины:


— На этой территории все водоносные горизонты содержат исключительно пресные воды, а глубже залегает безводная толща монолитных пород кристаллического фундамента, таких как граниты, диориты, гнейсы, где подземные воды, в том числе минеральные, могут встречаться лишь в разломных зонах.

Выгодно — сомнений нет

В том, что продавать бутилированную воду выгодно, сомнений нет. Конечно, вода воде рознь, в том числе в ценовом выражении. Есть известные марки, тонна которых — по цене нефти, а то и выше. По оценке экспертов, мировые продажи этого года превысят 280 миллиардов долларов. Много это или мало, судите сами. Только в Германии выпускается более 800 наименований воды. Пива, правда, около 6000, но все же… На белорусском рынке работают около четырех десятков производителей безалкогольных напитков, которые, по данным Белстата, только за январь—апрель этого года произвели более 2 миллионов декалитров продукции. Понятно, что годовая цифра будет выше в разы, но есть, по данным статистики, еще один любопытный факт: с 2005 по 2019 год производство безалкогольных напитков в стране не выросло, а, напротив, упало почти вдвое. Если сравнивать 2018 и 2019 годы, согласно данным этого источника, цифры продаж минеральных вод в нашей стране растут, но очень медленно. Плюс за год составил лишь около 8 процентов.

При этом около 15 процентов рынка занимает импортная продукция. Казалось бы, немного. Но наши производители констатируют: на рынке минеральных и питьевых вод работать становится все сложнее из-за жесткой конкуренции. На белорусский рынок пришли крупные российские игроки, говорит заместитель директора по маркетингу ЗАО «МЗБН» Елена Желтенко:

— Международные корпорации жестко делят между собой рынок минеральных и питьевых вод, вкладывая огромные маркетинговые бюджеты как в рекламные кампании, так и в расширение представленности в торговых точках. Конкуренты обладают несопоставимо большими рекламными возможностями и готовы инвестировать как в рекламную поддержку своих товаров, так и в трейд-маркетинг, т.е. продвижение товара непосредственно в торговых точках.



Выйти на международные рынки, в том числе российский, еще сложнее. Мы проигрываем местной продукции из-за стоимости логистических затрат, необходимости масштабных вложений в маркетинг и еще более высокой конкуренции.

Так, может, производить то, чего нет у соседей? И такое возможно, твердят в один голос ученые и экологи, ведь потенциал и разнообразие наших вод достаточно велики. Хлоридные натриевые, бромные и йодо-бромные, радоновые, высокоорганические — это только те, которые на сегодня разведаны и используются. Василий Пашкевич говорит о перспективе обнаружения и других типов нашего прозрачного богатства: железистых, сероводородных, гидрокарбонатных натриевых (содовых), кремнистых, борных вод:

— Сейчас в Беларуси используется порядка 4 типов минеральных вод, а ведь их гораздо больше! Почему именно эти? Для бутилирования берутся лишь самые распространенные. В основном это воды хлоридно-натриевого или сульфатно-кальциевого состава. Они минеральными считаются главным образом в силу своего повышенного солесодержания, но не обладают какими-то особыми компонентами. Например, не содержат в своем составе брома, йода, железа, кремния, имеющих большое бальнеологическое значение.

На белорусском рынке работает около 40 производителей минеральных вод.

Минералка минералке рознь

Мы привыкли считать лечебными воды с минерализацией более 1 грамма в литре. В общем-то, это не случайно. Еще со времен СССР, а теперь и в соответствии с СТБ 880–17 минеральными лечебно-столовыми считаются воды с минерализацией от 1 до 10 граммов на литр либо содержащие особо ценные бальнеологические компоненты. Но во всем мире, говорит ученый, к этой категории относятся и подземные воды с уровнем минерализации до 1,0 грамма на литр.

— Белорусские радоновые воды имеют минерализацию 0,3–0,4 грамма. Они есть на Гродненщине, в санатории «Радон» применяются для приготовления лечебных ванн. Бромные минеральные воды используются при оздоровлении в санаториях «Летцы» в Витебской и «Приднепровский» в Гомельской областях. В санатории «Сосны» в районе Мозыря есть воды с повышенным содержанием гуминовых веществ, которые придают ей светло-коричневый цвет.

Выйти на международные рынки, в том числе российский, очень непросто, говорят отечественные производители.

Но это только то, что используется. Василий Пашкевич говорит, что с учетом разнообразия геологических условий нашей страны потенциал минеральных вод намного шире. Например, в районе Микашевичей имеются проявления железистых вод с относительно малой минерализацией (2–5 граммов на литр) и содержанием железа до 88 миллиграммов на литр (типа Чапаевских источников в России), а на территории Полесья — гидрокарбонатные магниево-кальциевые воды с содержанием железа до 12–16 миллиграммов на литр (типа «Полюстровских»). Их, говорят эксперты, можно применять при лечении железодефицитных анемий. Из числа высокоминерализованных есть на территории страны сероводородные хлоридные натриевые воды (рассолы), которые обнаружены в районе Ельска в ходе нефтепоисковых работ. Здесь содержание сероводорода достигает 200–300 миллиграммов на литр. Эти рассолы сопоставимы с водами «Мацесты» и «Талги».

— Есть у нас признаки наличия собственного «Боржоми» — содовых гидрокарбонатных натриевых вод, которые были обнаружены при проведении геологоразведочных работ на давсонит в Мозырском районе. Признаки наличия вод с высоким содержанием веществ битумного характера (типа «Нафтуси») были установлены в Речицком районе.

Большой потенциал наших территорий касается не только воды. Например, ученые уверены, что в районе деревни Видзы-Ловчинские Браславского района они нашли не только проявления сероводородных вод малой минерализации, ценных при лечении кожных заболеваний и опорно-двигательного аппарата, но и запасы (около 300 тысяч метров кубических) гидросульфидных лечебных грязей. По заключению Российского научного центра восстановительной медицины и курортологии, где изучались образцы, было отмечено, что они относятся к категории «редко встречаемых в природе разновидностей сульфидных слабоминерализованных сапропелей озерно-ключевого генезиса». Их аналогом может служить месторождение Габозеро, где находится курорт «Марциальные воды» в Карелии.

А на территории Полесья есть ультрапресные воды, минерализация которых примерно втрое ниже обычных питьевых. Каждый день их пить не рекомендуют, но тем не менее, во всем мире аналоги таких вод бутилируются и выходят на рынки — немецкий, итальянский, французский, финский. А на основе бельгийской ультрапресной воды «СПА» изготавливаются детские диетические смеси. Более того, таких месторождений нет ни в Украине, ни в России, ни в Польше. Так что потенциальный рынок таких белорусских вод достаточно велик.

Среднестатистический европеец в зависимости от страны проживания и, конечно же, климата, потребляет от 100 до 300 литров бутилированной воды в год.

От перспектив до проектов

Но от перспектив до реальных проектов — много шагов. К слову, на сайте Национального агентства инвестиций и приватизации в разделе «Дорожная карта инвестора» имеется как минимум несколько проектов 2019–2020 годов, касающихся минеральных вод. В обоих случаях и данные по запасам, и по мощностям, и даже по имеющейся инфраструктуре здесь указаны. Такие предложения инвесторы наверняка рассмотрят.

Но бывает и иначе, говорит Василий Пашкевич. Например, есть у территории и потенциал, и уникальные воды, но месторождение находится в пограничной зоне. Значит, без сложностей не обойдется. А зачем они инвестору? Или все хорошо, а логистика хромает: нет поблизости ни железной дороги, ни в принципе хорошей трассы для вывоза продукции.

Есть и другая проблема: подготовка месторождения. Проявления есть — это хорошо, запасы не изучены. Кто займется геологоразведкой? Да и кто даст гарантию, что в скважине достаточно запасов? А полной картины запасов минеральных вод в стране, отмечает Василий Пашкевич, нет: такие геологоразведочные работы последние два десятилетия практически не ведутся.


В Минприроды прокомментировали: в стране разрабатывается более 120 участков водозаборов. Еще около ста — на консервации. По словам начальника управления по геологии Минприроды Олега Моха, последние ждут своего часа, поскольку на сегодня в силу обстоятельств не востребованы. Поэтому цель поиска и разведки запасов минеральных вод не стоит:

— Ставим задачу использовать имеющиеся месторождения. Геологоразведку ведем под заказ, по заявительному принципу. Если, например, потребитель обратился. К слову, сегодня больший интерес проявляется не к минеральным, а к питьевым водам. При этом предприятий, которые занимаются производством бутилированной воды, больше не стало.

Не стало больше и санаториев, имеющих на балансе собственные водозаборы и использующие добытую здесь воду в процессе лечения. Таких — 85. В теории есть места для появления новых здравниц. Например, на источниках железистых вод, которые невозможно хранить: через короткий промежуток времени этот ценный элемент выпадает в осадок. Но, убежден Василий Пашкевич, сегодня санаториям важнее сохранить и реконструировать то, что есть:

— Недавно институт предложил включить в Госпрограмму на будущий год работы по оценке ресурсов ультрапресных подземных вод Беларуси. Тогда мы сможем активнее привлекать к этому направлению спонсоров.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК , Алексей ВЯЗМИТИНОВ